05.08.2017: Юст РУГЕЛ (Словения). «ИСТОРИЧЕСКИЕ НАРОДЫ» ПРОТИВ СЛАВЯНСКИХ «УНТЕРМЕНШЕЙ»
   
   

Славянам не привыкать отстаивать свое место под солнцем


   
    В XIX в. новые большие государства, такие как Германия и Италия, не имели собственного исторического прошлого. По сравнению, скажем, с Российской Империей им в этом контексте не хватало престижа, и поэтому они историю просто фальсифицировали. Для этой цели они финансировали университеты и академические учреждения, чтобы те назвали немцев и итальянцев народами «историческими» и имеющими статус первородства в Европе. Этих новых, полностью идеологизированных воззрений не сумела избежать и старая Австрия. Она вслед за некоторыми «идеологами», в том числе Марксом и Энгельсом, определила славянские народы как неисторические. Речь шла о неприкрытом шовинизме, который ощущается и сегодня. Академикам, которые подчинились новым директивам, была гарантирована карьера. Характерный пример, который непосредственно задевает словенцев, – это наш языковед Фран Миклошич, который прославился как славист в XIX столетии, но утаил значение словенского языка для языковедения. Великогерманство и итальянский госрасизм и их исторические конструкты в XIX в. полностью препарировали гуманитарные дисциплины. И этой идеологией о «неисторичности» словенского и других славянских народов они оправдали свою экспансию, что привело к Первой, а затем и Второй мировой войне. Русские хорошо знают без перевода, что такое «Дранг нах Остен», а мы, словенцы, – что значит «Брюке цум Адриа». Тогда появилось понятие о германском уберменше и о Востоке как зверославянстве. Итальянские фашисты запрещали нам, словенцам, даже говорить на своем языке, до чего не додумался даже Гитлер, и это надо знать тем, кто считает фашизм меньшим злом, чем нацизм. Словенцы еще в начале 20-х годов прошлого века с оружием в руках сопротивлялись этой перфидной идеологии. Уже в наше время в бывшей СФРЮ и в сегодняшней Словении было невозможно сделать карьеру, если ты не продолжал выдумки в духе пангерманской идеологии и романского более раннего заселения словенских земель об отсутствии у словенцев своей древней истории, а предков словенцев, которые создали государство Карантания, можно было называть в лучшем случае только альпийскими славянами. Не говоря уже о протословенцах, Венетах, – это и сегодня в словенском истеблишменте вызывает сильное раздражение, так как уж очень не хочется ссориться со своими западными покровителями, для которых они даже не вассалы, а простые пешки. Поэтому не следует ждать от небольших славянских стран, да и от тех, кто побольше, сколько-нибудь самостоятельной политики.
   Взирая на политическую историю словенцев, можно только изумляться инфантильности тогдашних народных лидеров. И в переломном 1848 году, и в 1919-м, и в 1945-м они не видели свой народ как субъект международной политики, а с крушением Австро-Венгрии потеряли даже уже завоёванные ингеренции.
   Не лучше обстоят дела и ныне. Компрадорская власть сервильно и четко выполняет директивы из Брюсселя, написанные анонимными клерками, но не забывает подобострастно услужить и своим англосаксонским боссам.
   Когда наша экс-коммунистическая власть, которая сначала была наиболее догматичной из всех членов Коминтерна, в семидесятые годы вынуждена была открыть границы, из Словении с тех пор уехали до 200 тысяч преимущественно молодых и энергичных людей. Этот исход в наше время вновь набирает силу, так как сделать карьеру чаще всего можно только согласно поговорке, что «Лучше иметь двух теток, чем три высших образования». Не лучше и во всех других странах бывшей СФРЮ. В Сербии, скажем, в наше время впервые выросло поколение, образованное менее своих родителей.
   Так как мы находимся в Москве, где я живу более 40 лет, скажу еще вот что: в свете сегодняшней воинствующе-пещерной русофобии вспоминается штамп тамошних злопыхателей о «тюрьме народов». Это мы слышим от тех, кто превратил Европу в свое время в кладбище славянских и других народов, тогда как русские сохранили самые малочисленные народы, часто обнаруженные в фазе гомеостаза. И даже финнам русские ученые помогли с написанием грамматики, тогда как под шведами до 1809 года они и людьми не считались. Как, впрочем, и латыши для германцев. А кто называл другой народ быдлом – тоже все мы хорошо знаем.
   О славянской взаимности: кто против! О ней немало говорится, но немного делается по существу. Романо-германцы о своей протестантско-католической взаимности не говорят вовсе, но держат это в уме. Послушаем доклады – услышим от знающих людей, как обстоит дело с этой взаимностью в их странах. Но мы должны, хотя и без злопамятства, тем не менее помнить, кто кого называл быдлом, кто шуровал с Гитлером и жаждал присоединиться к плану Барбаросса, кто вместе с ним оккупировал Чехию, кто создал профашистские марионеточные государства, кто до конца оставался с немцами и фон Паулюсом в Сталинградском котле и кто свирепствовал похлеще Гитлера на оккупированных территориях.
   Ну а в самом конце – буквально в двух словах о своей деятельности.
   Поставил памятники Франце Прешерну, Сигизмунду Герберштейну (Москва 2000–2001 гг.), Юрию Гагарину (Черногория, 2016 г.), издал порядка 45 книг и брошюр словенских авторов на русском языке и российских на словенском языке. Способствовал установлению памятнику юному Александру Пушкину (2003 г.) в деревне Захарово. Преимущественно все за свой счет!..
   



  Copyright ©2001 "Русский Вестник"
E-mail: rusvest@rv.ru   
Error: Cache dir: Permission denied!

Rambler's Top100 TopList Rambler's Top100
Посадка и уход за садом и огородом

технический дизайн ALBION