20.10.2017: «ЗЕЛЕНЫЙ ХАЛИФАТ» ЕВРОПЫ?
   
    Европейский миграционный кризис наших дней будоражит общественность в нашей стране. Попытаемся разобраться с этим явлением.
   Говорят, что все новое всего лишь забытое старое. В отношении иммиграционного кризиса можно сказать то же самое. Это уже было, давно, но было – заселение амореями Междуречья и евреями – Ханаана, например, или более близкий к нам пример – падение Римской империи.
   Может быть, именно слабость исторической памяти провоцирует бестолковую реакцию на «нашествие иноплеменных»?
   Что ж, попробуем разобраться.
   
   

Геополитические пролегомены


   
   Прежде всего ясно, что миграционная волна обусловлена действием геополитического закона демографического давления. Традиционное (и не вполне верное) понимание этого закона в том, что из регионов, в которых образуется избыточное население, естественным образом происходит его переток в регионы, где плотность населения ниже. Однако чисто механическим сравнением плотности населения в соседствующих регионах направления миграций не установить – надо ввести оценку качества этих регионов, иначе самые бурные миграционные потоки прогнозировались бы в пустыню Сахару.
   Совсем другая ситуация складывается в отношении миграции племен Центральной Азии, Ближнего Востока (в том числе и Кавказа) и Африки с Латинской Америкой (условно назовем все это Югом). Во-первых, природные условия Северной Америки, Европы и Западной Сибири (условно назовем их Севером) гораздо более благоприятны для проживания и жизнедеятельности – взять хотя бы то, что сельскохозяйственных угодий и воды на Севере в процентном отношении гораздо больше.
   Во-вторых, исторически сложилось так, что социально-экономическая ситуация на Севере гораздо более благоприятна для человеческого существования. Здесь существуют более или менее стабильные властные системы, выстроена экономика, так или иначе обеспечивающая потребности населения, сложились структуры социального обеспечения и пр. Знаю, что сейчас мой читатель зло ухмыльнется, примерив мои слова к российской действительности, но что поделать: наша страна всегда занимает промежуточное положение – как между Западом и Востоком, так и между Севером и Югом. Однако нет худа без добра – сейчас это нас спасает от «Черного прилива», захлес-тывающего Европу.
   А на Юге все это если и существует, то более в декларации местных политиканов. Властные системы неустойчивы, экономики слабы и беспомощны, о социальных системах не стоит и упоминать.
   
   

Европа: статус


   
   Поэтому фактор плотности населения в регионах жестко корректируется фактором качества. Население бежит из регионов низкого качества в более высококачественные. Но зарубежная Европа, хотя и сильно сдала в последние полвека и по демографическим показателям, и по плотности населения, все же еще является густонаселенным регионом мира – почти 700 млн человек. Казалось бы, это противоречит закону демографического давления – в той же РФ эти показатели гораздо ниже.
   Этот кажущийся парадокс можно объяснить, если привлечь еще один показатель – качество населения. Оно определяется по многим показателям: антропометрическим данным, степени и качеству образования, профессиональной подготовке, ментальности, социальности и др. В сложившейся ситуации однако главную роль играет моральное состояние населения, и вот с этим-то у Европы дело обстоит плохо, да и у России, пожалуй, не лучше.
   Оценка морального состояния – тонкая работа. Формализованные показатели такой оценки более или менее разработаны для конкретных ситуаций, но для оценки морального состояния как постоянного или долговременного фактора критериев пока что недостаточно. Более или менее близко к обобщенному решению данной проблемы подошел Л. Гумилев с его теорией пассионарности. Если применить ее к населению зарубежной Европы, то можно сделать вывод, что количество субпассионариев в ней значительно (может быть, в разы) превышает количество пассионариев.
   Фактически вся политическая система зарубежной Европы (начиная отсюда, мы будем называть Европой Европейскую, иначе Западную, цивилизацию, охватывающую как собственно зарубежную Европу, так и Северную Америку – ее культурную колонию), так называемая либеральная демократия, основной задачей имеет обеспечение контроля и подавление пассионариев субпассионариями – с использованием запропагандированных до потери рассудка масс гармоничного населения, естественно. Субпассионарии создали и поддерживают на плаву политические структуры, масс-медиа и финансовую систему Запада, преследуя единственную цель – свое личное благо. Отсюда и их никакая реакция на «Черный прилив» – хозяева Запада всегда смогут от него скрыться, а на население им наплевать.
   
