30.12.2017: ПОД ПАТРОНАЖЕМ МИРОВОЙ ЗАКУЛИСЫ
Троцкий как революционер-сионист

   
    Начало Первой мировой застает Троцкого, как и Ленина, в Австрии. Полиция арестовывает русских граждан и помещает их в лагерь на время войны. Но Льва Давидовича полиция почему-то предупреждает, что он должен срочно покинуть страну. Лейба бросает свои недописанные книги и свою библиотеку (австрийское правительство все возвращает в сохранности, когда Троцкий приходит к власти) и уезжает в Париж, где становится редактором меньшевистской газеты Мартова (Цедербаума) «Наше слово». С Мартовым, однако, он быстро рассорился и подобрал газету под себя. Деньги на издание той газеты в 1914–1916 гг. поступали к Троцкому через Х. Раковского. Историк Збинек Земан полагал, что эти деньги у Раковского появились от Израиля Парвуса (Гельфанда) – в конце марта 1915 г. тот получил от германского генштаба первый миллион германских марок на ведение «мирной пропаганды» в России, часть из которых была переведена в Бухарест, куда в начале апреля прибыл и сам Гельфанд для встречи с фон Буше и Раковским. Часть этой суммы пошла на помощь газете Троцкого, которая вела активную работу по разложению русских войск, дислоцированных во Франции. Именно поэтому французские власти все же закрыли «Наше слово» в 1916 г. за антивоенную пропаганду. Сам Троцкий позже, находясь в Нью-Йорке, вспоминал, что деньги на издание газеты «были в основном от Раковского», т.е. от Парвуса, а значит – от немцев.
   Из Франции после закрытия газеты Троцкий перебирается сначала в Испанию, а затем в Соединённые Штаты. 13 января 1917 года он прибывает в Нью-Йорк. С цветами и оркестром его встречает специальный комитет, устроенный по случаю его приезда…
   Конечно, Лейба приехал туда с соответствующими рекомендациями. Связи его жены Седовой, а затем и его самого с Уорбургами и Ротшильдами, Кунами и Лебами, помогли ему в США сразу же войти в высшее общество. Официально он числится работающим в русскоязычной еврейской газете «Новый мир», где уже к тому времени работал и Николай Бухарин, прибывший в Нью-Йорк в 1915 году. Троцкий жил в роскошных апартаментах в центре Манхэттена и моментально получил американское гражданство, несмотря на то, что до этого был депортирован из ряда европейских стран. У Троцкого был личный автомобиль с шофером, и его основным занятием было митингование перед русскими евреями в огромном русском районе на Ист-Сайде в Манхэттене, где проживало около 2,5 миллиона русских евреев, среди которых были и такие известные впоследствии личности, как Моисей Урицкий – будущий начальник Петроградской ВЧК, Володарский – будущий министр печати большевиков, Эмма Голдман – международная террористка-революционерка и многие другие.
   Дальнейшее описано у Генри Форда в его книге «Международное Еврейство». Троцкий после отречения царя получает аудиенцию у одного из столпов сионистского капитала в США Якова Шиффа. После того как Николай II отказался предоставить евреям равные права с русскими, Шифф пригрозил ему расправой. Он вручает Троцкому чек на 20 миллионов долларов и обещает, что еще 20 миллионов долларов он получит после успешного совершения переворота в России. Известно, что именно Шифф отдал через Якова (Янкеля) Свердлова приказ убить не одного Николая II, а всю императорскую семью. А тот, даже не проинформировав об этом ни ВЧК, ни Ленина, передал этот приказ своему подельнику Юровскому, который его и исполнил в подвале дома Ипатьевых в ночь с 16 на 17 июля 1918 года.
   Именно Шифф купил и передал в личное распоряжение Троцкого пароход «Кристианафьорд». Шифф загружает его наганами и максимами, а Троцкий набирает добровольцев из числа участников его митингов в еврейском Ист-Сайде. Всех забрать не удалось. Особо желающие доехали потом. А Троцкий смог взять только около 270 человек. Все эти евреи, добровольцы-реэмигранты, были поселены Троцким в захваченном Смольном дворце и кормились на деньги Якова Шиффа, спокойно получаемые Троцким в Петербургском отделении шиффовского «Ниа банка» в Петрограде.
