04.07.2017: ЧТО НАС ЖДЕТ? КТО К НАМ ПРИДЕТ?
   
   Гадать на кофейной гуще – дело бессмысленное. Неважно, кто придет, ибо он будет «не из наших». Уже создана система самозащиты олигархического капитала, и человека во всех отношениях положительного «к престолу» не подпустят. А нужен, просто необходим во власти русский православный националист, любящий свой народ и уважающий все прочие. Но, увы, в несколько плотных рядов окружили Кремль космополиты («возьмемся за руки, друзья…») и в ближайшие годы ждать перемен не стоит. Хотя и без бунта и потрясений нация может выдвинуть вож-дя из самых низов, если приспеет время и прижмет суровая необходимость, но он должен не бояться неволи и смерти. Надо пестовать своего вождя. Триста лет загоняли в чулан русское сознание, и вытащить из потемок русского подвижника-страдателя – дело многих лет… А впрочем, человек предполагает, а Бог располагает. Но «Бог-то он Бог, да и сам не будь плох…»
   Земная цивилизация скатывается по пути стяжания и прельщения, страсть к удовольствиям заслоняет и вымещает душу. Этот путь ведет к погибели. Идет, быть может, последнее сражение между стяжателями и нестяжателями, оно протянется во времени неизвестно на какие сроки, это предугадать – значит, открыть последние времена, что не дано знать земной твари. Но борьба будет долгой и, может быть, ужасной. В основу грядущей жизни должны быть взяты миром принципы Русского Православия – долготерпение и терпимость, нестяжательство, умение обходиться малым.
   Ну а Россия (русский народ, которому десятки тысяч лет от рождения) останется Россией со всеми своими заповедями. Душа ее, сочиняемая в тысячах лет, не может вот так просто перемениться в десятки лет. Какие-то, непременно, будут шелуха, прах и тлен, но они осыплются при разумно устроенной жизни по русским заповедям и традициям. Он (русский народ), быть может, снова сбросит кожу, переходя в новый вид материи, переменится во внешнем, но останется прежним во внутреннем. Россию нельзя ставить рядом с кем-то и сравнивать с кем-то. Это не Евразия и не Европа, это – отдельная цивилизация с самым древним прошлым, более древним, чем история Египта и Китая.
   Мир входит в стадию нового национального переосмысления, возврата к себе, будет непременно делиться, почковаться, появятся на карте мира десятки, а может, и сотни новых государств, но они будут притуляться к иным, более могущественным, искать в них опору. Старый Свет и Новый Свет будут кипеть в котле переплавки и переделки, ибо каждому историческому народцу захочется выяснить себя прежнего. России же, внут-ри которой десятки племен и народов, трудно будет выстоять, но возможно, ибо сама география, сами суровые условия жизни заставят племена прижиматься к плечу матери и искать в ней защиты. Впереди возможны восстание белых и мировая война.
   Уверен – за малыми народами никогда не будет главенства, потому они и малые в историческом времени; их судьба – быть в кармане сюртука у великого народа и считать деньги. Но хозяином-то остается все равно сам владелец сюртука, и не кто иной. «Малые народы» вынуждены быть в обслуге, хотя у них и будут прикоплены горы сокровищ, потому что движителем, охранителем жизни может быть только народ – хозяин земли, соработник на земле и сама мать сыра земля. Малые народы могут кичиться своей временной властью, похваляться ею, помыкать кормильцем, но чем яростнее они будут творить свои проказы и глумиться, тем слабее, растеряннее они будут внутренне.
   Россия пока застыла враскоряку, в самом неудобном положении, когда штаны могут лопнуть; одна нога на берегу прошлого, другая – в лодке будущего. Очень зыбкое, неуверенное состояние: можно рухнуть в реку и двигаться невозможно. Нужна идея, смысл движения: куда плыть и зачем. Русскому народу только подскажи грядущий смысл, определи замысел, дай душе истины, сердцу простора, а уму пищи для размышлений – и он как по мановению волшебной палочки сгрудится и начнет усердно строить новую жизнь. Но вот свечечку-то проходимцы и прощелыги и не зажигают, они водят русский народ в темноте и от этого приходят в гнусный восторг, наблюдая, как Россия тычется лбами меж трех сосен…
