21.10.2017: Владимир БОЛЬШАКОВ. ЭТНОЦИД РУССКИХ – ПРЕСТУПЛЕНИЕ ВЕКА!
   
    Вторжение полицейских рейдеров в Институт русской цивилизации (ИРЦ) и устроенный ими там беспардонный погром, обыск на квартире директора ИРЦ, выдающегося русского ученого и издателя доктора экономических наук О.А. Платонова – это далеко не ординарное, а знаковое событие в современной России.
   
   

Грязными сапогами по книгам


   Ясно, что полицейский рейд был тщательно спланирован и проведен злонамеренно именно в конце сентября с.г., буквально накануне вылета Платонова в Белград, где он должен был выступить с докладом на Международном конгрессе по проблемам современного славянства. Подписка Платонова о невыезде, растоптанные полицейскими сапогами рукописи и книги в помещениях научных работников Института русской цивилизации, хамское обращение новоявленных опричников с сотрудниками института и, наконец, нелепые обвинения руководителя ИРЦ в «разжигании межнациональной розни» – все это говорит о попытке запугать русских ученых. Это откровенная демонстрация намерения хорошо известной антирусской группы во властных структурах сорвать их исследования, жизненно необходимые для восстановления связи времен и позабытых либо утерянных шедевров великих русских мыслителей. Мы столкнулись с очевидным актом этноцида русского народа, с преступлением, которое пока что не фигурирует в российском уголовном кодексе, но от этого не менее тяжким.
   От геноцида – физического уничтожения народа – этноцид отличается тем, что в ходе его осуществления уничтожают не живых носителей национальной идентичности, а все то, что ее составляет – язык, культуру, религию и традиции, что как раз и исследует Институт русской цивилизации. Для русского народа его деятельность жизненно необходима, ибо, как говорил великий П.А. Столыпин, павший от руки сионистского террориста: «…народ, утративший национальное самосознание, есть навоз, на котором произрастают другие народы».
   К сожалению, если не сказать – ко всеобщему отчаянию русских людей, мы наблюдаем в России и в бывших советских республиках, в первую очередь на Украине, широкую практику этноцида, направленного на уничтожение русского национального самосознания, национальной гордости русского народа, десакрализацию его истории и традиций, святых мест, его национальных героев.
   В России запрещены многие объединения русских патриотов и националистов. Некоторые совершенно справедливо и объективно обвиняются в разжигании национальной розни. Но, увы, многих обвиняют в этом без серьезных на то оснований. В России существует официальный список «экстремистских материалов», в котором перечислены четыре с лишним тысячи наименований. В основном запрещают их по делу. Но есть и совершенно невинные произведения вроде «Книги Велеса». В том же списке с недавних пор фигурируют и «Протоколы сионских мудрецов», одно упоминание которых приводит российские суды в состояние грогги. Обращение к этой книге и вменено в вину О.А. Платонову. Он действительно в своих трудах обращался к ней не раз, и его никто не уведомил, что данное произведение теперь запрещено. Напомню, что в России эти «Протоколы» были изданы после развала СССР, где они были запрещены, десятки раз. И сегодня ее можно спокойно скачать в Интернете на русском языке. На Западе эту книгу можно свободно купить или прочитать в библиотеке. В Израиле она переведена на иврит и доступна всем.
   Напомню об истории этого запрета. В начале 30-х годов по просьбе Союза еврейских общин Швейцарии Бернский суд возбудил дело против пятерых издателей «Протоколов сионских мудрецов» в Швейцарии: Фишера, Шнелля, Галлера, Майера и Эбергольда. Работе суда оказывали всяческую помощь и в СССР, поисками документов, подтверждающих причастность царской охранки к написанию «Протоколов» занимались руководитель Комитета по земельному устройству еврейских трудящихся при президиуме Совета на-циональностей ЦИК СССР (КомЗЕТ) сионист П.Г. Смидович, организатор Диспута об антисемитизме в Москве в 1926 г., и известный сионист профессор А. Тагер (расстрелян в 1939 г.). Однако в НКВД никаких доказательств причастности царской охранки к изданию «Протоколов» не нашли и вскоре после начала суда от контактов с ним на этом основании отказались. 14 мая 1935 г. председатель суда Майер огласил приговор. «Протоколы» были заклеймены. «Установлено, – сказал судья, – что для доказательства подлинности "Протоколов" не было предоставлено решительно никаких доказательств». Но у Бернского суда ещё был эпилог. Ответчики подали апелляцию, и Апелляционный суд в Цюрихе согласился с этим и в ноябре 1937 года отменил пункт (1 из 11) приговора суда в Берне, запрещающий распространение «Протоколов». В России же решили быть еще большими католиками, чем папа, и «Протоколы» запретили, хотя при этом самое экстремистское толкование Талмуда «Шулхан Арух», где говорится «Лучшего из гоев – убей», было переведено на русский язык и распространяется беспрепятственно. Согласитесь, что это все странно по меньшей мере.
   
