24.03.2017: ТИТУЛЬНЫЕ НАЦИИ В ПОСТЫДНОМ МЕНЬШИНСТВЕ
Большевистский «интернационализм» живет и процветает

   
    Посмотрим еще раз на демографическую карту Российской Федерации, где живут около двухсот народов. Большинство из них коренные народы и народности, для которых Россия – основное или даже единственное место обитания. Я глубоко убежден, что такое национальное разнообразие России способствует сохранению ее жизнеспособности и самоутверждению. Но только заведомые враги России могут поддерживать это разнообразие путем ущемления прав ее этнического большинства – русского народа. Рано или поздно это неминуемо приведет к обострению национальной вражды, что мы уже, к сожалению, наблюдали после развала СССР. События в Кондапоге, взрыв ярого национализма на Манежной площади в декабре 2010 г., народный сход в Западном Бирюлево в Москве в октябре 2013 г. раз за разом повергали власти РФ в полную растерянность. Там, увы, до сих пор не поняли, что семена этой вражды были намеренно посеяны большевиками-интернационалистами, открыто угнетавшими и уничтожавшими русский народ после октябрьского переворота 1917 г., и проросли теперь пышным цветом. Но выкорчевывая коммунистическое наследие, Ельцин и его подельники, как это ни парадоксально, оставили в неприкосновенности практически все унаследованное от СССР национально-административное деление РСФСР и практику большевистского «интернационализма».
   Как это выглядит сегодня? По данным Всероссийской переписи 2010 г., коренные народы России составляют 93% населения, из них свыше 80,9% – русские, 1,4% – украинцы и 0,38% – белорусы. Этнографы объединяют коренные народы России в несколько региональных групп, близких не только географически, но и, до известной степени, культурно-исторически. На долю народов Поволжья и Урала – башкир, калмыков, коми, марийцев, мордвы, татар, удмуртов и чувашей – приходится менее 8% населения страны (из них почти 3,87 татары – второй по численности народ России). Традиционная религия татар и башкир – ислам, калмыков – буддизм, остальных – Православие.
   Народы Северного Кавказа – абазины, адыгейцы, балкарцы, ингуши, кабардинцы, карачаевцы, осетины, черкесы, чеченцы, народы Дагестана (аварцы, агулы, даргинцы, кумыки, лакцы, лезгины, ногайцы, рутульцы, табасараны и цахуры) – составляют менее 3% населения России. Кроме большинства осетин – христиан, они традиционно исповедуют ислам.
    Народы Сибири и Севера – алтайцы, буряты, тувинцы, хакасы, шорцы, якуты и почти три десятка так называемых малочисленных народов Севера – это 0,6% всего населения страны. Буряты и тувинцы – буддисты, остальные – православные, с сильными пережитками язычества и просто язычники.
   Итак, повторю вновь: Россия после 1991 года стала даже по стандартам ООН гомогенной страной. И по тем же стандартам – моноконфессиональной страной. Почему же в государственном строительстве и в законодательстве РФ это никак не учитывается? Почему русским в государстве, в котором они составляют абсолютное большинство, не принадлежит ничего и у них нет ни формально, ни реально своего национального очага, который есть у любого коренного нацменьшинства? Почему российская правящая элита так усердно поддерживает преемственность «ленинской национальной политики»? На мой взгляд, объясняется это прежде всего боязнью возникновения новой Чечни. Не дай Бог, тронуть этих местных царьков, такое начнется! Вот поэтому и процветали и при Ельцине, и при Путине, и при Медведеве в полной неприкосновенности бессменный шахматолюб из Элисты, не без пользы для себя воплощая свою мечту превратить родную Калмыкию в Нью-Васюки, башкирский султан, приватизировавший со своей семьей все, что только можно, на родине Салавата Юлаева и бывший первый партийный босс в Казани, семья которого владеет едва ли не большими богатствами, чем вся Золотая Орда.
