04.07.2017: РУССКАЯ МЕЧТА
Эксперты Изборского клуба попытались сформулировать концепцию русской мечты, а заодно сравнить ее с американским и китайским аналогами

   
   Как обозначил заместитель председателя Изборского клуба Виталий Владимирович Аверьянов, мечта-минимум – это избавление от угрозы, которая висит над русской цивилизацией, и мечта-максимум как стратегическое будущее – миссия, высшее предназначение, то, каким видится мироздание русскому человеку. При этом русскому человеку очень трудно мобилизоваться без наличия образа сильного врага. Именно с этого вопроса для него начинается любое глобальное планирование, поскольку мелкие враги и вызовы не способны побудить его к действию: нужно нечто существенное. В своём вступительном слове на заседании Клуба Виталий Аверьянов указал на фактор антисистемы, ныне проявляющейся в трёх направлениях в структурах власти: украинском, оппозиционном и элитарно-олигархическом. Он видит в этом единый корень, угрожающий русскому миру, и уверен, что только глобальный образ будущего способен противостоять разрушительной силе антисистемы – хотя бы даже на информационном уровне.
    Председатель и один из учредителей Изборского клуба Александр Андреевич Проханов полагает, что возникшее после 1991 года Российское государство преодолевает ряд фаз, восходя по ступеням, в которых угадывается стремление перенести элементы советского прошлого в настоящее, например, перенесение образа Победы 1945 года с раскрытием его религиозного смысла, а также музыка гимна РФ, программа «Алтари и заводы», возрождающая оборону физическую и духовную. Это движение связано с противоречиями и остановками, но всё равно устремлено вперёд. Вопрос А.А. Проханова в том: куда, к какой заветной звезде, к какому сиянию, отражающемуся в русской душе? Он отметил, что в русской философии понятия русской мечты не обозначено, в то время как образ Запада давно связан с американской мечтой, а недавно Китай провозгласил о своей китайской мечте, но всё же русский человек по его определению самый заоблачный, поэтому он всегда стремится к своей мечте и заглядывает за горизонт. Очарованность этой пленительной звездой столетиями побуждала русского человека формировать реки, моря и выходить к океанам, благодаря чему Россия настолько огромна.
   Александр Андреевич убеждён, что русская мечта существовала всегда, но сегодня её необходимо сформулировать. Он подчеркнул, что она отличается от цели, которая конкретна, поддаётся математическим описаниям и просчитывается алгоритмами достижения. Мечта же относится к метафизическим и религиозным категориям, но нащупать её можно в русских преданиях и сказках – в мотиве победы добра и справедливости над тёмным и угнетающим началом. Здесь же отражается формирующийся взгляд на цивилизацию: скатерть-самобранка, побеждающая голод; ковёр-самолёт, преодолевающий пространство; а также идея преображения в молодильных яблочках и кипящих котлах, в которые предстоит прыгнуть, чтобы вынырнуть в светоносном обличии. Та же мечта и в концепции инока Филофея «Москва – Третий Рим», потому что главное в ней не расширение границ и увеличение казны, а сбережение божественного образа. Русская мечта отражена у великих художников и писателей, как В.М. Васнецов и Ф.М. Достоевский. Одержимость мечтой об идеальном обществе видит А.А. Проханов в революционерах и коммунистах. Мечта об идеальном бытии крайне актуальна и сегодня, но она не может быть основана на углеводородах, экономическом материализме, олигархическом строе и чудовищном неравенстве; в центре её – идея справедливости, переходящая от социальной сферы к религиозной.
   Американская мечта имеет своё метафорическое воплощение в образе «Град на холме». Александр Андреевич видит в этом величественном образе бастионы, с которых видны все окрестности и населяющие их народы, откуда удобно не только наблюдать, но и обстреливать чужие позиции. В противовес он определил русскую мечту как «Храм на холме», потому что храм, построенный на холме, приближает алтарь к небесам, и потому, что русские стремятся не столько в долины с непокорёнными народами, сколько к Небесам, чтобы черпать возвышенные смыслы о существовании всего земного.
   Виталий Аверьянов убеждён, что сознание пассионарной части народа необходимо вооружить образом мечты, чтобы с ней вторгнуться в неумолимую фатальность и начать преображать будущее. Философ напомнил, что для русского человека и истории фактор чуда является системным, а не случайным, и овладевающая массами идея может стать материальной силой, поэтому необходимо моделировать не существующую пока альтернативу реальности в сознании, чтобы затем проецировать вовне. По этой причине руководство Изборского клуба рассматривает возможность создать движение русской мечты, которое несло бы созидательный образ в массы.
   Ведущий эксперт Изборского клуба, профессор МГУ, доктор культурологии Владимир Станиславович Елистратов заявил, что сегодня антисистема отражается в языке. Нас переучивают мыслить тестово, но русское мышление, по своей природе перенасыщенное разнородной информацией, этому сопротивляется. По мнению профессора, в отличие от тех же англичан и других западных людей, Россия не умеет делать бренды из собственного достояния. Говоря о большой мечте, Владимир Елистратов подчеркнул, что Россия всегда спасала мир и защищала традиционные ценности, и так будет дальше. Поэтому он выразил бы эту идею в слове «спасение».