   

Новые Бироны


   Этноцид русских – явление не новое в истории России. В наши дни, увы, повторяется все то, что уже было в нашем прошлом – во времена бироновщины (в 30-х годах ХVIII века) в царствование императрицы Анны Ивановны, отмеченное засильем иностранцев во всех областях государственной и общественной жизни, в периоды интенсивного распространения масонства, нигилизма и западничества в ХIХ веке, в послереволюционные гонения на русских и все русское с одновременным геноцидом русского народа с 1917 по 1937 год.
   В СССР часто цитировали работу Ленина «О национальной гордости великороссов», но никогда не говорили о том, насколько он этих великороссов ненавидел. Достаточно вспомнить знаменитое письмо к нему Дзержинского от 19 декабря 1919 года о содержавшихся в плену около миллиона казаков? Ленин на вопрос главаря ВЧК, что с ними делать, наложил на это письмо резолюцию: «Расстрелять всех до одного». Это был чудовищный акт геноцида русского народа. Ленин, еврей по деду, ненавидел православие, хотя вполне терпимо относился к католичеству, буддизму, иудаизму, мусульманству и к сектантам. В начале 1918 года он даже намеревался запретить православие, заменив его католичеством. «Интернационализм со стороны угнетающей или так называемой великой нации (хотя великой только своими насилиями, великой только так, как велик держиморда), – писал он уже на закате своих дней о русском народе и его месте в Советском Союзе, – должен состоять не только в соблюдении формального равенства наций, но и в таком неравенстве, которое возмещало бы со стороны нации угнетающей, нации большой, то неравенство, которое складывается в жизни фактически (см. Ленин В.И. К вопросу о национальностях или об «автономизации». Полн. собр. соч. Т. 45. С. 359). В соответствии с этой резолюцией русский народ был лишен права самоопределения и автономии в рамках СССР. Русские люди были обречены на судьбу народа второго сорта, и во все время существования советской власти они жили хуже всех других народов и нацменьшинств в нашей стране.
   
   

Попрание основ


   В 20-е и 30-е годы русский народ подвергся невиданному в истории России культурному этноциду, который последовал за геноцидом русских в ходе красного террора. По подсчетам специальной комиссии, созданной генералом Деникиным в конце 1919 года, количество погибших от проводимого советской властью террора только в период 1918–1919 годов составило 1 766 188 человек. А дальше счет пошел на миллионы.
   «Достаточно вспомнить расстрелы заложников во время Гражданской войны, уничтожение целых сословий, духовенства, раскулачивание крестьянства, уничтожение казачества, – говорил президент России В.В. Путин в интервью газете «Труд». – Для нашей страны – это особая трагедия. Потому что масштаб колоссальный. Ведь уничтожены были, сосланы в лагеря, расстреляны, замучены сотни тысяч, миллионы человек. Причём это, как правило, люди со своим собственным мнением. Это люди, которые не боялись его высказывать. Это наиболее эффективные люди. Это цвет нации. И, конечно, мы долгие годы до сих пор ощущаем эту трагедию на себе. Многое нужно сделать для того, чтобы это никогда не забывалось» (Труд. 31.Х.2007).
   Это было страшное время. Новоявленные местечковые культургеры, подавляя все русское, принялись сбрасывать Пушкина, а с ним и всех русских классиков «с корабля современности». В резолюции Первой Всесоюзной конференции пролетарских писателей (январь 1925 г.) «контрреволюционным» объявлялось не только все прошлое литературы. Контрреволюционерами считались и «попутчики» – непролетарские писатели, в том числе и стоявшие на платформе советской власти, но якобы застывшие перед «гранитным монументом буржуазно-дворянской литературы», «проникнутые духом национализма, великодержавности, мистицизма». «Монумент» дружно призвали разрушить до основания.
   Лучшие представители русской интеллигенции, ученые с мировыми именами были насильно отправлены в эмиграцию на ленинских «профессорских пароходах». Русские писатели и поэты погибали в застенках ЧК, как погиб великий Николай Гумилев.
   Это был период безудержной вакханалии русофобов, когда культурный этноцид русских осуществлялся синхронно с их геноцидом.
   Так, в августе 1925 года в «Правде» был помещен наглый стихотворный «некролог» В. Александровского по поводу мнимой гибели России:
   
