10.09.2017: КАТЫНЬ. КАПЛЯ В МОРЕ
   
    Чтобы понять Катынь, необходимо начать с 1939 года. В Москву прилетели представители Великобритании и Франции на переговоры с Молотовым о подписании пакта о защите друг друга в случае нападения Германии на одну из близлежащих стран. СССР дал согласие, но тут возникло два вопроса. Союзные делегаты не имели доверенности своих правительств, а Польша категорически отказывалась пропускать через свою страну советскую армию, а как без этого согласия наступать на Германию?
   После отъезда союзных делегатов прилетел фон Риббентроп, и Москва подписала с Германией известный пакт о ненападении. Польша из-за своего упрямства пропала, и ее храбрая кавалерия с шашками бросилась на немецкие танки, которые сразу начали рваться на Польшу, и та была очень быстро оккупирована. Франция и Англия объявили войну Германии, но на нее не пошли, а начали подготовку нападения на СССР. Высадились в Норвегии, чтобы через север перейти на юг Финляндии и занять Ленинград, а французы готовили бомбардировку нефти на Кавказе. Ни то ни другое не удалось, немцы были подготовлены к войне, а Запад далеко еще не был готов.
   О деле Катыни я узнал в 1943 году, когда парижские стены были обклеены листовками. Недавно исполнилось 70 лет этой трагедии. После правления Ельцина пришло правление двух президентов, господ Путина и Медведева, которых я уважаю безоговорочно. После Горбачева, который передал полякам «правдивые документы» о Катыни, оба наших президента, в свою очередь, признали в этом деле вину Сталина. Пусть будет так. Теперь я скажу мою правду, хотя в ней нет обвинения той или другой стороны. Чисто «полицейское расследование» я начал вести в 1968 году, когда появилась одна статья об этом деле во французском журнале. Со времен оккупации я собрал газеты, журналы, и был уже приличный архив.
   В журнале «Исторама» (март 1968 года) появилась моя первая статья, где без обвинений я задавал вопросы, на которые мне никто никогда не ответил, хотя позже я написал несколько статей, разоблачая писанину антисталинских писак, которые, видно, и не изучали психологическую часть этого отдела.
   Начнем с вопросов.
   13 апреля 1943 года радио Берлина объявило, что «жители района Смоленска указали немецким властям место, где большевики расстреливали своих пленных, и в частности польских пленных. Более 10000 офицеров польской армии были зарыты в месте, названном Косогорье». По этой же информации в первой яме найдены ориентировочно 3000 офицеров, еще одетых в свою форму и убитых пулями в затылок.
   Сразу задаю два вопроса. Немцы оккупировали Смоленск в июле 1941 г. В сентябре 1943 г. город был освобожден Красной армией. Можно ли предположить, что жители, среди которых, по всей вероятности, были и антисоветски настроенные, ждали два года, чтобы показать немцам место захоронений и заработать на этом. Кроме того, яма была в 200 метрах от дороги и около дома, в котором жили оккупанты. Освободительная армия уже шла вперед и была километрах в 100 от Смоленска.
   Кроме того, немцы отлично знали, что многие офицеры исчезли и что польское лондонское правительство их требовало, и знали, что они в последнее время находились в районе Смоленска. Если виновны немцы, то им было выгодно оставить трупы как можно дольше в земле, чтобы следствию было легче говорить о старом убийстве.
   Еще вопрос. Говоря по радио, немцы назвали ориентировочную цифру 11000. Международная комиссия нашла ориентировочно 4500 трупов, открыв всего одну яму. Как немцы могли говорить об 11000, тем более что после освобождения советская комиссия нашла, в действительности, около 11000 покойников? К этому добавлю, что немцы не могли ссылаться на это число убитых, поскольку, по сведениям польского иммиграционного правительства, не хватало 15000 человек, к этому надо прибавить 5000 членов их семейств.
