22.02.2018: «ОТ БОЛТОВНИ РОССИЯ ПОГИБЛА»
К столетию смерти А.М. Каледина

   
   
    «Господа, короче говорите! Время не ждет. Ведь от болтовни Россия погибла», – эта ставшая афоризмом реплика А.М. Каледина прозвучала на заседании правительства в Атаманском дворце в Новочеркасске.
   В тот день заслуженный военачальник и ревнитель казачьих традиций признал, что население Области Войска Донского, отравленное ядом политической агитации и атмосферы всеобщего развала, не поддерживает власть и не намерено даже защищать родной край от натиска красногвардейцев. Объявив положение безнадежным, донской атаман сложил свои полномочия 29 января (11 февраля по новому стилю) 1918 года. В тот же день выпущенная в сердце пуля оборвала его жизнь. По общепринятой версии, он выстрелил сам, хотя существует и предположение об убийстве независимого казачьего генерала, который не нравился не только большевикам, но и имевшим сильное влияние в высших офицерских кругах масонам. Первый со времен Петра Великого избранный войсковым кругом атаман Войска Донского ненадолго взял в свои руки пернач. Всеобщая истерия с построением новой свободной жизни после падения опостылевшего самодержавия не обошла стороной и казаков, на чем играли как демократы-февралисты, так и большевики. Так ничего и не построив, донцы чуть медленнее, но все же неотвратимо ступили на путь разрушения. Отчаявшись вразумить народную массу, Алексей Каледин, вероятно, предпочел смерть позору и бессилию.
   Алексей Каледин родился 12(25) октября 1861 года под станицей Усть-Хоперская в славном роду потомственных казаков. Военная служба была в крови Алексея Максимовича, поэтому он окончил Михайловский Воронежский кадетский корпус, а затем 2-е военное Константиновское училище, а позже – Николаевскую Академию Генштаба, а в начале ХХ века занимался обучением донской молодежи в Новочеркасском юнкерском училище. Великую войну он встретил командиром 12-й кавалерийской дивизии, с которой и начал боевой путь на полях Галиции. С первых же боев генерал Каледин отличался мудростью, рассудительностью, а также личным мужеством: он всегда лично вел своих казаков в атаку. В течение войны Алексей Максимович будет награжден Георгиевским оружием, орденами Святого Георгия, Владимира и Станислава. Тягостные месяцы «великого отступления» 1915 года он также будет стойко выполнять поставленные задачи, оправившись после тяжелого ранения. В начале 1916 года главнокомандующим армиями Юго-Западного фронта был назначен генерал от кавалерии А.А. Брусилов. Он упорно желал поставить во главе 8-й армии вместо себя В.Н. Клембовского, но начальник Генерального штаба М.В. Алексеев настоял, что Государь предпочел бы видеть на этом посту именно А.М. Каледина. Летом началось знаменитое наступление, и именно 8-я армия была на острие атаки. Фактически движущей силой прорыва в Луцком направлении стал генерал Каледин, и во многом благодаря его успешным действиям операция удалась. Луцкий прорыв стал грандиозным успехом, сорвавшим планы Германии и Австрии, а также резко поднявшим престиж Российской империи в Антанте. Перспектива победы в начале 1917 года стала близка.
   Естественно, в те дни имя генерала Каледина было у всех на слуху, став гордостью казаков. Его авторитет не смогло пошатнуть даже болезненное отношение А.А. Брусилова, постоянно подчеркивавшего недостаточные для руководства армией качества генерала. Как известно, в конце лета и осенью Брусилов, вопреки рекомендациям Ставки, будет непрерывно бросать войска на Ковельский укреп­ленный район, и раз за разом неудачные штурмы немецких позиций будут выкашивать лучшие части Русской императорской армии. Непонятная современникам, но давшая основания для позднейших конспирологических теорий навязчивая идея А.А. Брусилова взять Ковель приведет к фактическому истреблению русской гвардии и гибели самых боеспособных отборных соединений, готовых принес­ти стране победу. В тех условиях А.М. Каледин настаивал на продолжении наступления своей армии в направлении Владимир-Волынского, но и его настырно бросали в эту бойню. Рассудительный командир не желал бессмысленно жертвовать кавалерией и нравственно страдал, а под конец маневрировал, стремясь сократить потери. В связи с этим Брусилов обвинит его в трусости и публично оскорбит, что заденет честь генерала, но не изменит его взглядов.
   Характерно, что Брусилов упрекал своего подчиненного и в отсутствии понимания духа времени ввиду того, что генерал Каледин не принял революцию. После февраля 1917-го Алексей Максимович был освобожден от должности и вернулся на Дон, где его и ждала новая ответственная и незавидная роль. Будучи военным, но не политиком, он был вынужден заниматься этим неблаговидным делом, лавируя между революционными очагами.
   Став донским атаманом, он принял приоритет защиты казачества, поэтому формально примирился с Временным правительством, зато озвучил абсолютно контрреволюционные тезисы казачьей Декларации на Государственном совещании в Большом театре в августе 1917 года. Пытаясь найти компромисс с иногородним населением Дона, он одобрил инициированный объединенным правительством земельный закон, несмотря на его большевистскую суть, и в то же время согласился приютить бежавших после Октября офицеров. Он категорически не желал, чтобы казаки проливали кровь в междоусобице, поэтому долго колебался, прежде чем подавлять советский мятеж в Ростове, а по приезде в город пресек бурные овации, с сожалением констатируя прецедент начинающейся гражданской войны. Зимой атаман наблюдал, как укрепляющая­ся советская власть постепенно нависает над пока еще тихим Доном, а казаки настаивают на принципе «невмешательства в дела Московии», отказываются обороняться и все больше пополняют местные советы. Атаман всеми силами пытался воспрепятствовать распространению гангрены Советской власти, уже поразившей цент­ральную Россию, но зараза революции оказалась сильнее. Он видел, как разрушаются не только дисциплина и прежние общественные отношения, но и мировосприятие людей. Он оказался бессилен перед этой стихией.
   Последним оплотом обороны и надежды были летучие отряды казачьей молодежи есаула Василия Чернецова, будто в этой героической личности зиждился дух непокоренного Дона. Он упорно сдерживал красное кольцо вокруг области, но был ранен и подло убит председателем донревкома Федором Подтелковым 23 января 1918. После его гибели покинули края и офицеры генерала Корнилова, убедившиеся в парадоксальной аморфности казаков. Атаман Каледин остался один перед надвигающейся бедой и, в сущности, не имел выбора. Блестящий военачальник, герой Луцкого, или Брусиловского, прорыва, мог еще долго служить России и, вероятно, стать одним из видных творцов ее победы в войне, но 1917 год перекроил его биографию, и эпоха разрушения перемолола его, как и многих других, надолго сделав его имя нарицательным на Родине. Однако спустя столетие память о его служении и трагическом конце возвращается к нам как пример и страшный урок роковых событий революции.
   

Филипп ЛЕБЕДЬ


   



  Copyright ©2001 "Русский Вестник"
E-mail: rusvest@rv.ru   
Error: Cache dir: Permission denied!

Rambler's Top100 TopList Rambler's Top100
Посадка и уход за садом и огородом

технический дизайн ALBION