   Русь! Сгнила? Умерла? Подохла?
   Что же! Вечная память тебе.
   Не жила ты, а только охала
   В полутемной и тесной избе.
   
   Неизвестно, чем бы все это кончилось, если бы Сталин – и тут надо отдать ему должное – не остановил эту вакханалию русофобии, ибо понял, что она гибельна для самого существования СССР. Решительный отпор русофобствующим культургерам Сталин дал в своем известном письме Демьяну Бедному, одному из самых оголтелых ненавистников России:
   «Вы, – писал Сталин, – стали возглашать на весь мир, что Россия в прошлом представляла сосуд мерзости и запустения, что нынешняя Россия представляет сплошную “Перерву”, что “лень” и стремление “сидеть на печке” является чуть ли не национальной чертой русских вообще, а значит – и русских рабочих, которые, проделав Октябрьскую революцию, конечно, не перестали быть русскими. И это называется у Вас большевистской критикой! Нет, высокочтимый т. Демьян, это не большевистская критика, а клевета на наш народ, развенчание СССР, развенчание пролетариата СССР, развенчание русского пролетариата.
   И Вы хотите после этого, чтобы ЦК молчал! За кого Вы принимаете наш ЦК? И Вы хотите, чтобы я молчал из-за того, что Вы, оказывается, питаете ко мне “биографическую нежность”! Как Вы наивны и до чего Вы мало знаете большевиков...» (Сталин И.В. Собр. соч. Т. 13. С. 23-26).
   