   
   

Юг: статус


   
   Кое-кто, может быть, и удивится: внешне «Черный прилив» не похож на вторжение пассионариев. Ну в самом-то деле, какие там пассионарии из этих нагло-жалких беглецов, растиражированных ТВ, да ведь пассионарии и не побегут из своей страны. Нет, они предпочтут погибнуть, но отстоять ее для себя.
   Тем не менее пассионарное ядро на Юге уже сформировалось. Я не сторонник гумилевской гипотезы о космическом происхождении пассионарности, считаю ее складывание результатом процессов вырождения и восстановления людей. И, глядя с этой точки зрения на Юг, можно вычленить начало процесса формирования пассионарного ядра – вторая половина XIX века, так называемая исламская революция, период преобразований в теории и практике ислама, который кратко называют еще периодом складывания панисламизма.
   В наши дни мы видим результат этих преобразований – практически точное повторение событий VII–IX вв., приведших к образованию Арабского халифата, с большим трудом остановленного под Пуатье, Константинополем, на Дону и Джамне. Нынешний процесс формирования Второго халифата политологи называют «Зеленой волной», и остановить его пока не удается – потесненный в одном месте, он тут же проступает метастазами в других регионах.
   Мигранты бегут в Европу еще и от халифата, делающего условия в тех странах, где он формируется, совсем уж малопригодными для жизни, но творцы процесса включили в свои планы и этот беженский поток. Заставить европейские страны закапсулироваться в своих границах, отвлечь их от процессов, развивающихся в странах Юга, перегрузить экономику Севера, сломать его социальную структуру, заслать в толпах беженцев свои ударные отряды – эта методика давно и хорошо известна. Е. Месснер удачно назвал ее «мятежевойной», хотя и по другому поводу. Дальновидный человек легко увидит в толпах мигрантов авангарды «Зеленой волны».
   Просматривается и еще один аспект проблемы – участие в формировании «Черного прилива» ряда государств и надгосударственных структур. Из государств здесь на первом месте – естественно, ваххабитская Саудия (которая, на самом-то деле, не государство, а частное владение семьи Саудидов), за ней втягивается в «Зеленую волну» Турция, утратившая надежду на «вступление в Европу» и обретающая новую идентификацию, а там и прочая мелочь подтягивается. Но видна здесь и рука той самой надгосударственной структуры (точнее, комплекса структур), которую обычно именуют «тайным мировым правительством» и по приказу которой Штаты послушно формируют за свой счет одну салафитскую армию за другой во всех уголках земного шара.
   
   

Феномен Востока


   
   Не буду останавливаться на беспомощности Севера в этой борьбе – всего Севера, поскольку Россия тоже затапливается приливом азиатов, а в Штатах высчитывают, в каком году латиноамериканское и негритянское население станет большинством. Предлагаю поискать образцы такой борьбы на Востоке.
   Восток стоит в стороне от «Черного прилива», хотя его метастазы уже затронули китайский (пока еще) Синьцзян. Ну ладно, Китай – тот сам задыхается от перенаселения, но ведь там есть и такие страны, как Япония и Южная Корея, твердо укрепившиеся в первом десятке стран мира по уровню жизни и страдающие от тех же болезней, что и Север.
   Чтобы понять феномен отстраненности Востока, стоит вспомнить – почему Север вообще начал принимать мигрантов. Наше общество в последние десятилетия как-то привыкло осуждать гримасы социализма и начисто забыло о гримасах капитализма. Миграция – одна из таких гримас. Она стала прямым следствием потребительского отношения правящих кругов и экономических верхов Севера (в том числе и наших) к народным массам и трудовому процессу.
   На Севере успехи технического прогресса (спасибо, кстати, капитализму!) и бурное развитие социальных структур (а за это уже возблагодарим социализм!) привели к феномену старения общества. Люди стали жить дольше, а поскольку дети перестали быть опорой старости, то детей рожать стали меньше. Клеймить не будем – не об этом сейчас у нас разговор, но факт есть факт – на Севере неуклонно растет процент пенсионеров и снижается процент работающих. В некоторых странах работающий человек уже кроме себя и своей семьи содержит своим трудом как минимум одного пенсионера, а не за горами и то время, когда ему придется содержать двоих.
   И вот социально-экономическая «элита», руководствуясь своим «прагматизмом», задумала решить проблему краткосрочным механическим воздействием: у нас мало народу – так завезем его оттуда, где его много! Увы, полит-экономия как наука в Европе дошла до такого состояния, что способна рожать только такие идейки – простенькие, как мычание. А у нас политэкономию вообще истребили большевики – после Маркса никто не имел права заниматься полит-экономией! Теперь Маркс разжалован из пророков, и в итоге – пустота. Западная политэкономия выродилась в удушающих объятиях погони за наживой любой ценой, а в России ее просто нет. Результат – копирование западных куцых мыслишек вроде фридмановской – о том, что сфера обслуживания есть локомотив развития.
   Еще более глупо звучат разговоры о культурной ассимиляции мигрантов. Негры в США живут уже почти четыре века – и насколько они ассимилировались? Конечно, мне укажут на многочисленные примеры успешной негритянской ассимиляции. Да я и сам о них помню, но речь-то идет не о примерах, а о массовом явлении.
   Но вернемся к феномену Востока. Как он обошелся без миграции? Прежде всего здесь проявился национализм господствующих элит. Да, элиты Японии и Южной Кореи националистичны, для них национальная культура – высший приоритет, и не на словах, а на деле, именно поэтому они не допускают к себе инокультурные массы. «Элиты» Севера, увы, космополитичны, они поклонники Голливуда, абстрактного искусства, рок-музыки, гей-парадов и Пэрис Хилтон, Библией для них стал сомнительный опус Ж. Аттали «Новое кочевничество». Евангелием – чековая книжка, конечно. Потому-то они и выбрали самый дешевый способ – накачивать в свои страны миллионы безграмотных и асоциальных выходцев с Юга.
   
