19.05.2017: У РОССИИ ОСОБАЯ МИССИЯ: СПАСТИ МИР ОТ РАЗРУШЕНИЯ
   
    Россию не раз пытались разорить и уничтожить. Кровавые войны и засилье варягов приносили много страданий и бед русскому народу. Но то, что произошло в 1917 году, сравнимо с катастрофой.
   Большевики метили в самое сердце русского народа, воспитанного на православных традициях, и нанесли сокрушительный удар по Русской цивилизации. Чем это обернулось для России и мира? Об этом беседа с генеральным директором Института Русской цивилизации Олегом Платоновым.
   
   – Олег Анатольевич, неужели Русскую цивилизацию никогда уже не возродить?
   – Точка зрения о том, что Русская цивилизация – это якобы что-то безвозвратно ушедшее в прошлое, совершенно несостоятельна, потому что, по сути дела, мы до сих пор живем на том ядре, которое было создано в глубокой древности и вело нашу страну через столетия, тысячелетия к нынешним дням. Русская, и, может быть, даже правильнее сказать, российская цивилизация существует одновременно и в прошлом, и в настоящем времени и обращена в будущее.
   Речь идет прежде всего об основных ценностях нашей цивилизации, которые в той или иной степени остаются главными идеалами и сегодня. Прежде всего это духовная цельность, неразрывность веры и жизни, когда вера определяет все мировоззрение, мироощущение человека.
   Соборность – растворение человека в православном государстве, в православной церкви, в православном народе. Отсюда Добротолюбие как высший критерий человеческой жизни и святости. Нестяжательство – преобладание духовно-нравственного начала над материальным.
   Противопоставление двух цивилизаций стало определяющей особенностью нашей эпохи. Даже «холодная война» между «коммунизмом» и «капитализмом» в основе своей носила характер борьбы цивилизаций. Ведь многие коммунистические идеи были извращением идеи Русской цивилизации.
   Даже в те периоды, когда вера наша православная, казалось, была разорвана в клочья, нравственные ценности, которыми столетиями жили наши предки, сохранялись. Они были переформатированы идеологами советского времени в Моральный кодекс строителей коммунизма – в то собрание идеалов, на которое много веков ориентировалось российское общество. Перефразировав их, коммунисты убрали оттуда слово «Бог». Но основные нравственные ориентиры остались.
   В советское время соборность тождественна коллективизму. А понятие государственности, державности по сути одинаково и для XV века, и для нашего времени.
   
    – Сегодня не стихают споры о том, какая форма правления ближе России по духу?
   – В России должно быть единодержавие, единоначалие – очень сильная власть одного человека-руководителя. Без этого в огромной стране невозможно построить твердую, крепкую вертикаль власти. И, наконец, патриотизм как высшее выражение духовности человека.
   Я думаю, что Путин и значительная часть его окружения поняли, что если в их работе не будут учтены духовные основы и высокие ценности, на которых общество базировалось в прошлом, то ничего хорошего не получится.
   Духовная цельность, нестяжательство, соборность, безусловно, должны оставаться главными качествами русского человека вплоть до сегодняшних дней.
   
   – А Ельцин и его команда это понимали?..
   – Люди Ельцина считали, что ценности, которые позволили бы достичь больших успехов, нужно взять у Запада и перенести в нашу действительность. Вместо привычных русскому человеку идеалов нестяжательства в девяностых в нашу жизнь привнесли стяжательство, вместо соборности и коллективизма начали пропагандировать какой-то волчий индивидуализм и другие абсолютно чуждые нам понятия. Появились люди, которые стали относиться друг к другу по-волчьи. Они готовы за деньги, собственность, прибыль уничтожать других людей.
   Такой маневр оказался опасным и разрушительным. Мы быстро потеряли темпы роста, упала производительность труда.
   Тем самым мы подтвердили истину, давно доказанную учеными: когда традиционному обществу пытаются навязывать чуждые ценности, оно начинает приходить в упадок и теряет возможность к развитию.
   