   Говорят, что после такого «отлупа» со стороны Сталина Д. Бедный умер от страха. Он не был репрессирован, хотя Сталин в том же письме напрямую обвинил его в троцкизме. И об этом выродке от литературы можно было бы не вспоминать вовсе, если бы то письмо Сталина не остановило русофобию в СССР. Но при этом не будем забывать, что Демьян Бедный среди партийных русофобов был всего лишь мелкой сошкой. Русофобия поразила всю партийную верхушку, всю «ленинскую гвардию».
   В последнее время у нас часто цитируют комплиментарные высказывания Сталина в адрес русского народа. Не так давно были опубликованы Дневники старой большевички и советского дипломата А.М. Коллонтай, той самой, которой приписывают пропаганду концепции «стакана воды», т.е. вольного и беспорядочного секса. Она приводит такие слова Сталина: «Русский народ – великий народ! Русский народ – это добрый народ! У Русского народа среди всех народов наибольшее терпение! У Русского народа – ясный ум. Он как бы рожден помогать другим нациям! Русскому народу присуща великая смелость, особенно в трудные времена, в опасные времена. Он инициативен. У него – стойкий характер. Он мечтательный народ. У него есть цель. Потому ему и тяжелее, чем другим нациям. На него можно положиться в любую беду. Русский народ неодолим, неисчерпаем!» (Цит. по: Р. Косолапов. Какая же она, правда о Сталине? // Правда. 4 июля 1998 г.).
   Можно привести и тост Сталина за русский народ на банкете в честь Победы над фашистской Германией, и другие вполне заслуженные похвалы русским. Но это – слова. К сожалению, Сталин, хотя и понимал, что русский народ – это становой хребет Советской Империи, он всегда его боялся, что, скорее, объясняется не его марксистскими убеждениями – как марксист, он был начетчиком и догматиком-недоучкой – сколько менталитетом жителя небольшого грузинского княжества, не раз терявшего свою независимость еще до добровольного присоединения к Российской Империи, что, собственно, и спасло грузин от полного истребления турками.
   Начитавшись ленинских антирусских заветов, Сталин отказал русскому народу в государствообразующем статусе в СССР и, следуя указаниям Ильича, принялся, одновременно с борьбой с русофобией, искоренять… «русский национализм». В первую очередь это коснулось русской исторической науки, хранительницы исторической памяти русского народа и русской цивилизации. При Сталине эту науку объявили якобы насквозь великодержавной. К «стоявшим на великодержавно-буржуазных националистических позициях» причислялись крупнейшие дореволюционные историки – В.О. Ключевский, С.М. Соловьев и Б.Н. Чичерин, а из современников – В.В. Бартольд, В.И. Пичета, Ю.В. Готье, А.А. Кизеветтер, П.Г. Любомиров и другие. В зоологическом национализме обвинялись академики С.Ф. Платонов, М.К. Любавский, С.В. Бахрушин и др. Так, в конце 1933 – начале 1934 года в Москве, Ленинграде и ряде других городов были арестованы «члены широко разветвленной фашистской организации», именующейся Российской национальной партией. В общей сложности ими оказались (с учетом параллельных дел на периферии) более ста интеллигентов-гуманитариев, значительную часть которых составляли русисты и слависты-филологи – специалисты по истории древнеславянской письменности, славянскому фольклору, сравнительной грамматике и истории славянских языков. Среди них были искусствовед, директор Русского музея Н.П. Сычев и известный реставратор П.Д. Барановский, который заперся в уже подготовленном к взрыву храме Василия Блаженного и не дал его снести.
   Антирусские настроения Сталина подогревали его соратники по партии. Поначалу – евреи Каменев и Зиновьев, затем Бухарин, Берия и Каганович, который до того, как податься в большевики, до революции, собирал шекель и числился в сионистской организации «Цеире-Цион». Резко отрицательно еще при Ленине относились к панславянскому движению, считая его реакционным монархическим проектом.
   Так, нарком просвещения Луначарский в мае 1928 года в своей лекции «Воспитание нового человека» объявил, что русские не умеют работать, так как они «не совсем “европейцы” и очень, очень мало “американцы”, но в значительной степени – азиаты. Это, так сказать, дань нашему евроазиатству». Российскому человеку, по словам Луначарского, предстояло пройти еще порядочную полосу времени, чтобы добрести до человека западного типа, умеющего работать «в пять-шесть раз скорее, ладнее, умнее». Нарком в очередной раз провозгласил тогда: «Мы не нуждаемся ни в каком патриотизме», ибо обрести достойное будущее возможно только в грядущей мировой организации, создающейся благодаря особым качествам пролетария, который «не чувствует себя гражданином определенной страны... является интернационалистом».
   
   

Классики русофобии


   «Теоретическое» обоснование русофобии и славянофобии большевиков мы находим еще в трудах классиков марксизма-ленинизма. В них русский народ и другие славянские народы отнесены к «варварам» и «азиатам», чуждым европейской цивилизации. Большевики воспринимали это как догму. Представлять русских нецивилизованными азиатами, варварами – традиционная доминанта в западной политологии, чего не избежал и марксизм, и такие его «просветители», как Луначарский. Между тем, как показали новейшие исследования, русские – народ европейский, в их генах нет элементов, свойственных азиатскому и угро-финскому генотипу, даже несмотря на 300 лет татаро-монгольского ига. Без всякого сомнения, русский народ по своей культуре органически и исторически принадлежит к Европе и христианству, хотя православие в Западной и Центральной Европе куда менее популярно, чем католичество или лютеранство.
   Принадлежность нации к европейской либо к одной из азиатских цивилизаций, конечно, не определяется географическими координатами. Как-то один известный у нас в стране русофоб убеждал русских с телеэкрана: «Вам что, мало вашей тысячелетней истории и великой культуры для того, чтобы ощущать себя великой нацией? Зачем вам копаться для поисков этого величия в развалинах Аркаима и в раскопках Триполья?» В самой такой постановке вопроса очевидно типичное для всех русофобов стремление лишить русского человека возможности ощущать себя исторической нацией на своей исторической Родине. Алексей Толстой дал нам это определение. «Родина, – писал он, – это весь народ, совершающий на данной площади свое историческое движение. Это прошлое народа, настоящее и будущее. Это – его своеобразная культура, его язык, его характер. Это цель совершаемых им революций, исторических скачков, узлов его истории». И если знать историю России не с момента ее крещения, а хотя бы на тысячелетие раньше, то станет ясно, что она внесла в западную и мировую культуру куда больше, чем все европейские страны вместе взятые. Тут славяне в целом, и русские в частности, имеют куда больше прав именоваться подлинными арийцами и носителями самой древней на Земле культуры, чем потомки готов и франков. А тут без преемственности тысячелетий не обойтись никак. Без скифских курганов не понять великой культуры Древнего Рима и истоков Возрождения. Со времен Триполья влияние живительной славянской культуры было настоящим спасением для тогда еще варварской Европы. Поэтому надо чаще напоминать тем, кто пытается слово «русский» употреблять как синоним слова «варвар», о том, что Россия принесла в Западную Европу. Ну хотя бы напомнить о том, что дочь Ярослава Мудрого, став французской королевой, женой Генриха Первого, научила французов употреблять мыло. С нее началась знаменитая французская парфюмерия. А уж если дальше копать, то и первая королевская династия Меровингов была основана славянским князем Меровичем. Наши европейские корни куда более глубоки, чем у многих народов Европы.
   