   На Троцкого были сделаны крупные ставки. По пути в Россию его пароход, полный оружия и вооружённых людей, задержали в канадском порту Галифакс. Формальной причиной задержания было отсутствие российских документов. Но реально эту «революционную» банду задержали на том основании, что Троцкого уже высылали Франция и Испания как немецкого шпиона. Троцкий вместе с семьёй был снят с корабля английскими властями (Канада была тогда доминионом Великобритании) и отправлен в концлагерь для интернированных моряков немецкого торгового флота. Однако в том, чтобы Троцкий как можно скорее разжег революцию в России, были заинтересованы слишком мощные силы, чтобы позволить каким-то канадским провинциалам вмешиваться в планы мировой закулисы. В Галифакс пришел запрос Временного правительства с просьбой освободить Троцкого как «заслуженного борца с царизмом». Когда это не подействовало, канадским властям позвонил Уинстон Черчилль, который был тогда Первым лордом Адмиралтейства, и Троцкий успешно продолжил своё плавание. Немецкий генерал и командующий Людендорф писал: «Троцкий прибыл в Петроград из Америки через Швецию, снабжённый неограниченным количеством валюты интернациональными банкирами. Другие деньги были добыты большевикам евреем Сольмсеном (Solmsen) из Германии» (см. книгу Иосифа Недавы «Троцкий и евреи»).
   Троцкий приехал в Петроград 4 мая 1917 года. На своем пароходе он доставил в Россию целую банду «интернационалистов» вместе с М.С. Урицким, В.С. Володарским (М.М. Гольдштейном), Ю.М. Лариным (М.З. Лурье), И. Залкиндом, И.И. Иоффе, Г.И. Чудновским, С. Зориным-Гомбергом (станет председателем Петроградского-Ревтрибунала), Е. Ярчуком, В. Боровским, ювелиром Г.Н. Мельничанским, бухгалтером Фриманом и наборщиком А. Минкин-Менсоном (возглавят профсоюзы, «Правду», экспедицию ассигнаций и ценных бумаг), С. Восковым, С. Коган-Семковым, А.М. Тобинсон-Краснощёковым), Я. Фишманом, В. Волиным (Эйхенбаумом) и пр. Это были профессиональные «агитаторы и бомбовозы». И Троцкий немедленно приспособил их к делу.
    К 3 июля для осуществления первой попытки государственного переворота из Стокгольма, где под охраной доверенных лиц остался пароход с оружием, наганы и максимы тайно переправили в Петроград. Июльский путч Троцкого, однако, захлебнулся, едва начавшись. Сам он попал в «Кресты», откуда его, однако, быстро выпустили по распоряжению самого Керенского. Троцкий в «Моей жизни» говорит об этом скупо: «Глубокая июльская разведка превратилась в одностороннее сражение. Противник оказался победителем без труда, ибо мы не вступали в борьбу. Ленин и Зиновьев скрылись». Троцкий в союзе со Свердловым всячески старались изолировать Ленина и его команду, чтобы самим возглавить революцию. В это время Троцкий еще не был большевиком, а руководил группой своих сторонников, известных в истории партии как межрайонцы. Это были в основном евреи-«интернационалисты» и евреи-социалисты местного разлива. С большевиками Троцкий воссоединился с помощью Якова Свердлова на VI съезде РСДРП (8–16 августа 1917 г.), который проходил без Ленина. Но что это были за большевики, можно судить по известной фотографии руководителей Петросовета лета 1917 года. За столом сидят: Моисей Урицкий, Лейба Бронштейн-Троцкий, Яков Свердлов, Зиновьев-Апфельбаум, Файерман и товарищ «Михаил – представитель большевистского тренировочного «семинара», школы боевиков с острова Капри. Их окружают люди явно неславянского происхождения из команды с парохода Троцкого.