   – Привнести чуждые русскому человеку ценности пытались не только либералы в девяностые годы прошлого века, но и в начале XX века…
   – И намного раньше, с конца XVIII века. Постарались все: вольнодумцы, масоны, декабристы, революционеры, эсеры, кадеты, коммунистические вожди. Прибавьте к этому еще еретические, антиправославные, антирусские движения. В либеральной и социалистической общественной науке представления о русской национальной мысли подавали тенденциозно и искаженно, навешивая ярлыки «отсталого» «консервативного», «черносотенного».
   В то же время жизнь показала правоту выводов, предложений и прогнозов национальных русских мыслителей – великих русских святых, славянофилов, почвенников, охранителей, черносотенцев. Именно они с поражающей точностью показали бедственные результаты того тупикового пути, по которому направили Россию либералы и социалисты, а также сформулировали главные научные постулаты выхода России из этого тупика.
   Страну уберегала от разрушения смена власти. В конце прошлого тысячелетия – в начале нынешнего Путин принял очень важные решения, которые оказали положительное влияние на развитие страны и начали получать поддержку у значительной части населения, потому что преобразования в той или иной степени были основаны на учете традиционных исторических духовных ценностей России.
   Мы начали строить наше общество с ощущением того, что мы на правильном для нашей страны направлении. А это было уже совсем другое дело. У нас начала повышаться производительность труда, средние доходы в несколько раз превышали показатели начала девяностых годов.
   Появился так называемый средний класс, от которого, вообще говоря, зависит здоровье всего общества. И он дал возможность возродить значительную часть жизнеспособных людей и дать нужное для развития нашего государства направление.
   
    – Потом наступил кризис…
   – Как раз в этот кризис проявилось истинное отношение к нам Запада. Запад начал вести против нашей страны сетевые войны, строго спланированные определенными организациями, близкими к разведке и закрытым структурам. И в этих планах и программах, которые были направлены на разрушение нашей страны, ставилась все та же одна задача – подрыв традиционных ценностей и уничтожение среднего класса, на основе которого строится благополучие общества.
   У нас стали протаскивать ювенальную юстицию, планирование семьи, однополые браки – содомитство, которое во все века считалось одним из преступлений пред Богом и перед человеком, потому что это уничтожение традиционной семьи, а вместе с ней и государства. К этому нас и подводили.
   
   – Как ни странно, но именно в кризис у наших людей появилась надежда на возрождение и развитие собственного производства. Почему же под патриотические речи президента либеральные экономисты продолжают дело Гайдара?
   – Они другого ничего не умеют. Нынешние либералы, особенно в сфере экономики, – это в чистом виде ученики западных школ, причем достаточно бездарные. То, что они предлагают здесь, у нас, по сути своей противоречит нашему менталитету и, соответственно, не может нормально работать. В девяностые годы такая политика вызвала сплошной перманентный кризис.
   Создается впечатление, что наши либералы, особенно в области экономики, соскучились по кризису, они без него жить не могут и постоянно тянут нас в кризис.
   Вся эта политика Чубайса, Кудрина, отставленного Улюкаева и целого ряда других западноориентированных экономистов, имена которых у всех на слуху, создает направление к кризису, а не выхода из него.
   И я вам скажу, что в значительной степени наш кризис не столько санкциями западными порожден, сколько внутренним саботажем тех необходимых мер, которые должны проводиться в нашей стране исходя из менталитета и особенностей российского народа.
   Но что еще важно отметить, либеральное направление в экономике здесь не просто следование западным установкам и западным ценностям. Если бы только это, то мы бы считали наших либералов какими-то романтиками.
   И события девяностых, и нынешние годы показывают, что, по сути, либеральное направление нацелено на разграбление ценностей государства, на создание таких условий, когда легко можно воровать государственные средства, брать взятки и превратить коррупционную систему в модель развития экономики.
   Сейчас что бы ни говорили, как бы ни пытались трактовать либеральный способ развития экономики, а у нас он основывается прежде всего на коррупционной составляющей, потому что в программах на том или ином этапе уже негласно заложены откаты, различные взятки. Мзда существует как нечто должное и нормальное. И когда министр приходит за очередным чемоданчиком с двумя миллионами долларов, создается впечатление, что для него это «мелочовка».
   До этой «мелочовки» таких чемоданчиков мог быть не один десяток. И в аресте Улюкаева нет для меня ничего неожиданного. Я ничуть не удивлюсь, если нечто подобное произойдет и с другими людьми, приближенными к государственным деньгам.
   Помните, как одно время из губернатора Кировской области Белых делали образец честного неподкупного либерала, а потом оказалось, что он запросто получил 400 тысяч евро наличными, развернулся и ушел.
   