    Любопытное тому свидетельство мы находим у русофоба и ненавистника славян классика марксизма Фридриха Энгельса. Вспоминая о становлении немецких княжеств, которые создавались на костях древних, еще языческих славян, живших вдоль побережья Балтийского моря, а также у Атлантики, он провозгласил то же, что впоследствии Гитлер: славян уничтожали якобы «во благо цивилизации». Не верите, прочитайте текст, никогда не включавшийся в собрание сочинений Маркса и Энгельса: «Немцы снова отвоевали на севере у славян прежде немецкую, а впоследствии славянскую область от Эльбы до Варты; это завоевание было обусловлено “географическими и стратегическими соображениями”, вытекавшими из раздела Каролингской монархии. Эти славянские области полностью германизированы; дело это уже сделано и не может быть исправлено, разве только панслависты разыщут исчезнувшие сорбский, вендский и ободритский языки и навяжут их жителям Лейпцига, Берлина и Штеттина (польское название: Щецин). Но что указанное завоевание было в интересах цивилизации – этого никто до сих пор не оспаривал». (Написано Ф. Энгельсом 14—16 февраля 1849 г., напечатано в Neue Rheinische Zeitung, № 222 и 223; 15 и 16 февраля 1849 г.)
   Если бы случилось самое страшное и Гитлеру удалось бы завоевать СССР и уничтожить миллионы славян, как он планировал, то какой-нибудь новый «Энгельс» тоже написал бы, что это было сделано «в интересах цивилизации».
   А между тем, презрительно упомянув вендский и ободритский языки, Энгельс проявил не только свое невежество – и венды, и ободриты говорили на древнеславянском, но и перечеркнул целую цивилизацию, которая была куда выше саксов и других германских племен. Славяне – лужицкие сербы, венды, ободриты, племена вагров, полабов, глиняков, смолян, вильцев и др. в VIII—XII веках – заселяли территории современных немецких земель вдоль Эльбы (Лабы), откуда и пошло название «полабские славяне», в районе Мекленбурга (древнеславянское название этого города – Велиград), вольного города Гамбурга и частично территорию земель Шлезвиг-Гольштейн и Нижняя Саксония, г. Ольденбург (Стариград) и др. Крупнейшим торговым городом на побережье Балтийского моря был город ободритов Рарог, у датчан (викингов) известен как «Рерик». В 843 г., в результате раздела Франкской империи по Верденскому договору, было создано западнославянское государство Ободридская держава, где бурно развивались ремесла, выплавляли железо из болотных руд, ковали прекрасные, искусно украшенные клинки, латы и кольчуги. Раскопки храмового города славян Арконы на острове Рюген говорят о высоком уровне культуры ободритов и других славянских племен того времени, о высоком искусстве деревянной культуры и храмового зодчества. Жена Ярослава Мудрого – Ингегерда была дочерью шведской королевы Астрид, которая до замужества была ободритской княжной. Она и была матерью Анны Ярославны (Анны Русской), ставшей женой Генриха I, а после его смерти – королевой Франции.
   Русским упорно навязывают версию о том, что фактическим создателем русского государства был пришлый варяг Рюрик, которого новгородцы позвали на царство. Любые попытки опровергнуть эту версию встречаются в штыки. Русских изображают варварами, а Рюрика и варягов – миссионерами цивилизации в нашей «темной» земле. От исторической истины этот миф, однако, далек. Как показывают новейшие исследования, Рюрик – славянин из племени бодричей, внук Гостомысла, сын его дочери Умилы и бодрического князя Годослава (Годлава). Существует записанное в конце XVIII века французским собирателем фольклора народное предание мекленбургских крестьян, повествующее о том, что в IX веке из их земель далеко на восток, за море, ушел великий рыцарь по имени Рюрик, который вместе со своими братьями Синеусом и Трувором избавил население далекой страны от власти тирана и стал местным королем. (Данная легенда была опубликована в Париже в XVIII веке, в книге: Мармье К. Северные письма. Париж, 1857. С. 25, 26. Marmier Х. Lettres sur le Nord. Paris. 1857. P. 25, 26). Этот факт говорит в пользу западнославянского происхождения Рюрика (так как в те времена, о которых повествует легенда, территория Мекленбурга и Померании была заселена полабскими славянами, в частности ободритами). Кроме того, эта легенда – единственное упоминание о Рюрике в западном фольклоре. В Швеции, которую многие ученые прочили на роль родины Рюрика, человек с таким именем известен не был. (См. также: Иоахим Херрман. Ободриты, лютичи, руяне.) А мы и после этого повторяем западное вранье о том, как позвали Рюрика Русью править.