   Насчет «пассионарности»… Гумилев был красивый сказочник. У него были симпатии ко всем народам и племенам мира, но только не к народу русов. Он пишет в книге «Россия и степь»: дескать, русы дали свое название Киевской Руси и сами пропали с земли (это хуже всякой «русофобии» и похоже на бред). В другой же книге он пишет, что русские – молодой народ, и на этот тезис тоже опираются наши недруги. Раз молодой – значит, и несовершенный, дурной, глупый, а что сварится в этом котле – еще бабушка надвое сказала. Но если предположить, что народ русов-ругов один из самых древних, а может, и древнейший народ мира, то вся теория пассио-нарности Гумилева приобретает сказочный окрас.
   Отцы церкви говорили: «Припусти в свою землю иноземца – и он разрушит вас». Или: «Их одежда не по вам, ваша одежда не по им, всяк свою одежду носит». Аввакум говорил примерно так: «Не трожьте и одну букву “аз”. Не вами положена, пусть и лежит там». Сила Православия в незыблемости догмата; решился по самомнению ворохнуть с одного угла – и поползет на сторону все величественное здание.
   Еще не поздно России закрыться и собрать внутренние силы. Петр открыл лишь окно в Европу, и налезло через него в Русь всяких шпыней и прелагатаев, смутьянов и ворья; а мы бессмысленно распахнули ворота в русское подворье, и можно представить, сколько гнуси наползло в наши земли за эти пятнадцать лет, сколько всякой чертовщины налетело, усевшись на церковных куполах и кремлевских башнях… Самоизоляция говорит не о слабости нации, но о крепости духа народа, о его воле и силе, о способности противостоять врагу в сидении за крепостными стенами. Это будет новый исторический подвиг, поражающий в самое сердце наших недругов…
   Русский народ, которому Бог даровал такие пространства, по своей природе плодящий, он обязан плодиться, чтобы оживить земли, что находятся под прикровом Богородицы. Только надо помирволить русским, поклониться, пожалеть, полюбить, дать им возможность жить, а не выживать. В XVI веке в России было населения столько же, сколько и во Франции, но к концу XIX стало уже в два раза больше. Пространства заставляют рожать… Но в первую очередь надо запретить аборты. Женщины в своих утробах убивают около двух миллионов детей в год. Самое массовое убийство. Надо все силы бросить на восстановление деревни, на возрождение крестьянства. Ибо народ может плодиться только на земле. В городских теснотах физически расслабленные и душевно прокисшие люди не могут да и не желают посвящать свою жизнь детям. У горожан, видите ли, какие-то свои задачи, им хочется пожить для себя… Говорят: дескать будут делать аборты тайно. Но под угрозой тюрьмы редко кто решится на преступление… Церковь должна включиться в проповедь с амвона. Но, увы, тайная задача мирового либерала-ростовщика – обезлюдить русские земли, а наши власти поклонились маммоне и не хотят вставать с колен. В этом состоянии над горстью тленного прибытка им куда приятственнее жить, чем думать о своем народе и душе… Если бы кавказцы могли плодиться, то они давно бы стали Китаем или Индией. Но каждый сверчок знай свой шесток. Когда лисиц много в лесу, то они вымирают от эпиозотии.
   Главные враги мира – дьявол и пособник ему ростовщик-процентщик-меняла – спекулянт. У власти по-прежнему коммунисты, потому и методы воздействия на народ прежние. Основная задача – «стерилизация русской нации». Напор граничит с безумием и превосходит прежние усилия, что были при власти Политбюро. Знать, урок пошел впрок…
   
   

Владимир ЛИЧУТИН


   



  Copyright ©2001 "Русский Вестник"
E-mail: rusvest@rv.ru   
Error: Cache dir: Permission denied!

Rambler's Top100 TopList Rambler's Top100
Посадка и уход за садом и огородом

технический дизайн ALBION