06.12.2017: ЭФИОПИЯ – ЮЖНЫЙ РУБЕЖ РОССИИ
Беседа с профессором Ныгусие Кассае В. Микаэлем

   
   
   Россия и Эфиопия – страны, разделённые морями и тысячами километров, однако имеющие исторические и религиозные связи, которые не оборвались даже после многих катаклизмов и лихолетья ХХ века, хотя на государственном уровне они фактически не поддерживаются. Роль России и русского народа в защите суверенитета древнего африканского государства хорошо известна профессору РУДН, руководителю Международной общественной организации содействия интеграции и развитию культурного и делового сотрудничества «Общество дружбы между народами России и Эфиопии», доктору исторических наук Ныгусие Кассае Вольде Микаэлю. Истинный представитель своего народа, за много лет жизни в России он глубоко проникся русской культурой и практически породнился с ней.
   Корреспондент «Русского Вестника» встретился с профессором, чтобы поговорить о том, какой след оставили русские в Эфиопии, и о роли России в современном мире.
   Ныгусие Кассае успел проникнуться Россией и хорошо узнать её изнутри за 32 года (после поступления в Университет дружбы народов имени Патриса Лумумбы в 1985 году). Хотя его общение с русскими началось ещё раньше на родине, поскольку он жил неподалёку от больницы, организованной Российским обществом Красного креста в конце XIX века и позже модернизированной силами СССР, где работали русские врачи и медсёстры. С 1945 года в Эфиопии существовал и культурный центр, известный тогда как Постоянная выставка Советского Союза, а сейчас как Российский центр науки и культуры в Аддис-Абебе, где будущий российский профессор изучал русский язык и познакомился с чёрно-белым советским кинематографом. Так он изучал русскую жизнь и российский быт изнутри видел своими глазами. Сам он называет себя продуктом двух культур: эфиопской, к которой принадлежит по рождению, в которой вырос, и русской, в которой воспитывался и получил высшее образование.
   Долгое время Эфиопия была закрытой страной, но сегодня её прошлое исследуется, ведутся раскопки, но среди задействованных учёных, к сожалению профессора, сейчас нет представителей России.
   Сегодня наибольший интерес вызывает Аксумское царство, доминировавшее в регионе и взаимодействовавшее с Римской империей с первых веков нашей эры до своего падения в Х столетии, однако ранее существовали царство Ди’амат и известный по древнеегипетским хроникам Пунт. Считается, что часть источников была уничтожена после захвата власти иудейской царицей Юдит, которая сжигала храмы и разрушала памятники Аксума. Однако Ныгусие Кассае предостерегает против любых форм борьбы с историей. Он не склонен демонизировать эту фигуру, напоминая, что приход Юдит и партии «бета Исраэль» (фалашей) во второй половине Х века стал своеобразным реваншем той части населения Эфиопии, которая считала себя обманутой, поскольку до христианизации государство было преимущественно иудейским. Кроме того, принято считать, что установление христианства приходится на IV век нашей эры, однако профессор напоминает, что придворная элита начала принимать христианство ещё в I веке, после того как посланник Аксума в Иерусалиме услышал проповедь от апостола Филиппа и принял крещение. Таким образом, христианство в Эфиопии долго оставалось религией избранных, пока не утвердилось в качестве государственной религии с институтом патриаршества, вытеснив иудаизм и другие верования. На те годы приходится расцвет Аксума. В VII веке политический ландшафт начинает резко меняться.
   Происходит стремительное распространение ислама, Эфиопия теряет побережье Красного моря, а массовая миграция христиан с севера Африки на юг становится непосильным бременем для Аксума, что ведёт к падению царства. С этого момента Эфиопия всё время находилась в состоянии сдерживания исламской экспансии.
   В период противостояния с султанатом Адаль, который снабжала и поддерживала Османская империя, в XVI веке правители Эфиопии сближаются с португальцами.
   Следующей европейской державой, оставившей запоминающийся след в истории Эфиопии, была Англия. К этому моменту страна находилась в состоянии феодальной раздробленности и сотрясалась от дворцовых переворотов, а затем к власти пришёл узурпатор Теодрос II, который попытался централизовать государство, но испортил отношения с английской королевой Викторией, арестовав её подданных. В 1868 году британский экспедиционный корпус высадился в Эритрее и началась война, в результате которой Теодрос II был побеждён и покончил с собой. Видя настроение народа, англичане предпочли не задерживаться в Эфиопии, но не только увезли с собой освобождённых пленных и императорскую корону в качестве трофея, а беззастенчиво ограбили страну.
   Вскоре проявляет интерес к региону и начинает вести свою хитрую политику Франция, но новый вызов со стороны Западной Европы материализуется в курсе Италии на активную колонизацию окрестных территорий и самой Эфиопии.
   