   Нужно ли уточнять, что это дело немцы возбудили после разгрома немецкой армии в Сталинграде и несмотря на то, что Гитлер произвел генерала фон Паулюса в маршалы в надежде, что он застрелится. Но новоиспеченный маршал предпочел спасти своих приговоренных к разрухе и смерти солдат.
   Добавлю, что в противоречии со всякими сплетнями и В. Черчилль, и президент Ф. Рузвельт были все время информированы Сталиным об этом деле через посла СССР в Лондоне Майского.
   Для того чтобы наложить на Советы ответственность за убийство, у немцев было несколько козырей в руках. Во-первых, они были на месте хозяевами. Они нашли среди жителей пять местных свидетелей: Ивана Андреева, Матвея Захарова, Ивана Кривосердцева, Григория Сильвестрова и Парфена Киселева. Кажется, мало свидетелей, поскольку в оккупированных местах, что скрывать, все же некоторые шли на службу к врагам и была возможность найти больше и лучших «свидетелей». Итак, свидетели говорили, что в 1940 году конвои привозили польских пленных в эти места и больше о них ничего не слышали. Свидетель Киселев добавил, что расстрелы были совершены в 1940 году «в течение месяцев».
   Чтобы убедить весь мир, немцы создали следствие Международной комиссии, которую попытались выдать за Женевский Красный Крест, который категорически отказался участвовать в этой комиссии. Из 13 врачей, входящих в комиссию, один – член страны Оси, 5 членов союзников Германии, 1 член германского протектората, 3 члена из оккупированных стран и два врача из нейтральных стран.
   Кроме того, немцам посчастливилось найти непредвиденного союзника. Польские газеты в Лондоне сразу напали на СССР, что заставило Сталина прервать все отношения с польским эмигрантским правительством Сикорского. Судя по всем этим данным, все больше обвиняли Советы.
    24 апреля в личном и секретном послании У. Черчилль писал Сталину: «…Мы, конечно, будем энергично противиться какому-либо “расследованию” Международным Красным Крестом или каким-либо другим органом на любой территории под властью немцев». На следующий день Черчилль опять послал Сталину секретное послание, в котором среди многих уточнений о разговоре с Сикорским он пишет: «Германская пропаганда создала эту историю именно для того, чтобы вызвать трещину в рядах Объединенных Наций… и убедить мир в том, что интересы Европы и малых наций защищаются Германией от внеевропейских держав, а именно от СССР и Британской империи.
   Приехавшая комиссия осталась на несколько дней в Катыни, но ее работа продолжалась всего два дня, причем ее специалисты не имели права трогать найденные немцами документы и фотографировать что-либо. Фотографии делались самими немцами. Приехав на место, члены комиссии нашли заранее раскрытые несколько ям. При них вскрытий ям не производились.
   Появился новый вопрос, на который официально до сих пор ответа не дали. Польские офицеры были расстреляны патронами калибра 7,65D немецкой фирмы «Жеко» завода Геншау. Будучи когда-то военным, да еще и сыном русского офицера, я отлично знал, что русская или советская армия были вооружены оружием калибра 7,62 или 9/9 м. Можно отметить, что немцы дали на этот вопрос свой ответ. Эти патроны были поставлены Советам в 1924 году. Согласен, но суньте патрон калибра 7,65 в пистолет калибра 7,62. Ну, вояки, попробуйте и дайте ответ! Тем более наш президент В.В. Путин должен быть знаком с этим вопросом, будучи военным.
   Во время одного круглого стола я обнародовал два документа, которые малоизвестны. Первый – переданный американцами под номером РС 402, найденный в немецком штабе, был представлен советской стороной на Нюрнбергском процессе. Это телеграмма, посланная советнику генерал-губернатору Вайрауху в Краков: «Срочно. Секретно. Часть делегации польского Красного Креста вернулась вчера из Катыни. Ее члены привезли с собой патроны, употребленные во время экзекуции жертв. В результате, это немецкие патроны калибра 7,65 фирмы “Жеко”. Письмо следует. Гейнрих».