   Владимир Ильич Большаков считает, что стране после 1991 года нужна идея, которую и называют мечтой. Он прослеживает три составляющие. Идеократичность укоренена в мышлении русского человека, поэтому он убеждён в том, что и сегодня нужна сверхидея, способная носить мировой характер, а не просто гарантию материального процветания. Также важны монократичность, поскольку власть в России всегда связывалась с личностью и, кроме того, выведенная славянофилами соборность и сакральное отношение к власти в отличие от господствующего на Западе утилитарного. Эти свойства определяют выбор византийской модели государственности, в которых также прослеживается мечта об идеальной форме с симфонией властей. Владимир Ильич считает, что мечта о великой империи допустима и в наше время, хотя отметил, что восстановление Российской Империи образца 1913 года или Советского Союза не представляется возможным. Следовательно, надо соединить несоединимое, подчас – противоречащее друг другу.
   Постоянный член клуба, журналист, ведущий «Первого канала» Максим Леонардович Шевченко заявил, что русский народ был хозяином своего государства только в эпоху СССР. В остальное время правящий класс оторван от народа и ищет покровительства на Западе, а страна копирует модели европейских стран и находится на периферии Большого Запада. Максим Шевченко убеждён, что большевизм – это воплощение многовековой русской мечты, зародившейся в XVI веке после поражения булавинско-разинских восстаний. Поэтому величайшей трагедией в истории журналист считает распад СССР, приведший к массовой гибели людей и деградации поколений.
   Президент Академии геополитических проблем, генерал-полковник Л.Г. Ивашов напомнил, что китайцы рекомендуют искать образ будущего в прошлом. По его оценке, Русское государство обреталось в великой идее, выходящей за пределы границ, только тогда оно делало мощный рывок. Россия с самого начала формировалась как цивилизация, а каждая цивилизация имеет свою историческую миссию для поддержания гармонии в мировом пространстве. Роль России для генерала очевидна: быть регулятором отношений между Западом и Востоком, не давать претендентам на мировую власть осуществить её и не быть плавильным котлом для этносов, а стать для сотен народов соборным местом, где собираются на равных правах. В России сформировались две геополитические доктрины: «Москва – Третий Рим» и евразийство, которые соединились в советском сталинском проекте. В сегодняшней России внешняя политика во многом соответствует этим двум доктринам: и мессианской сущности Третьего Рима, выразившейся в помощи Сирии, и идее спасения исламского мира. Во внутренней же политике Леонид Григорьевич прослеживает карикатурные черты дикого капитализма Запада и отстранение элит от интересов народа, которое он сравнивает с ситуацией накануне 1917 года. Панацею генерал Ивашов видит в доктрине об империи интеллекта, справедливости, чести и международной безопасности.
   Рассказать собранию об американской мечте пришёл доктор юридических наук, профессор Виргинского университета, профессор Высшей школы экономики Александр Николаевич Домрин. Он отметил, что существуют отдельная американская мечта для самих американцев и отдельная – для иностранцев. По его наблюдениям, в 70-е годы, когда в СССР прилетал президент Никсон, никакой другой мечты, кроме американской, не было озвучено. Русская мечта, которая определяется сегодня, это мечта о справедливости. В США же всегда была мечта о свободе. В условиях огромных пространств с прекрасным климатом, где истребили индейцев, для населения важнее были поправки к конституции, гарантирующие свободу слова и право носить оружие, чтобы обособленно жить на клочке земли, обеспечивая и защищая свою семью. Это существенно разнится с общинной жизнью в холодных и суровых условиях России, но зато всегда привлекало иммигрантов. Сейчас, по мнению Александра Домрина, в условиях конфликта вокруг президента Трампа американская мечта скукоживается как шагреневая кожа, поскольку ставит под сомнение американскую демократию и свободу американских СМИ.
   Заведующий отделом моделирования нелинейных процессов Института прикладной математики РАН имени Келдыша, профессор, доктор физико-математических наук Георгий Геннадиевич Малинецкий видит нынешнюю систему как серпентарий, где власть пытается заставить работать на себя пойманных на крючок мерзавцев, что, по его мнению, ошибочно и неэффективно. Мечта же заключается в переходе к другой системе. Ещё одна проблема в том, что с народом обращаются, как с детьми: из СМИ пропадают рациональная информация и конкретные цифры, остаются эмоции и оценки уровня «хорошо» или «плохо». Спасение России – в большем количестве «взрослых» людей, то есть ответственных и объективных. Проблема жесточайшего неравенства привела к отсутствию понимания между кадрами и отсутствию трудовой мотивации, и власть не стремится к исправлению своих ошибок. Справедливость, совесть и ответственность – критерии пути развития, по оценке математика.