   «Русский Вестник»: И вот тут Эфиопия неожиданно обретает союзника в лице Российской империи...
   Ныгусие Кассае: Даже чуть раньше. Ведь ещё узурпатор Теодрос II в середине XIX века, когда попытался создавать артиллерию, велел изготовить пушку под названием «Севастополь». Все знают, что было в 1856 году в Крыму, и он знал! Отношений с Россией ещё не было, хотя попытки наладить их предпринимались ещё при Петре Великом, но в то время у России были другие заботы. А конец XIX века – это обсуждение проблем Африки в Берлине. Россия также принимала участие в конференции, но была единственной страной, которая не колонизировала Африку. России было выгодно отвлечь европейцев от собственной сферы влияния в Чёрном море на дальний рубеж, и для этого требовался союзник. И как раз нашлись инициаторы, готовые помочь Эфиопии, причём многие из одной губернии. Русские отправлялись в Эфиопию морем из Одессы до Александрии, дальше проходили через Джибути, тогда французское Сомали, и требовалось организовать свободный проход. Официально они приехали, чтобы совершить экскурсию и вскоре уехать, но на самом деле это не так. Есть косвенные подтверждения, что они организовали вой-ска и обучали их. Только после этого была достигнута договорённость о покупке 30 тысяч винтовок и около 3 миллионов патронов. Но откуда пушки и кто обучал артиллеристов? По официальной версии, из-за конфликта с местной французской администрацией русские были вынуждены уплыть и только потом вернулись, но нет. Скорее, они даже побывали на фронте.
   
   – Упоминаются только казаки-добровольцы, которые отправлялись на фронт…
   – Да, добровольцы... У меня есть статья, которая называется «Иван Филаретович Бабичев». Он будет чуть позже – во время экспедиции Н.С. Леонтьева, но и в его биографии будет косвенное подтверждение: без одобрения царя ни один военный Российской Империи не имел права участвовать в чужой войне. Правительство Российской Империи хорошо знало, кто, куда и зачем направляется, и без согласия Петербурга никто туда не попал бы. В итоге Эфиопия побеждает в войне в 1896 году и защищает свою независимость от агрессии Италии.
   Эти события повлекли легитимацию Эфиопии. После 1896 года Англия, Франция и сама Италия признали её суверенитет, а позже и другие европейские страны, в том числе Австрия и Германия поспешили заключить с ней партнёрские отношения. Официальные отношения с Российской империей устанавливаются в 1898 году. Но важно понимать, что если бы не было той российской помощи, не было бы той победы, мы бы вообще не говорили ни о каких дипломатических отношениях, потому что не было бы самой Эфиопии.
   
   – Пока этот вклад Российской Империи требует подтверждения в источниках, мы можем с уверенностью говорить о миссии русского Красного Креста...
   – В 2016 году мы проводили конференцию, посвящённую отправке русских медиков в Эфиопию, потому что для неё это имело огромное значение. Во-первых, у эфиопов не было ни врачей, ни медикаментов, но после войны 1895–96 гг. было очень много раненых, в том числе и среди итальянцев. Тогда русские предложили медицинскую помощь, но итальянцы отказались, а эфиопы приняли. Из Российской Империи прибыли не только высококвалифицированные, но и высококультурные специалисты; они не только лечили, но и обучали местных обращаться с инструментами, обрабатывать раны и, в конце концов, готовили учебные пособия для будущих кадров на местном амхарском языке.
   