   Но по какому праву вообще именуются национальными республиками, нацобластями и округами те «субъекты федерации», где «титульная нация» составляет меньшинство?
   Взглянем на этническую карту России (см. ресурс Национальная и государственная безопасность Российской Федерации //www.nationalsecurity.ru). Что мы видим?
   Адыгея: русских – 68%, адыгейцев – 22%, др. – 10%.
   Горно-Алтайский край: русских – 60%, алтайцев – 31%, др. – 9%.
   Башкортостан: русских 39%, татар – 28%, башкиров – 22%, др. – 11%.
   Бурятия: русских 70%, бурятов – 24%, др. – 6%.
   Карелия: русских – 74%, карелов – 10%, др. – 16%.
   Коми: русских – 58%, коми – 23%, др. – 19%.
   Карачаево-Черкесия: русских–42%, карачаевцев – 31%, черкесов – 10%, др. – 17%.
   Мари-Эл: русских – 48%, марийцев – 43%, др. – 9%.
   Мордовия: русских – 61%, мордвы – 33%, др. – 6%.
   Ненецкий АО: русских – 66,1%:, ненцев – 18,6%, коми – 9,0%.
   Удмуртия: русских – 59%, удмуртов – 31%, др. – 10%.
   Хакасия: русских – 80%, хакасов – 11%, др. – 9%.
   Ханты-Мансийский АО: русских – 68,1%, ханты –1,3%, манси – 0,8%.
   Чукотский АО: русские – 52,5%, чукчей – 26,7%.
   Якутия: русских –50%, якутов – 33%, др.– 17%.
   Ямало-Ненецкий АО: русских – 61,7%, украинцев – 9,7%, ненцев – 5,9%, ханты – 1,9%.
    В таких искусственных образованиях, как Еврейская автономная область, где все евреи вполне поместились бы в синагоге Биробиджана, русских также подавляющее большинство – 92,7%, но руководят областью этнические евреи – хотя их там всего 1%.
    Спрашивается, а зачем вообще было городить весь этот огород национальных автономий, если они чаще всего никак не соответствуют этнической реальности России? После развала СССР и вытеснения русских они оказались в меньшинстве в Дагестане (9%), в Калмыкии (38%), в Северной Осетии (30%), в Кабардино-Балкарии (32%), в Туве (32%), в Татарстане (39,7%), в Чечне и Ингушетии (совокупно – 24%). Там доминирование титульной нации оправданно, пусть не с точки зрения демократии, но хотя бы в силу этнической реальности.
    В тех же национальных вотчинах, где русских куда больше, чем представителей местной «титульной нации», на первые места в локальных правительствах и парламентах все равно продвигаются «национальные кадры», повсюду безнаказанно тусуются разного рода религиозные экстремисты и сепаратисты, а русские и другие славяне подвергаются безжалостной дискриминации. А ведь это не что иное – по всем западным меркам, как нарушение прав человека большинства населения, их узурпация заведомым меньшинством, в нашем случае – населения русского. Эти новые узурпаторы никакой интеграции не хотят. Они везде ведут дело к своей национальной диктатуре, что подтверждают политическая и экономическая практика местных царьков практически во всех автономиях. Автономии в РФ, где федеральные законы если и соблюдаются, то только для вида, медленно, но верно превращаются в пороховые бочки, и не исключено, что они рванут рано или поздно, и тогда так заполыхает, что мало не покажется. В 90-х годах, когда Борис Ельцин с очередного бодуна предложил нацреспубликам брать столько суверенитета, сколько они смогут съесть, это едва не произошло. Тогда Российскую Федерацию едва не постигла судьба СССР. Потребовалось несколько лет, чтобы преодолеть последствия этой преступной ельцинской политики и восстановить вертикаль власти, но даже после, в наши дни, вертикаль эта пока еще слабовата. Рост национализма за последние годы в том же Татарстане – это, увы, реальность.
    Центральная власть однако все еще полагает, что уступками и поблажками удастся и впредь удерживать национальные окраины в федеральной узде, но это иллюзия. 25 января 2012 г. «Газета» опубликовала статью своего обозревателя И. Сухова под недвусмысленным заголовком «Как федеральный центр пытается купить лояльность Северного Кавказа». Ее автор писал: «В 2010 году средний уровень дотационности в Северо-Кавказском федеральном округе превысил 66%, а доходная часть бюджета СКФО – 271 млрд руб. В грубом приближении это значит, что Россия тратит на Кавказе около 179 млрд в год. Правительственная стратегия развития Кавказа до 2025 года как минимум не подразумевает сокращения бюджетных затрат. Частные деньги так и останутся гипотезой, пока на Кавказе проблемы с безопасностью».