    – Вы хотите сказать, что оборотной стороной нашей либеральной экономики является коррупционная модель?
   – Именно так. Все эти «герои» либеральных реформ, начиная с Гайдара, – люди бессовестные, которые коррупцию сделали законом. Как это ни странно, но в наших условиях мздоимство, по сути, выступает дисциплинирующим моментом всего производства.
   Каждый руководитель надеется не просто на свою зарплату, а на то, чтобы отломить от государственного пирога большой кусок в свою пользу. И это уже заложено в развитие. Если на одном уровне платить за выгодный контракт 100 тысяч, на другом – два миллиона, а где-то, может, и десять миллионов, то в итоге откаты превысят возможности экономической системы. И тогда развитие надламывается, денег ни на что не хватает.
   
   – Когда речь заходит о коррупции, обычно говорят: ну что вы хотите, в России всегда брали взятки…
   – То, что брали в исторической России, по сравнению с тем, что берут теперь, – две совершенно немыслимые вещи. Там речь шла о борзых щенках или о какой-то мелочовке, которую можно вообще посчитать подарком, а тут одна взятка – целое состояние.
   Считайте, что получивший такую взятку ограбил многие тысячи наших граждан. В результате кто-то недополучил медицинских услуг, кто-то не попал на бюджетное место в вузе, потому что финансирование сократили.
   Деньги, которые должны были пойти на социальные нужды государства, оказались в чьем-то кармане.
   
   – Разграбление страны началось не сейчас, а еще в советское время? Помните «Узбекское дело» с участием следователей Гдляна и Иванова, которое привело в Москву?
   – Было не одно такое разоблачение. И здесь хочу подчеркнуть, что коррупционная экономика создавалась не при либералах, а еще в Советском Союзе, при Горбачеве и даже раньше.
   И, кстати, Советский Союз в значительной степени пал потому, что внутри правящей элиты появилась небольшая, но достаточно влиятельная часть, которая несла западную либеральную позицию с уже встроенной в нее коррупционной составляющей как нормой.
   И именно с помощью этих высокопоставленных людей потом в значительной степени была приватизирована экономика. Она разошлась по своим людям. Получилось так, что каждый элемент рыночной экономики – в промышленности, в транспорте, в связи – создавался уже со встроенным коррупционным механизмом.
   
   – Если бы наша страна пошла китайским путем перевоссоздания экономики, то сегодня мы бы жили совсем по-другому?
   – Китай сделал все великолепно. Он в значительной степени сумел и сохранить свою систему, и свою внутреннюю власть не отдал… Мы же за свой капитализм отдали по крайней мере половину своего национального богатства Западу. Отдали за то, чтобы нас сделали как бы капиталистической страной.
   Мы и бывшие социалистические страны Восточной Европы, которые, кстати, тоже разграбили, спасли капитализм от приближавшегося в восьмидесятые-девяностые годы кризиса. И в кризис западные страны начали входить только в 2008–2009 годах.
   