   – Значит, Российская Империя положила начало современной медицине в Эфиопии?
   – Именно так! Первая больница в Эфиопии была русским госпиталем. Тогда же, в послевоенные годы, когда было столько раненых и существовал риск распространения инфекций, русские обучают жителей Аддис-Абебы и окрестностей гигиене. Представьте, какая гуманитарная катастрофа произошла бы без этого? Конечно, это огромный вклад, и настоящий героизм – приехать туда, общаться с пациентами без рук, без ног, лечить их.
   А во-вторых, европейцы должны сказать России «спасибо», потому что местное население привыкло с презрением относиться к белым, и к тому моменту престиж белого человека совсем упал, а когда приехали русские и стали помогать, эфиопы поняли, что есть другие люди. И впоследствии они изменят своё отношение к европейцам вообще, станут разрешать вести разную деятельность, вступать в договорённости. За это Европа должна сказать «спасибо» России.
   
   – История, конечно, не знает сослагательного наклонения, но без революционных событий отношения России и Эфиопии развивались бы эффективнее?
   – Это так. После событий 1905 года русские как-то сокращают своё присутствие в Эфиопии, а 1917 год эфиопы вообще не поняли: как и зачем? А самое главное – зачем убили царя? А семья-то причём? Ну даже если политические разборки, но семью-то зачем трогать? Поэтому до 1943 года Эфиопия вообще не стремилась общаться с Советским Союзом. Эфиопия стала единственной страной, где в 1918 году прошла панихида по убитому российскому императору Николаю II. Принимали участие не только оставшиеся в Эфиопии русские, но и сановники, жители Аддис-Абебы и окрестностей, потому что так относились к нему.
   Позже прекращает своё существование российское посольство. В 1927 году Эфиопию посещает Н.И. Вавилов. Поскольку он учёный, его удостаивает аудиенции тогдашний регент и будущий император Хайле Селассие I. Они долго обсуждают причины революции, и он извлёк свой урок из этого общения, потому что впоследствии он столкнётся с несколькими попытками переворота. Затем будут попытки наладить хотя бы торговые отношения. В 1935 году Советский Союз единственный выступит против агрессии фашистской Италии и не признает аннексии Эфиопии итальянской армией.
   В послевоенные годы отношения между Эфиопией и СССР начинают стремительно развиваться: предоставляется экономическая помощь, разрабатываются планы пятилеток для эфиопского правительства, развивается сельское хозяйство, прокладываются дороги, создаются институты. Сейчас некоторые господа утверждают, что при этом СССР экспортировал революцию, но я хорошо помню, кто был участником свержения монархии в 1974 году: ни одного выпускника советских вузов и политических школ, зато много представителей США, Франции и Великобритании.
   В третий раз русские будут спасать Эфиопию в 1978 году во время нападения Сомали. Поскольку времени на обучение обращению с советской военной техникой не будет, подключатся Куба и Южный Йемен.
   
   – Но после изменения строя в России в 1991 году отношения между странами уже не на таком уровне.
   – Политически и дипломатически они нормальные, но народные отношения на низком уровне. Вот сейчас мы пытаемся что-то исправить с Обществом дружбы. Особенно жаль, что Россия практически отсутствует в поле зрения эфиопских СМИ. Советский союз с 1978 до 1990 года оказывал не только экономическую и военно-техническую помощь, но и помогал в области науки и культуры: готовил около 27 тысяч специалистов, способствовал развитию литературы, знакомил с русской и советской классикой. Я сам переводчик, и эфиопы, живущие сейчас в США или Канаде, просили меня прислать что-нибудь из России, потому что они выросли на русской классике, что оказало влияние на эфиопов моего возраста и старших поколений. Им гораздо ближе русская манера общения, чем западная, которая для них жестковата.
   