   

Вместо выводов


   
   «Критика легка – искусство трудно» (французская пословица). Читатель, верно, ждет, что я сейчас предложу некую концепцию на предмет – как спустить «Черный прилив» в канализацию. Боюсь, не получится. Не решаются глобальные проблемы за компьютерным столом. Решение этих проблем должно выстрадать все сообщество народов, которым эти проблемы достались. А я могу предложить только несколько мыслей по этому поводу.
   Самый легко напрашивающийся вывод: Север должен заняться подъемом качества неблагополучных регионов Юга. Накачивать Юг деньгами смысла нет: сколько денег ни пришли, все расползутся по карманам коррумпантов. Да и нет сейчас ни у кого таких денег – вон, Евросоюз долго кряхтел, но выделил на прекращение обвальной миграции аж три миллиарда евро. Что тут скажешь? Только то, что на это дело не хватит и трех триллионов и единовременной акцией «Черный прилив» не остановить.
   Нужна долгая и систематичная работа всех государств Севера, отбросивших разделение друг друга на «империи зла» и «империи смерти». Необходимо снятие (термин не палаческий, а философский) южных элит и передача Юга под управление северных менеджеров. Страны Севера ликвидировали колониализм тогда, когда он перестал их удовлетворять в смысле прибылей, и начали качать прибыли с Юга в рамках неоколониализма, не заморачиваясь больше ни политическими, ни социальными обязательствами. Так вот, придется опять возложить на себя эти обязательства, т.е. провести реколонизацию и выкачиваемые из Юга средства обратить на повышение его качества.
   Здорово звучит, правда? И как, вы верите, что такое возможно? Лично я – нет. Современная социально-экономическая «элита» лучше всю планету взорвет, чем поступится хотя бы частью своих сверхприбылей ради спокойствия черни презренной (смердящей онучами). Это я про население Севера и его восприятие его господами, если кто не понял.
   А тогда – более вероятный вариант. Государства и регионы начнут закукливаться, жестко пресекать иммиграцию (по рецепту Д. Трампа), роботизировать производство, возводить концлагеря и вести постоянные облавы. И левозащитники начнут воспевать борьбу за чистоту арийской ра… тьфу ты, европейской культуры. Сейчас-то они стараются защищать мигрантов только потому, что это еще не исчерпавший себя до конца тренд их хозяев. Вокруг источников сырья в землях Юга возведут укрепрайоны, а вывоз будут вести морские конвои под охраной ВМС.
   И потому все, что я берусь предсказать, – это затяжная и страшная война против «Зеленой волны». И мы прежде всего должны отрешиться от мелкого злорадства и скептицизма по поводу Запада, потому, что в этой войне нам предстоит сражаться бок о бок с европейцами и североамериканцами – за европейскую культуру так же, как за свою.
   И потому, дорогой читатель, если хочешь, добрый совет – начинай штудировать «Наставление по стрелковому делу»!
   
   

Е. МОРОЗОВ


   



  Copyright ©2001 "Русский Вестник"
E-mail: rusvest@rv.ru   
Error: Cache dir: Permission denied!

Rambler's Top100 TopList Rambler's Top100
Посадка и уход за садом и огородом

технический дизайн ALBION