   Второй документ – письмо, написанное неким Григорием Словенчиком, представителем Геббельса: «Катынь, создатель которой я, мне дала много работы. На моих плечах лежит все, что произошло здесь: эксгумации, которые соответствуют нашей пропаганде, приемы разных делегаций, которые приезжают сюда самолетом…»
   Добавлю, что после войны, как и многие немецкие преступники, Словенчик удрал, и очутился в США, и стал американским агентом (см. «Правду» от 2 марта 1952 года), и он же сыграл главную роль в инсценировке американской комиссии по Катынскому делу несколько лет спустя.
   Многие себе задают вопрос, почему на Нюрнбергском процессе отказали советской стороне включить катынское злодеяние в обвинение. Ответ тут простой. После смерти Рузвельта президентское место занял Г. Трумэн, известный масон, не имеющий никакого опыта управления государством, и кроме того – ярый антисоветчик, добавлю – антирусский аферист. С его приходом началась холодная война. Против всех советов своих генералов он со злостью приказал бросить атомные бомбы на Хиросиму и Нагасаки, что стоило более 200000 убитых японцев, к чему надо прибавить тысячи умерших потом от этих же бомб. Когда прилетел в Белый Дом В. Молотов, Трумен так грубо с ним говорил, что журналист Дрю Пирсон написал впоследствии, что Молотов слышал разговор «погонщика мулов», а Шарль Болен, дипломат, служивший переводчиком сказал, что «он никогда не слышал, чтобы официальное лицо высшего ранга было так отругано». В конце встречи Молотов заявил хаму: «Со мной никогда так не говорили в жизни», на что Трумен ответил: «Соблюдайте ваши обязательства, и с вами так говорить не будут».
   В пятидесятых годах в эмигрантском журнале «Часовой» появилась статья, подписанная В.К., в которой автор, находившийся вместе с польскими пленными офицерами в этих ужасных местах, описывает, что зимой 1940 года жертвы были одеты в летнюю форму. Опять вопрос. Ведь найденные покойники были одеты в зимнюю форму. Можно ли подумать, что хороший дядя Берия их переодел в теплую форму, чтобы расстрелять?
   Я был в парижской Польской библиотеке, где рассмотрел все, что касается Катыни, и нашел фотографию польских пленных 1941 года.
   Насколько мне известно (об этом много писали), по правилам НКВД перед расстрелом надо было изымать все документы. В случае Катыни немцы имели все документы, найденные на трупах, в том числе письма, записи и т.д. Опять непонятно и без ответов.
   Подготавливая измену своей Родине, Горбачев принял Ярузельского в день 47-летия объявления радио Берлина о Катыни и доложил своему гостю: «В последнее время были найдены документы, которые косвенно, но убедительно подтверждают, что польские граждане были жертвами Берии и его помощников. Могилы польских офицеров – около могил советских граждан, расстрелянных той же рукой». И торжественно передал своему гостю «Секретные документы о Катыни».
   К сожалению, эти документы давали исключительно фамилии жертв и несколько документов Генерального Управления дел военнопленных и интернированных НКВД СССР.
   Остается вопрос: раз чекисты стреляли и своих, какими патронами они пользовались – 7,65 или 7,62? А это важно знать и легко было проверить и немцами, и Советами. Кроме того, Горбачев, как всегда, врал и тут врет:
   1) говоря, что «в последние времена» – явная ложь. Дело такой важности, т.е. страшное решение о расстреле, могло быть дано только в письменном виде и закрыто в спецпапке. Став президентом СССР, Горбачев имел возможность потребовать эту папку и передать копии всех документов полякам;
   2) эти «секретные документы» не имеют никакой важности, поскольку не подписаны ни Берией, ни даже Сталиным.
   В действительности, всем известная «перестройка», придуманная Горбачевым, только дала возможность и право каждому писать что угодно и не иметь возможности купить в магазине водку, но в ресторанах под столом – что угодно. А главное, появилась возможность плевать на свой же русский народ и не получать ответа.
