29.09.2017: НАСТОЯЩИЙ РУССКИЙ ГЕНИЙ. Памяти И.С. Глазунова
   
    Глазунов – это целый мир, это отдельная планета. Да, великолепный мастер живописи, великий художник. Но и это далеко не все. Он борец и мыслитель, оказавший несомненное влияние на всю духовную жизнь России за 60 лет, с 1957 по 2017 г. Его знаменитая экспозиция 1957 г. – выставка-выстрел – стала прорывом в искусство «социалистического реализма», дала обществу иной взгляд и иное видение помимо р-революционного. Всю жизнь он болел Россией. Всю жизнь ратовал за русский народ, за русскую цивилизацию. В глухое хрущевское время он убедил своего друга, баснописца и автора гимна Сергея Михалкова, передать Хрущеву петицию интеллигенции о насущной необходимости создания Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры. Троцкист пришел в ярость, порвал петицию и наорал на Михалкова: «Людям жрать нечего, а вы в игрушки играете!» Поэт сказал другу: «Ты меня до инфаркта доведешь». Но Глазунов не успокоился и уже при следующем генсеке добился-таки создания этого общества. Надо было видеть Илью Сергеевича в советские годы, как он ежедневно, ежечасно работал на русскую идею: сотруднику Министерства просвещения укажет на важность русских сказок для школьников; начинающему литератору посоветует заняться сбором икон. Да он и сам их вытаскивал из богоборческих костров. Третьего посадит в укромный уголок: «Читай “Дневник писателя” Достоевского».
   Я восхищался его неуемной энергией. В те годы, отсидев за инакомыслие семь лет, я начал издавать православно-патриотический машинописный журнал «Вече». На каждом номере ставил свою фамилию и адрес. Политики там не было, не было никаких «антисоветских» призывов. Сугубо культурологический журнал. Считаю приговор за него (8 лет) позором советского режима и лично русофоба Андропова. В журнале в той или иной мере сотрудничали: Кожинов, Семанов, Жуков, поэт Марков, Л.Н. Гумилев, Солженицын, и уж никак я не мог пройти мимо Глазунова. Илья Сергеевич принял самое живое участие в издании, только просил не звонить, приходить к нему без звонка. По его советам и с его помощью была, в частности, опубликована в № 7 передовица «Борьба с так называемым русофильством или путь государственного самоубийства». Это была наша отповедь партляйтеру-ленинцу А.Н. Яковлеву, выступившему в «Литературной газете» 15 ноября 1972 г. со статьей «Против антиисторизма», практически против патриотических взглядов Семанова и других «молодогвардейцев»-почвенников. В период горбачевщины Яковлев, как хамелеон, стал ярым антикоммунистом, даже требовал международного суда над коммунизмом. Таковы же были Егор Гайдар, сотрудник журнала «Коммунист», и вся перестроечная рать. А великий Глазунов не менялся. В КПСС никогда не вступал. Был патриотом Российской Империи от и до. После моего осуждения в 1975 г. Владимирским областным судом Илья Сергеевич написал портреты моих соратников Светланы Мельниковой («Светлана»), А.М. Иванова («Портрет историка»), а также иеромонаха Варсонофия («Монах»). А вот с портретом еще одного сотрудника «Вече», писателя Л.И. Бородина, случился политический скандал. Власти подождали, когда у Леонида Ивановича закончится процесс (это была его вторая посадка, по первой он сидел за ВСХСОН), и сразу после суда вызвали Глазунова на ковер к министру культуры: «вы почему рисуете государственных преступников?
   Творчество И.С. Глазунова – это луч солнца во мраке современной псевдокультуры. Во тьме, когда подлинное искусство загоняют в угол, а на плаву – где реклама и деньги – всевозможный мусор, черные квадраты, уродливые и страшные тела, маразматические хари вместо лиц, бессмысленные кляксы и линии. Ангажированные закулисой искусствоведы уверяют, что у нас просто нет ума и воображения, что абстракционизм – это якобы элитарное искусство, творчество избранных, не в пример Тициану и Рафаэлю, Рублеву и Сурикову. Откуда это холуйство перед христоненавистниками? Для больных, теряющих сознание и связь с реальностью, введен медицинский термин «синдром Кандинского». Глазунов пишет: «В основе так называемого абстрактного искусства лежит культ психики больного человека… Черная волна безумия или душевного расстройства захлестнула, к сожалению, творчество многих художников ХХ века. Доводя искусство до безумия – абсурда, эта тенденция, направляемая стоящими в тени «дирижерами»… стала господствующей на экранах телевидения, страницах журналов и газет» (И.С. Глазунов. Россия распятая. Роман-газета. 1996. С. 75).
   Многолетняя нескончаемая борьба за истину и красоту, за возрождение христианства – подвиг всей жизни И.С. Глазунова, в которой каждый день – сражение. Наглядный результат его борьбы, помимо собственного творчества, пленившего миллионы, – Академия живописи, ваяния и зодчества. Он создал университет – питомник подлинного созидания, словно крепость в обезумевшем мире. Вот так бы брали с него пример иные патриоты! Не ворчать, не сетовать, не завидовать чужому таланту, а сотворить нечто.
   «Я люблю людей ближних и дальних» – это нечаянно вырвавшееся признание великого художника и борца за Россию раскрывает самую суть его русской души, русского сердца. Его исповедничества. Всмотритесь в полотно «Сто веков». Множество лиц, сюжетов, символов и священных предметов. Но кто в центре? Кого исповедует Россия через века? – Распятого на Кресте Спасителя. Сына Божьего. Кого предала Америка и омасоненная Европа. Кого предал сионо-католицизм. Кого бичевали красные комиссары. Он – источник Любви. «Я считал и считаю, что тайной времени является яростная борьба антихриста с Христом, сатаны – с Богом», – утверждает наш великий современник, исповедник Иисуса Христа. Русский гений.
   
   

Владимир ОСИПОВ


   



  Copyright ©2001 "Русский Вестник"
E-mail: rusvest@rv.ru   
Error: Cache dir: Permission denied!

Rambler's Top100 TopList Rambler's Top100
Посадка и уход за садом и огородом

технический дизайн ALBION