   Когда руководителя Чечни Кадырова журналисты спросили, откуда он берет деньги на восстановление Грозного, строительство грандиозной мечети, приглашение мировых знаменитостей вроде Ван Дамма, Жерара Депардье, которому даже предоставили квартиру в Грозном, и на другие проекты, он с улыбкой ответил: «Аллах дает…» Очевидно, неудобно было ему публично признать, что Чечня получает из госбюджета России вместе с дотациями свыше 60 млрд рублей в год. За девять лет – с 2007 по 2015 год – Чечня получила из федерального бюджета в виде субсидий, субвенций и дотаций 539 млрд руб. По этому показателю республика – в тройке самых дотационных регионов (больше в 2013 и 2014 годах получили только Дагестан и Якутия). Для сравнения, 680 млрд руб. было потрачено на масштабную стройку во Владивостоке в преддверии саммита АТЭС в 2012 году, 160 млрд руб. государство к этому моменту выделило на строительство одного из самых дорогих в мире космодромов – Восточного. На безвозмездные трансферты все это время приходилось в среднем 87% доходов самого региона. По данным Минфина, в 2014 году 81,6% бюджета Чечни – это поступления из федерального бюджета. Больше было только у Ингушетии – 85,6%. По дотациям на душу населения Чечня, впрочем, на 8-м месте (41,5 тыс. руб.) после Чукотского и Ненецкого автономных округов, Магаданской области, Алтая, Якутии, Тывы и Ингушетии (rbc.ru.01.02.2016).
   Денис Соколов, директор Центра социальных и экономических исследований регионов RAMCOM, видит нынешнюю ситуацию так: «Логика распределения денег на Северном Кавказе строится не вокруг экономической эффективности, а вокруг уровня напряженности». Беда в том, что власти РФ по-прежнему цепляются за старые советские установки в решении национального вопроса. А они не просто устарели, но и доказали свою нежизнеспособность, так как были построены на восприятии желаемого за действительное.
   Возможно, в таком случае следовало бы сделать исключение для Калмыкии, Татарстана, республик Северного Кавказа и Тувы, но гарантировать при этом, что их автономия в рамках Российской Федерации полностью исключает их суверенитет. Это необходимое условие, так как географическое положение приграничных автономий облегчает их выход из состава России, а суверенитет Татарстана вообще чреват для России геополитической катастрофой. Что касается остальных автономных образований, где титульный народ до большинства и такого титула явно не добирает, то здесь надо, наконец, всенародно признать, что они созданы искусственно «комиссарами в пыльных шлемах», которые злонамеренно перекроили карту России так, чтобы русский народ чувствовал себя национальным меньшинством. С учетом новой этнической реальности, сложившейся после развала СССР, эту большевистскую бомбу замедленного действия, подложенную под будущее нашей страны, надо по возможности скорее обезвредить, не лишая малые народы их культурной автономии, государственной поддержки и гарантий сохранения их языка, литературы, искусства и традиций. Русским национальным государством должны управлять русские, что не исключает участия отдельных талантливых представителей малых народов, таких, например, как С. Шойгу, в органах власти, даже в правительстве России.
   Конечно, малые народы обязательно должны быть представлены в российском парламенте, как в свое время в Совете национальностей Верховного Совета СССР. Но тоже пропорционально их численности в составе народов России. Тут, конечно, сразу же возникают наши правозащитники с протестами и угрозами: «Вы знаете, что про вас тогда на Западе скажут?!»