   В октябре 1917 г. Троцкий стал председателем Военно-революционного комитета большевистской партии. Хорошо известно, что он всячески стремился к тому, чтобы Ленин в Смольном, который он полностью контролировал, не появлялся. Ильичу удалось проникнуть туда с помощью Сталина всего за несколько часов до залпа «Авроры». Однако ситуацию он уже практически не контролировал. Об этом, в частности, писал Эдмунд Уолш в своей книге «Падение русской империи»: «7 ноября. Ленин. Всё ещё замаскированный, лицо, перевязанное большим платком, как от зубной боли, явился в Смольный институт, оставив уличные сражения своему фельдмаршалу Троцкому». (E. Walsh. The fall of the Russian empire. N.Y., 1928).
   Русофобская политика В.И. Ленина и его окружения способствовала тому, что после революции евреи оказались в большинстве как в руководящих органах советской власти, так и в партии. Антирусские пристрастия Ленина проявлялись прежде всего в подборе руководящих кадров правительства и партаппарата. Все главные руководящие посты при нем занимали евреи. Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет возглавил Л. Каменев, а затем Я. Свердлов. Сам Ленин занял пост председателя Совета народных комиссаров. Наркомом иностранных дел, а позднее военным стал Л. Д. Троцкий, наркомом продовольствия – друг Свердлова И.А. Теодорович, наркомом просвещения – масон А.В. Луначарский (Байлих), наркомом юстиции – Г.И. Ломов (Оппоков), наркомом почт и телеграфов – Н.П. Глебов (Авилов), наркомом внутренних дел – женатый на еврейке А.И. Рыков. Большевистскую администрацию Петрограда возглавил Зиновьев (Апфельбаум) и т.д. Однако уже через несколько месяцев состав Совета «народных» комиссаров, руками которых вершилась судьба русского народа, был таков: Ульянов-Ленин (по матери Бланк, полуеврей), Чичерин-Орнатский (из немцев, по матери Мейендорф), Джугашвили-Сталин (грузин), Прошьян (армянин), Троцкий-Бронштейн (еврей), Ларин (Лурье – еврей), Шлихтер (поляк), Кауфман (еврей), Ландер (еврей), Шмидт (немец), Лилина-Книгиссен,(еврейка), Шпицберг (еврей), Анвельт (еврей), Зиновьев-Апфельбаум (еврей), Гуковский (еврей), Володарский-Гольштейн (еврей), Урицкий (еврей), Штейнберг (еврей), Шегинштейн (еврей), Равич (еврей), Заславский (еврей) (данные по материалам еврейских исследователей И. Бекермана («Россия и русское еврейство») и М. Зарубежного («Евреи в Кремле»). Назначение евреев на разные ответственные посты стало у Ленина государственной политикой. В.М. Молотов рассказывал, что однажды по поручению Ленина сформировал одну комиссию, не назначив туда ни одного еврея. Ленин, узнав об этом, запротестовал: «Ни одного еврейчика? Нет, ничего не вый­дет!» (Ф. Чуев. Беседы с Молотовым. С. 273). По словам Л.М. Кагановича, Ленин постоянно настаивал, чтобы в любом советском учреждении либо сам руководитель, либо его ближайший заместитель был обязательно евреем. (Чуев Ф. Так говорил Каганович. M., 1992. С. 100). Аппарат народных комиссаров состоял преимущественно из местечковых евреев, нахлынувших в Петроград и Москву после отмены черты оседлости. Они охотно заменили собой государственных чиновников прежних царских министерств, в большинстве своем отказавшихся сотрудничать с большевиками. Государственная власть попала в руки швондеров (пародийный персонаж романа М.А. Булгакова «Собачье сердце», в образе которого Булгаков высмеял еврейских «комиссаров в кожаных тужурках») – еврейских комиссаров и столоначальников, как правило, не компетентных в профессиональных вопросах, но чрезвычайно самоуверенных и скорых на «революционный суд и расправу» с русскими людьми. Еврейский националист И. Теодорович, заведовавший продовольственным делом, собрал вокруг себя десятки родственников и знакомых, обеспечил их всех теплыми местечками, жилплощадью за счет выселяемых из столицы русских людей («контрреволюционеров»). Главным направлением деятельности Комиссариата продовольствия было обеспечение продуктами новых большевистских функционеров и их семей путем реквизиции и конфискации продовольствия у коренного населения страны. О том, как поднять сельское хозяйство России, помочь русскому крестьянству, в этом комиссариате никто и думать не хотел. Аналогичным образом управлялся и Комиссариат иностранных дел, находившийся в заведовании Троцкого, перепоручившего свои обязанности некоему И.А. Залкинду, который и сформировал первый состав сотрудников этого наркомата, состоявшего почти сплошь из евреев.
