06.05.2018: ИНВЕСТИЦИОННАЯ ОККУПАЦИЯ РОССИИ
   
   
    Тема иностранных инвестиций на протяжении многих лет была одной из главных в выступлениях наших руководителей и в российских СМИ. Сегодня она отошла в тень. Причина – начавшиеся весной 2014 года экономические санкции Запада против России. С одной стороны, вроде бы ослаб приток иностранных инвестиций в Россию. С другой стороны, даже те иностранные инвесторы, которые обосновались в нашей стране, стали ее покидать. Действительно, Банк России на протяжении трех последних лет фиксирует большие оттоки капитала. По его данным, в 2014 году чистый отток капитала из России был рекордным, превысив 152 млрд долл. Правда, Центробанк не дает разбивку экспорта и импорта капитала по видам «российский» и «иностранный». Вместе с тем считается, что чистый отток капитала из России происходит преимущественно за счет иностранного капитала, хозяева которого, мол, опасаются неприятностей, могущих возникнуть из-за нарушения санкционного режима в отношении России. У некоторых наших сограждан (даже экономистов) возникло представление, что иностранный капитал покинул Россию. Мол, российская экономика теперь держится на отечественных инвесторах.
   Однако должен разочаровать тех наших патриотов, которые думают, что экономика постепенно освобождается (или уже освободилась) от гнета иностранного капитала. То, что мы называем чистым оттоком капитала, демонстрирует движение спекулятивного капитала, который в России занимается лишь мародерством, но глубоко и надолго в экономику не внедряется. Но есть другой иностранный капитал, который не очень-то подвержен экономической и политической конъюнктуре и который Россию не только не покидал, но и намеревается ее дальше «осваивать». Можно даже предположить, что наши геополитические противники заинтересованы в том, что иностранный капитал «глубокой закладки» в России оставался. Это примерно то же, что присутствие своих партизан в глубоком тылу противника. В любой момент времени такие «партизаны» могут всадить нож в спину России.
   Статистика по присутствию иностранного капитала в российской экономике не очень богата. Но даже то, что дает Росстат, позволяет составить приближенную картину и определить динамику.
   Позиции иностранного капитала в российской экономике после начала экономических санкций против нашей страны не только не ослабли, но даже укрепились. Особенно по такому показателю, как обороты (объемы продаж). Если экстраполировать тенденцию периода 2011–2015 гг., то следует предположить, что на середину 2017 года предприятия с участием иностранного капитала по показателю объема продаж превзошли предприятия российского происхождения. Разве это не засилье иностранного капитала? О последствиях (экономических и политических) такого засилья я уже неоднократно писал, поэтому повторяться не буду. Единственное, что хочу отметить: только что принятая «Стратегия экономической безопасности России на период до 2030 года» (указ Президента Российской Федерации от 13 мая 2017 года № 208) вообще умалчивает о такой угрозе нашей безопасности, как присутствие иностранного капитала в российской экономике. Тем самым значимость указанного документа полностью девальвируется.
   В каких отраслях российской экономики позиции иностранного капитала особенно значительны? Я уже называл некоторые из них. Это в первую очередь оптовая и розничная торговля. В капитале сектора торговли доля организаций с участием иностранного капитала составила 81,4% всего уставного капитала. Кроме того, это пищевая промышленность, где не менее 2/3 отрасли контролируется иностранным капиталом.
   Остановлюсь еще на секторе «добыча природных ресурсов». Иностранные инвес­тиции в уставные капиталы предприятий указанного сектора на конец 2015 года составили 82,76 млрд руб. Общий объем уставных капиталов предприятий с участием иностранного капитала (далее – ПИК) отрасли на тот же момент времени был равен 197,91 млрд руб. Получается, что в среднем доля нерезидентов (физических и юридических лиц) в уставных капиталах ПИК была равна 42%. В свою очередь, доля ПИК в общем объеме уставных капиталов всех предприятий отрасли составила 26%.
   Объем продаж ПИК, действующих в секторе «добыча природных ресурсов», в 2015 году составил 3,95 трлн руб. По отношению к показателю оборотов всего сектора это равняется 34,7%. Здесь мы видим (как и в случае с другими секторами экономики), что доля ПИК в показателях оборотов существенно выше, чем их доля в уставных капиталах. Если принять средний курс рубля в 2015 году, равный 60 рублям за 1 доллар США, то получается, что иностранные инвестиции в уставные капиталы предприятий сектора добычи природных ресурсов были эквивалентны 1,4 млрд долл. Получается, что ценой таких мизерных вложений в уставные капиталы иностранцы купили право контролировать более 1/3 оборота добывающей промышленности России.