   – Принято считать, что Путин остановил разграбление страны. Разделяете ли вы такую точку зрения?
   – Я бы сказал, не остановил (разграбление до сих пор так или иначе продолжается, и об этом говорят громкие коррупционые дела), а в какой-то мере сильно затормозил, чем вызвал ненависть к себе всего западного мира.
   
    – У Вас не возникает ощущение, что с избранием Дональда Трампа президентом Америки можно остановить сползание к мировой войне?
   – Я много думал об этом и все же не считаю, что мы должны сильно надеяться на Трампа. Он прагматик при всей его кажущейся необычности и человек своей цивилизации – Западной. Создать такое огромное состояние, которым он обладает, может только очень сильный и беспощадный собственник, потому что большие деньги – это воровство, а огромные – просто грабеж, так или иначе погубленные людские души.
   Мне приходилось заниматься Америкой. Я некоторое время жил в США и наблюдал за американцами. Там действительно много работяг, трудоголиков. Но еще больше там бездельников, людей, которые живут за счет манипуляций фиктивной стоимости, брокеров. Огромные массы людей существуют на различные дотации государства из поколения в поколение. Я сам неоднократно с ними сталкивался. Они не умеют ничего делать и ничего не делают. Просто живут, как в резервациях.
   В США две резервации – трудоголиков и бездельников. И бездельников в Америке больше.
   Трамп в значительной мере понял трагедию Америки, связанную со средним классом. За годы правления Клинтона и предыдущих президентов США средний класс был поставлен, если не на колени, как у нас, то в значительной степени ущемлен. В результате значительная часть производства из Америки ушла в другие страны, и американские труженики остались безо всего.
   Вложения в военную сферу привели к тому, что в Америке не остается ресурсов для нормального развития. Если США сразу отдадут все долги, то останутся «голыми». И Трамп, как человек достаточно серьезный, над этим задумался.
   Но в то же время нужно понимать, что Трамп прежде всего заботится о национальных интересах Америки. А национальные интересы Америки далеко не во всем совпадают с национальными интересами России.
   
   – Противостояние двух цивилизаций – это навечно, или все-таки грядут другие времена?
   – Противостояние двух миров существовало и существовать будет, поскольку Западная цивилизация основывалась на индивидуализме. Русская, или славянская, – на коллективизме и общине. На Западе как бы материальное довлело над духовным. А в славянском мире духовное довлело над материальным.
   Если в отношениях с другими народами на Западе действовали завоевание и насилие, то у нас – культурно-хозяйственное освоение тех или иных территорий, которые так или иначе попадали в орбиту нашего государства. Эти начала продолжают существовать вплоть до нашего времени.
   И в этом смысле мы где-то теряем преимущества перед другими, так как вместо того, чтобы нападать на потенциального агрессора, ждем, пока он на нас нападет. А это не самая выгодная позиция. И наши беды в значительной степени от этого проистекают.
   
   – А может, в этом и есть наше преимущество перед другими народами?
   – Я убежден, что тем ценностям, которыми жила Россия и которыми пытается жить и сейчас, принадлежит будущее. Они будут востребованы в мире уже потому, что стремление к потребительству, к получению как можно большей выгоды в ущерб доходам других людей – это тупиковый путь. Он ведет к обогащению одних и разорению других, к созданию крайне несправедливого общества.
   Потребительство уничтожает планету, ее природу и не дает возможности для нормального развития большей части остального человечества.
   И у России в этом смысле особая миссия, о которой еще в XIX веке говорили славянофилы, – вывести за счет своих ценностей, за счет православного духа все человечество из того тупика, в который его завел Запад.
   
   

Беседовал Юрий САЗОНОВ


   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   



  Copyright ©2001 "Русский Вестник"
E-mail: rusvest@rv.ru   
Error: Cache dir: Permission denied!

Rambler's Top100 TopList Rambler's Top100
Посадка и уход за садом и огородом

технический дизайн ALBION