   Я прочел книгу сына Берии Серго. Я отлично понимаю, что сын не отвечает за преступления отца и даже встал на его защиту. Серго снимает всю ответственность с папаши. «Моему отцу был дан приказ (только Сталин мог его дать, что нелогично) немедленно передать польских офицеров Красной армии, и расстрелы были доверены наркому обороны. Допускаю, – говорит Серго, – что несколько отрядов (НКВД) были преданы военным, но это Красная армия расстреливала поляков. Вот правда, которую прячут до сих пор».
   Меня очень удивило, что ни один советский офицер, даже и министр обороны, не вспылил и не отругал сынка Берии. А может, при Горбачеве тоже боялись? Ну а теперь меченого нет, шляется в США, в Италии и т.д. Никто не возмущается? Да я возмущаюсь, сын царско-белого офицера!
   Продолжая в ельцинских парах алкоголя, газета «Московские новости» проснулась и опять появился новый «скуп». Нашли последнего живого свидетеля преступления Ивана Ноздрева, который между прочим не был в официальном списке свидетелей. Эта новость прошла по всему бывшему СССР. Представьте себе: живой свидетель. И вот что этот болван рассказал: «Поляки приезжали в лагерь Осташково и входили в здание НКВД, ул. Советская, в котором находилась в подвале внутренняя тюрьма. (Хотя я не имел дел в то время с НКВД и даже не был в этих местах, могу уточнить, что это здание было именно этой организацией, т.е. организацией Берии.) Из карцера поляков выводили по одному, заводили в комнату, названную Ленинской, тут проверяли фамилию, год рождения». Этот свидетель уточнил, что он несколько раз заходил в эту комнату, но старался как можно быстрее уйти. Им надевали наручники, переводили в другую комнату и стреляли в затылок. «И всё», – добавил новоиспеченный свидетель.
   Читая показания последнего живого свидетеля, можно понять и судить о них. Как и предыдущие, он, по всей вероятности, получил взятку, но те, которые его уговорили выступить, забыли небольшую деталь: руки бедных мучеников были связаны веревками и расстреливались они у готовых ям.
   Получив согласие самого Ельцина, группа польских, немецких и русских авторов создала документальный фильм «Дело Катыни». Скажу сразу: фильм – сплошная ложь. Врите, но врите интеллигентно и хоть приблизьтесь к правде, которую все советские специалисты подтвердят. В фильме ясно видно: приказ расстрелять 20 857 поляков был предложен Сталину Лаврентием Берией. НКВД считает обязательным применить высшую меру наказания – расстрел. Подписано наркомом Министерства внутренних дел.
   И вот великие киноисторики даже не сообразили, что в 1940 году не было министров. Были в те времена наркомы. Министерства были созданы в 1946 году, по приказу Сталина.
   Опять вопрос по прочтении книги молодого журналиста Владимира Абаринова. Списки фамилий чекистов катынского района неинтересны, они роли в этом деле никакой не играли, а выполняли, если он обвиняет НКВД в расстрелах, приказ начальства, а начальство – приказ Берии. Но ответов на все вопросы, которые я ставил с 1968 года и продолжал ставить в нескольких статьях, он не дает. В его книге много фотографий, которые известны всем специалистам этого дела, но одна обратила на себя мое внимание. Под фотографией можно прочесть: «Катынь, 1990 год». Смотрим: крест, польский католический священник приехал из Польши помолиться над могилами, что каждый верующий может и должен понять и одобрить. И вот наш Абаринов пишет: «Торжественный молебен на месте расстрела польских офицеров». Опять вопрос: а может, это торжественная панихида?
   

Игорь ЛОПАТИНСКИЙ,
   Франция


   



  Copyright ©2001 "Русский Вестник"
E-mail: rusvest@rv.ru   
Error: Cache dir: Permission denied!

Rambler's Top100 TopList Rambler's Top100
Посадка и уход за садом и огородом

технический дизайн ALBION