   Биография Троцкого после Октябрьского переворота хорошо известна. Поэтому отмечу только узловые моменты. В первом советском правительстве он занимает пост наркома по иностранным делам, затем в 1918–1925 гг. – наркома по военным и морским делам и председателя Реввоенсовета РСФСР, затем СССР. С 1923 г. – лидер внутрипартийной левой оппозиции. Член Политбюро ВКП (б) в 1919–1926 гг. В 1927 году снят со всех постов, отправлен в ссылку. В 1929 году выслан за пределы СССР. В 1932 году лишён советского гражданства. После высылки из СССР – создатель и главный теоретик IV Интернационала (1938). Автор работ по истории революционного движения в России, создатель капитальных исторических трудов по революции 1917 года, литературно-критических статей, воспоминаний «Моя жизнь» (Берлин, 1930). Был убит по заданию Сталина 20 августа1940 г. в Мексике.
   С момента смерти лидера IV Интернационала идут споры о том, кем же был на самом деле Лейба Троцкий. Попытки восстановить его имидж и революционную репутацию активно предпринимались и в России, и за рубежом. Издана масса литературы о нем. Наибольшую известность завоевал семитомник российского троцкиста В. З. Роговина «Была ли альтернатива?» (в России были опубликованы следующие семь томов этой «Троцкианы» В. Роговина: «Троцкизм»: взгляд через годы. М.: Терра, 1992. Т. 1; Власть и оппозиции. М.: Товарищество «Журнал “Театр”», 1993. Т. 2; Сталинский неонэп; М., 1994. Т. 3; 1937. М., 1996. Т. 4; Партия расстрелянных. М., 1997. Т. 5; Мировая революция и мировая война. М., 1998. Т. 6; Конец означает начало. М.: Антидор, 2002). Диапазон этих публикаций весьма широк – от апологетики, как у Роговина, до обвинений Троцкого в сталинском духе образца 1937 года и утверждений о том, что он был убежденным сионистом и руководителем масонской «Кремлевской ложи».
   Конечно, сводить роль Троцкого в истории к функции «прямого резидента сионистских кругов в России», как это сделал в своем учебнике для милицейской академии в Санкт-Петербурге 80-летний профессор Дрожжин, по меньшей мере наивно. Точно так же можно назвать его и резидентом «Интеллидженс сервис», с которой он был связан через Сиднея Рейли, или германской разведки – через Парвуса. Основной тираж учебника Дрожжина, правда, изъяли и сожгли в 2011 г., но, видимо, он все же в каком-то виде ходит по рукам, потому что его характеристика Троцкого как сиониста и масона высших степеней гуляет по Интернету и соцсетям. То, что Троцкий был связан с сионистами и брал у них деньги, – исторический факт. То, что Троцкого финансировали еврейские банкиры вроде Якоба Шиффа, одного из ведущих сионистов США того времени, теперь уже никто не отрицает. Факты эти достаточно широко известны. Но уж если говорить о финансировании революционеров, напомню, что и Маркс брал деньги у Ротшильда, а Ленин – у немецкого кайзера. Как и многие революционеры той поры, Троцкий исходил из того, что деньги не пахнут, и брал их там, где давали. В этом отношении он, как и другие революционеры, включая Ленина, был всеяден и общался с сионистами напрямую. Труднее доказать связь Троцкого с масонством, но есть ряд свидетельств, подтверждающих, что и она была.
   

Владимир БОЛЬШАКОВ




  Copyright ©2001 "Русский Вестник"
E-mail: rusvest@rv.ru   
Error: Cache dir: Permission denied!

Rambler's Top100 TopList Rambler's Top100
Посадка и уход за садом и огородом

технический дизайн ALBION