   Приведенные мною оценки присутствия иностранного капитала в добывающей промышленности России базируются на данных Росстата. Имеются иные оценки. Вот, например, обзор под названием «Кому принадлежит экономика России». Этот общий обзор дополняется серией отраслевых (секторальных) обзоров, названия которых начинаются со слов «Кому принадлежит…». Авторы дают картину по разным отраслям, в том числе по сектору «добыча природных ресурсов» в 2014 году. По сектору «добыча природных ресурсов» были использованы отчеты и другие данные по 106 организациям добывающей промышленности по добыче 24 видов полезных ископаемых (в среднем 94% добычи этих ископаемых в стране). Казалось бы, по некоторым видам природных ресурсов ключевые позиции принадлежат государству. Например, по добыче газа. Но вот что пишут авторы обзора: «Предприятиями с госучастием добыто около 3/4 российского газа. Опять же не забываем, что так же, как и в добыче нефти, среди газодобывающих компаний России нет ни одной, в которой не засветились бы офшоры или иностранцы». Вот резюмирующая цитата из отчета по сектору добычи природных ресурсов: «Предприятия в иностранной или офшорной юрисдикции добывают 55% российских полезных ископаемых».
   В отдельном обзоре, который называется «Кому принадлежит сырьевая экономика в России», те же авторы дают более развернутое резюме по ситуации в добывающей промышленности России: «…все участие государства в добывающей промышленности России сводится к владению Калининградским янтарным комбинатом, “ПГХО”, “Алросой”, “Роснефтью” и “Газпромом”, которые, с учетом дочерних компаний, добывают весь российский уран, янтарь (официальный), около половины нефти, 75% газа и все алмазы. Все остальные ресурсы в России добываются частными, офшорными или иностранными компаниями». Отмечу, что в обзоре была рассмотрена отдельно добыча многих видов металлов, имеющих жизненно важное значение в производстве оружия и военной техники, таких, как полиметаллы, медь, никель, кобальт, молибден, металлы платиновой группы. Там нет никаких признаков присутствия государства (либо же оно представлено в гомеопатических дозах). Зато везде присутствуют иностранный и офшорный капиталы. Также обращу внимание, что масштабы присутствия иностранного капитала в секторе «добыча природных ресурсов», оцениваемые авторами обзора, существенно большие, чем это вытекает из цифр, представляемых Росстатом.
   У меня нет возможности приводить оценки, содержащиеся в обзорах из серии «Кому принадлежит…», по всем отраслям и секторам российской экономики. Отмечу лишь, что исследование было весьма фундаментальным, но, к сожалению, промелькнуло малозамеченным (думаю, что были предприняты усилия по его замалчиванию). Попытаюсь привлечь внимание читателей к этому исследованию. В нем была рассмотрена деятельность не только добывающей, но и обрабатывающей промышленности. По последней были проанализированы учредители 1265 предприятий и холдингов обрабатывающей промышленности (на них в 2014 году пришлось 74% объема производства по 121 виду продукции). Цель исследования – оценить, что еще из экономики остается в руках государства и в каких секторах еще можно ожидать приватизации остающихся государственных активов.
   Вот резюме по положению в российской промышленности в целом: «Активы государства пока еще наиболее велики в генерации электроэнергии, добывающей промышленности (нефтегазодобыча, янтарь, уран и алмазы), нефтепереработке, транспортном машиностроении, атомной промышленности. В остальных отраслях государство уже не играет заметной роли. Более половины из рассмотренных компаний имеют в списке акционеров или учредителей иностранные или офшорные компании».
   И опять я возвращаюсь к документу «Стратегия экономической безопасности России на период до 2030 года». Может ли власть членораздельно ответить, как она собирается обеспечивать экономическую безопасность страны в условиях, когда ей почти ничего не принадлежит? И вообще может ли она управлять страной, когда, по крайней мере, половина экономики принадлежит иностранному и офшорному капиталу?
   
   

Валентин КАТАСОНОВ


   



  Copyright ©2001 "Русский Вестник"
E-mail: rusvest@rv.ru   
Error: Cache dir: Permission denied!

Rambler's Top100 TopList Rambler's Top100
Посадка и уход за садом и огородом

технический дизайн ALBION