   Принадлежность России к греко-романской и к европейской цивилизации в целом и географически к Евразии дает ей ряд геополитических и иных преимуществ. Прежде всего при определении мотивации и прогнозировании жизненно важных решений наших потенциальных союзников и противников в Европе и на Американском континенте. Ведь в современном конфликте цивилизаций решающим в конечном итоге может оказаться духовное начало, а не только военные технологии, прагматизм и логический расчет. И здесь наши европейские корни особо значимы.
   «Мы принадлежим не только Востоку, но и Западу через наследие эллинства, – писал Н. Бердяев. – Мы платоники. Западные люди по преимуществу аристотелевцы. На нас почил эллинский дух, универсальный эллинский гений».
   Принадлежность русских к европейской цивилизации, однако, отнюдь не исключает традиционной враждебности по отношению к России и в Европе, и в США, несмотря на все наши идеологические метаморфозы. На то существует ряд причин, и их надо понимать, чтобы, с одной стороны, не демонизировать Запад и все же сотрудничать с ним там, где России это выгодно, а с другой – трезво оценивать потенциал его угрозы и многовековую живучесть русофобии в Старом Свете.
   «Россия стала колоссом, не перестающим вызывать удивление. Россия – это единственное в своем роде явление в истории: страшно могущество этой огромной империи в мировом масштабе, – писал Маркс в своих письмах в середине ХIХ века. – В России, у этой варварской расы, имеется такая энергия и активность, которых тщетно искать у монархий более старых государств. Славянские варвары, – писал далее основатель научного коммунизма и проповедник «пролетарского интернационализма», – природные контрреволюционеры. Поэтому необходима беспощадная борьба не на жизнь, а на смерть со славянством, предающим революцию, на уничтожение и беспощадный терроризм».
   Точно так же ненавидел Россию и славян сподвижник сына раввина Маркса немец Ф. Энгельс. В своей статье «Демократический панславизм» он признал, что ненавидит даже тех славян, которые имели несчастье поселиться на территории нынешней Германии еще в далекой древности. Ненависть Энгельса к славянам слепила ему глаза. И не столько классовая, сколько расовая. По его мнению, «славяне (за исключением католиков-поляков) постоянно служили как раз главным орудием контрреволюции, они всюду, куда простиралось славянское влияние, были угнетателями всех революционных наций». В число этих «революционных наций» классик записал даже захватническую армию Наполеона Бонапарта, которому эти «проклятые славяне» не дали сожрать Россию. «Среди тех армий, – писал Энгельс, – которые своими превосходящими силами оттеснили Наполеона от Одера до Парижа, три четверти составляли славяне, русские или австрийские славяне». И за это, пророчествовал он, «чехам, хорватам и русским обеспечены ненависть всей Европы и кровавая революционная война всего Запада против них». Вот как! Дальше еще круче: «На сентиментальные фразы о братстве, обращаемые к нам от имени самых контрреволюционных наций Европы, мы отвечаем: ненависть к русским была и продолжает еще быть у немцев их первой революционной страстью; со времени революции к этому прибавилась ненависть к чехам и хорватам, и только при помощи самого решительного терроризма против этих славянских народов можем мы совместно с поляками и мадьярами оградить революцию от опасности. Мы знаем теперь, где сконцентрированы враги революции: в России и в славянских областях Австрии; и никакие фразы и указания на неопределенное демократическое будущее этих стран не помешают нам относиться к нашим врагам, как к врагам.