   Постоянный член Изборского клуба, директор Института русской цивилизации, доктор экономических наук О.А. Платонов убеждён, что мечту формирует цивилизационная основа. Идеалы цивилизационной общности, к которой относится народ, кристаллизируются в мечте. Если взять западную, германо-романскую, цивилизацию, то в её основе – индивидуализм, предпочтение материального над духовным, насилия в отношении других народов. От неё Русскую цивилизацию отличает неразрывность веры и жизни, добротолюбие, нестяжательство, преобладание духовно-нравственных элементов жизни над материальными, соборность и ряд других идеалов. В течение веков эти свойства отражались в мечтах этих цивилизаций, причём Олег Анатольевич категорически отрицает возможность появления новых цивилизационных проектов: могут развиваться и преображаться лишь те цивилизации, которые уже зародились тысячелетия назад и просуществовали до нашего времени. Идея русской мечты радикально отличается от западного аналога, потому что для Запада главные критерии – успешность и прогресс, а мечта носит преимущественно материальный характер. Для русского мечта духовна. Главное в его жизни – не стремление к прогрессу, а преображение души, очищение от греха. Западный путь прогресса неприемлем, он ведёт к гибели души, к духовной деградации. Поэтому даже в советский период русская мечта продолжала развиваться. Супермечту Олег Анатольевич видит в единении государства и Церкви, олицетворяющем преображение духовной и материальной жизни. Ближайшая мечта – вы-вести человечества из тупика, куда завёл его Запад в своей погоне за вещью.
   Президент центра стратегических исследований «Россия – исламский мир», философ и историк Шамиль Загитович Султанов сказал, что сегодня именно в исламском мире обсуждается проект развития цивилизации больше, чем где-либо ещё, поскольку в эту дискуссию вовлечены десятки миллионов мусульман. Но только они ведут дебаты не за чашкой чая, а с оружием в руках, провозглашая тезис: «Мы любим смерть точно так же, как вы любите жизнь». В Иране власть видит своей задачей подготовку всего народа к жизни после смерти.
   Востоковед, профессор Российского университета дружбы народов Юрий Вадимович Тавровский рассказал о китайской мечте – о возрождении великой китайской нации. Падение темпов развития и ослабление веры в коммунистические идеалы подтолкнули творческие и интеллектуальные кадры компартии к выработке этого плана. Показательно, что недавно китайские власти выразили готовность разделить бремя глобального управления, о чём никогда раньше не говорили. Примечательно, что при отстаивании идеологической чистоты и заветов Мао Цзэдуна возрождается интерес к изучению Конфуция и ряда древних трактатов, которые создавали матрицу государственной мысли Китая.
   Журналист и писатель Владимир Викторович Большаков противопоставил русской мечте – мечту торгашескую, культ золота, возникший ещё в Древнем Израиле. Русская мечта противоположна этому материальному культу, который распространяется через глобализационные процессы. Человечество идёт к трагическому финалу вроде создания цивилизации новых кочевников, лишённых национальных корней и государственности, трансформируется в материал для глобальных армий труда, который можно перебрасывать из одного конца света в другой. В.В. Большаков уверен, что глобализация превращает человека в раба крупных монополий, правящих миром. Поэтому для воплощения русской мечты необходимы отказ от ментальности торгашества, сбережение русского народа и придание ему государствообразующего статуса.
   Ведущий эксперт Изборского клуба Алексей Комогорцев рассказал об антисистеме, определив её как волю к небытию. Одно из исторических проявлений антисистемы он находит в гностицизме, который противопоставляет материальный и духовный миры, приписывая последнему тёмное начало. Также он сослался на термин Рене Генона «контринициация», являющийся отправной точкой антисистемы, материализующей мир, и изолирующей от влияния высших сфер, и открывающей для влияния сил низшего порядка. Цивилизационную миссию России Алексей Комогорцев видит в защите социума от глобальной антисистемы. Но для этого нужно вернуться на путь Большого развития по типу СССР.
   Также брали слово: специалист по статистическому моделированию, доктор экономических наук Василий Симчера, философ Пётр Калитин; ведущий эксперт Изборского клуба Александр Елисеев; историк Сергей Баранов и другие гости и постоянные члены клуба. Как отметил Виталий Аверьянов, при всём различии подходов и суждений, консенсус прослеживался в том, что выступающие тянутся к теме справедливости.
   Тема русской мечты многогранна и имеет огромный практический потенциал, поэтому Изборский клуб ещё вернётся к её обсуждению.
   

Филипп ЛЕБЕДЬ


   



  Copyright ©2001 "Русский Вестник"
E-mail: rusvest@rv.ru   
Error: Cache dir: Permission denied!

Rambler's Top100 TopList Rambler's Top100
Посадка и уход за садом и огородом

технический дизайн ALBION