   – Мы говорим уже о ментальности, о душе?
   – Да. У нас совершенно разный взгляд на мир, и мы не в состоянии понять многие вещи, которые творятся на Западе, например их «толерантность». Мы не можем это перевести, потому что это не наша культура. У нас есть христианское понимание вещей, когда ясно, что ты любишь или ненавидишь. Или вот понятие «справедливость». Во многих языках это слово не имеет точного перевода, но у нас оно есть, и мы понимаем, что это такое. У нас изначально на этом основывалась цепочка взаимоотношений «крестьянин – господин – правитель – Бог». Поэтому нам гораздо ближе русская ментальность и русская литература.
   К сожалению, после 1991 года уже ничего не переводится. Раньше было радиовещание на амхарском языке, несколько издательств и журналов. Согласитесь, что язык и культура – это всё-таки ещё и товар, который принято дорого продавать. Английский язык – это хорошо, но России не мешало бы вести вещание хотя бы на четырёх основных африканских языках. Нужно не сужать свои границы, а усиливать культурное присутствие России, воспринимая Эфиопию как южный рубеж.
   
   – Как вы видите Россию в современном геополитическом пространстве мира?
   – Я считаю, 1991 год случился не потому, что Запад выиграл, а потому что тогдашнее руководство Советского Союза не захотело взять на себя ответственность быть лидером нового мира, а после 2000 года Россия заявила о себе как лидер свободного мира. Многие говорят, что у современной России нет идеологии и идеи, а идея есть. Это создание справедливого мира, то есть справедливых международных отношений, которые основываются на правде.
   Если мы посмотрим сейчас – на каждом шагу «уважаемые люди», руководящие государствами, просто врут. Такой мир долго не сохранится. Это даже не двойные стандарты. Это система лжи, напоминающая тот мир, в котором возникло христианство, – мир разврата, жестоких и нечестивых людей. А христианство проповедует правду и любовь.
   Только Россия предлагает создать справедливый мир, где будет царить правда. Запад же ничего не предлагает, потому что продолжает считать себя победителем. На самом деле, я не противник Западной культуры и Запада, просто как эфиоп я смотрю на мир по-другому, потому что Запад предлагал нам дарвинизм, расизм, колониализм, марксизм, фашизм. И диктатура коммунизма – это тоже продукт западной культуры.
   Задача интеллигенции – нести эту идею. Если бы не было апостолов, христианство оставалось бы в рамках маленьких общин, но они разъяснили разным народам суть учения. XX век – век нефти и газа, XXI век – век воды и идеи, а это всё есть только у России. Но эту идею необходимо преподнести другим народам, и в этом деле интеллигенция должна играть такую же роль, какую – да простят мне – играли апостолы. Мир уже понимает и уже готов.
   Раньше так называемые страны третьего мира с упованием встречали такое явление, как глобализация, а я спрашивал: «Господа, разве это первый опыт? Просто откройте Библию и на доступном языке прочитайте про Вавилон!» Бог не любит однообразия. Нас не просто так создали такими – мы дополняем друг друга.
   Если посмотреть на историю России, то это единственная империя, которая не потеряла присоединённые народы – наоборот, сохранила. Тем не менее есть традиция восточного христианства, которая изначально не жестокая, не побуждает самим на кого-то нападать.
   Надо понимать, что сегодня многое зависит от готовности интеллигенции нести идею Русского мира, тем более ей доступны все мировые языки. Для этого не следует ждать указаний сверху и выплат, нужно воспринимать это как миссию, которую надо выполнить, и тогда не только наши потомки, но и весь мир будет благодарить.
   


   Подготовил Филипп ЛЕБЕДЬ


   



  Copyright ©2001 "Русский Вестник"
E-mail: rusvest@rv.ru   
Error: Cache dir: Permission denied!

Rambler's Top100 TopList Rambler's Top100
Посадка и уход за садом и огородом

технический дизайн ALBION