   ...Борьба, беспощадная борьба не на жизнь, а на смерть со славянством, предающим революцию, борьба на уничтожение и беспощадный терроризм... в интересах революции!» (Это письмо не было включено в собр. соч. Маркса и Энгельса. Оно было написано Ф. Энгельсом 14–16 февраля 1849 г. и напечатано в Neue Rheinische Zeitung №№ 222 и 223, 15 и 16 февраля 1849 г. – Печатается по тексту газеты // пер. с нем.).
   Вслед за Энгельсом К. Маркс уточнял «направление главного удара»: «В ближайшей мировой войне с лица земли исчезнут не только реакционные классы и династии, но и целые реакционные народы. И это тоже будет прогрессом... Ближайшая борьба с Россией выдвинет великий вопрос: быть Европе конституционной или казацкой». «Только в союзе с поляками и мадьярами и с помощью самого решительного терроризма против славянских народов мы будем в состоянии обеспечить прочность революции» (Из письма Маркса к Энгельсу. Париж, 1865).
   В коммунистической пропаганде избегали прямого цитирования этих пассажей из наследия классиков марксизма-ленинизма, всячески упирая на интерес Маркса и Энгельса к русским революционным течениям и даже на их попытки изучать русский язык. Только не говорили, зачем им этот язык понадобился. Читаем: «...По крайней мере, хоть один из нас будет знать языки, историю, литературу и особенности социальных институтов как раз тех народов, с которыми придется немедленно вступить в конфликт» (К. Маркс и Ф. Энгельс. Собр. соч. Т. 28. С. 31–32). В своей работе «Разоблачения дипломатической истории XVIII века» К. Маркс писал: «Московия была воспитана и выросла в ужасной и гнусной школе монгольского рабства. Она усилилась только благодаря тому, что стала virtuoso в искусстве рабства. Даже после своего освобождения Московия продолжала играть свою традиционную роль раба, ставшего господином. Впоследствии Петр Великий сочетал политическое искусство монгольского раба с гордыми стремлениями монгольского властелина, которому Чингисхан завещал осуществить свой план завоевания мира». Маркс писал о славянах, что « у них нет гражданских начал, нет понятия демократии, свободы, потому это толпа, управляемая монархом, и представляет собой грубую животную силу, как мышцы у ящера». А вот когда произойдет революция (естественно, социалистическая), то она заменит эти слабовольные тупые правительства в Западной Европе на волевые, революционные правительства – «они-то и прикончат российское чудовище – оплот панславизма, и тогда солнце Запада (уже коммунистического) перейдет через Золотой Рог и взойдет над миром. Над миром, в котором не будет реакционной России и не менее реакционного славянства» (См.: К. Маркс и Ф. Энгельс. Собр. соч. Т. 8–10).
   Теперь уже не секрет, что именно эти установки Маркса и Энгельса на уничтожение русского народа и других славян легли в основу подготовки и осуществления трех русских революций ХХ века, в основу ленинского красного террора и борьбы Сталина с «русским национализмом» и пан-славянством.
   Война и Ялтинские договоренности о разделе Европы заставили Сталина изменить отношение к славянофилам. В 1946 году на приеме правительственной делегации Чехословакии во главе с Э. Бенешом Сталин, открестившись от родства со «старыми славянофилами»-монархистами, заявил: «Мы, новые славянофилы-ленинцы, славянофилы-большевики, коммунисты, стоим не за объединение, а за союз славянских народов… Вся история жизни славян учит, что этот союз нам необходим для защиты славянства». Дошел до этой истины вождь народов сам либо жизнь заставила, сказать трудно. Факт тем не менее остается фактом – и после его смерти КПСС не прекратила борьбы с русским национализмом и панславизмом, что мы, члены Русской партии в КПСС, знаем по себе и по искалеченным судьбам наших товарищей.



  Copyright ©2001 "Русский Вестник"
E-mail: rusvest@rv.ru   
Error: Cache dir: Permission denied!

Rambler's Top100 TopList Rambler's Top100
Посадка и уход за садом и огородом

технический дизайн ALBION