   Увы, в России привыкли то и дело оглядываться на Запад, сверяя российскую политическую практику с тамошней. Недаром подтрунивал над этим Достоевский, когда говорил, что мы любим Запад больше, чем он сам себя. Ну давайте сверим, как это делается, например, во Франции. Там есть свои национальные меньшинства – корсиканцы, баски, бретонцы, провансальцы, если брать основные. Ни у кого из них национальной автономии нет. Есть культурная автономия. Их национальные традиции поощряются и соблюдаются. Они пользуются полным равенством с этническими французами, но любые попытки националистов добиться для них хотя бы автономии, не говоря уже о суверенитете, жестко пресекаются. И такую политику поддерживают большинство французов, что показали, например, президентские выборы 2007 г. Как только кандидат социалистической партии на пост президента Сеголен Рояль заикнулась о том, что может подумать об автономии для Корсики, от нее отшатнулись даже социалисты. Это стоило ей поражения на выборах, а затем и лидерства в соцпартии. Такого французы не прощают. Во Франции – значительный процент пришлого арабского и африканского населения, в основном из бывших колоний. В пригороде Парижа Сен-Дени, например, их более 50%. Марсель – это вообще больше арабский город теперь, чем французский. И как правильно Путин отметил в своей статье, проблема в том, что эти пришельцы не интегрируются, так как европейская цивилизация им чужда. В центре Парижа целые кварталы вблизи Монмартра напоминают теперь африканские трущобы, а не картины символистов Утрильо и Тулуз-Лотрека. Эта новая этническая реальность, сложившаяся во второй половине ХХ века, не нарушила, однако, гомогенности французского государства. Никакой автономии выходцы из Африки не имеют и не получат в обозримом будущем.
   На территории России проживают от 12 до 14 млн иностранных граждан, из которых свыше 8,8 млн не имеют легального статуса. По другим данным, их уже около 30 миллионов и 15 миллионов – нелегалы. В последнее время ситуация с притоком нелегальных мигрантов приобретает статус государственной политики компенсации депопуляции. Вымирающих русских заменяют пришельцы. При этом, по данным Роскомстата, в стране насчитывается свыше 6 млн собственных граждан, не имеющих работы, и свыше 4 млн бездомных.
   В Москве живет азербайджанцев больше, чем в Баку, а татар больше, чем в Казани. К середине века мусульманином будет как минимум каждый четвертый россиянин. Можно ли гарантировать, что толкование мусульманских постулатов будет проводиться умеренными знатоками Корана? Практика показывает, что и ваххабиты сплошь и рядом маскируются под умеренных, но от этого терактов в стране меньше не становится. Уже сегодня вроде бы умеренные мусульманские лидеры призывают убрать с герба России православную символику. Сейчас повсюду в России строятся новые мечети. В Москве на мусульманские праздники прямо на улицах резали баранов, что не позволяют делать ни в одной европейской стране. Если число мусульман будет расти сегодняшними темпами, то мусульманская община может поставить вопрос о введении в стране поста вице-президента, исповедующего ислам. Может быть именно с прицелом на такую ситуацию Владимир Путин предложил странам – членам организации «Исламская конференция» принять туда Россию?
    Не надо иллюзий, господа! То, что начинается с невинных разговоров о свободе совести и религиозной терпимости, заканчивается призывами к «джихаду» и истреблению «неверных». Дело дошло до того, что в Татарстане ведущая местного телевидения назвала русских «оккупантами» в открытом эфире, что есть экстремизм в чистом виде, но ее за это даже не отстранили от работы, а повысили в должности. То ли еще будет!
   
   

Владимир БОЛЬШАКОВ


   



  Copyright ©2001 "Русский Вестник"
E-mail: rusvest@rv.ru   
Error: Cache dir: Permission denied!

Rambler's Top100 TopList Rambler's Top100
Посадка и уход за садом и огородом

технический дизайн ALBION