06.05.2018: ПОКЛОНИТЬСЯ СЕРГЕЮ НИЛУСУ
    Фигура Сергея Александровича Нилуса стала знаковой для истории православной мысли и трагической судьбы России в ХХ столетии. Это выдающийся духовный писатель, явивший пример внутреннего прозрения. Потомок лифляндских шведов, только отец которого перешел в Православие, выпускник Московского университета и «питомец либеральных веяний», как описал он сам, после многих лет материалистического образа жизни пришел к постижению Божественного замысла в отношении пути России и предназначении человека. Смерть царя-богатыря Александра III, столь ненавидимого либеральной частью общества Империи, вдруг перевернула его взгляд, заставив задуматься о корнях антагонизма духовного и светского, Церкви и интеллигенции. Его духовные, историософские и эсхатологические искания, отраженные в книгах «Великое в малом», «Святыня под спудом», «Близ есть при дверех» и других, нашли отклик у многих современников. Сам святой праведный Иоанн Кронштадтский благословил Сергея Александровича и в дальнейшем поддерживал его труды. Его прогнозы и рассуждения о надвигающейся беде в предреволюционные годы имели поистине пророческий характер, однако не все могли видеть в том же направлении и принять грозные предупреждения. Для большинства по сей день Нилус в первую очередь самый известный издатель антисионистского памфлета «Протоколы сионских мудрецов», идейный черносотенец и потомок ассоциирующихся с опричниной князей Скуратовых по материнской линии. В одних сердцах его имя вызывает почитание, в других – страх, трепет и жгучую ярость. Его наследие до сих пор является предметом горячих дискуссий и поводом для преследований.
   Произведения Нилуса выходили по благословению великих русских святых: Иоанна Кронштадтского, Владимира Богоявленского, Варсонофия Оптинского. В 2000-е годы по требованию сионистской организации в России был запрещен антисионистский памфлет «Сионские протоколы». До такого запрета не до­шли ни в одной стране, даже на Бернском процессе их не осмеялись запретить. Но юстиция РФ оказалась «впереди всех».
   Сам Сергей Александрович после 1917 года и до своей кончины в январе 1929-го оказался в бесправном положении. Неоднократно его арестовывали и по нескольку месяцев содержали в тюрьме. Ему приходилось переезжать из города в город, в ожидании новых репрессий и страданиях от усиливающейся болезни сердца. Как признал прокурор во время ареста в Киеве, только растущая известность за рубежом мешала сразу расстрелять его: смертный приговор воспринимался бы как подтверждение правоты написанного. Известно, что Отто фон Радовитц, родственник его жены Елены Озеровой, служивший в немецком посольстве в Москве, выполняя волю эмигрировавшей части рода Нилусов, а также осведомленный об интересе к «Протоколам…», попытался организовать его переезд в Германию, но Сергей Александрович отказался покинуть родную землю. Последний год своей жизни он провел в селе Крутец нынешней Владимирской области – в доме настоятеля Успенского храма прото­иерея Василия Смирнова, который, несмотря на очевидные риски, сам позвал изгнанного из Чернигова Нилуса с женой 90 лет назад – в апреле 1928 года. Дочь священника вспоминала, сколько духовной красоты, христианской доброты и аристократического достоинства было в этой семейной паре. Они прожили под одной крышей в мире и согласии, в постоянной молитве, регулярно посещая местную службу, пели на клиросе. В свободные часы они радовали хозяев дома исполнением церковных, русских и украинских народных песен, романсов, либо Сергей Александрович играл вальсы и этюды Шопена, а Елена Александровна рассказывала сказки и играла с детьми отца Василия. Благостный вид С.А. Нилуса и умение держать себя удивительным образом примиряли даже воинствующих безбожников, привыкших оскорблять «попов» в духе большевистской антирелигиозной пропаганды. В этом доме, физически истощенный преследованиями и морально готовый к смерти, С.А. Нилус тихо скончался, не дожив до 67 лет. Его разум был ясен, а лицо воплощало спокойствие. Накануне жена читала ему Псалтирь. Отпевание прошло в Успенском храме, где утром он слушал свою последнюю литургию. Место для могилы он заранее выбрал возле южной стены колокольни – напротив правого клироса, где находилась большая икона особенно почитаемого им преподобного Серафима Саровского.
   
   

У могилы великого русского мыслителя Сергея Александровича Нилуса


   Саровская обитель, Троице-Сергиева лавра, Оптина Пустынь и другие важнейшие центры православия имели особое значение в биографии С.А. Нилуса, но конец его жизни связан именно с Успенским храмом в Крутце, имеющим свою драматическую историю. В начале XVII века село было родовой вотчиной Бутурлиных. В 1674 году Андрей Васильевич Бутурлин, военачальник государя Алексея Михайловича, построил здесь первую деревянную церковь, в который бывали Петр Великий, Елизавета Петровна и многие влиятельные люди эпохи. Новый храм появился в 1844 году, когда селом владела семья доблестного генерала П.В. Потулова, а с 1869 года и до революции имение принадлежало купцам 1-й гильдии Зубовым, с фамилией которых неразрывно связано развитие благосостояния и культурной жизни Александ­рова и окрестностей. В 1904 году как раз напротив храма был построен усадебный дом Зубовых, сохранившийся до наших дней, а на месте деревянной появилась каменная колокольня. Предполагалось перестроить весь храм, но 1917 год внес свои коррективы. Терпя давление новой власти, насмешки и глумление комсомольцев-безбожников, переживая обыски в период пребывания у него Нилусов, протоиерей Василий Смирнов продолжил служение. Через два месяца после отпевания С.А. Нилуса власти выселили его семью из дома, вынудив ютиться в сарае, а в феврале 1930 года священника арестовали по обвинению в антисоветской агитации. Его направили в концлагерь, оставшееся имущество конфисковали, а семья разбрелась по городам и весям. Спустя пять лет страшно изменившийся, но выживший отец Василий вернулся, добившись досрочного освобождения своим трудолюбием. Успенский храм к тому моменту попал в руки обновленцев, а позже был совсем закрыт и разрушен. Василий Смирнов, неся свой крест до конца, продолжил служение в селе Ивановской области, где к 1937 году даже сумел заново собрать свою семью. Там он был вторично арестован и 8 января 1938 года расстрелян. Дом Смирновых в Крутце давно снесен, а возле усадьбы Зубовых в наши дни нашли останки семерых с простреленными черепами.
   В конце марта 2018 года в рамках круг­лого стола Изборского клуба в Александровой Слободе члены редакции газеты «Русский Вестник» посетили могилу Сергея Нилуса и новый деревянный храм на месте прежнего Успенского храма. Олег Анатольевич Платонов уже бывал в этом примечательном месте, но совсем в другие времена, совсем в другой стране. Он вспоминал, как вместе с группой энтузиастов из Всероссийского общества охраны памятников и культуры и мемориального общества «Память» он приезжал в Александрову Слободу в середине 80-х, чтобы провести встречу монархистов. Одной из обозначенных ими целей было восстановление памяти о С.А. Нилусе. Они собирались как подпольщики, риск был очевиден и впоследствии подтвержден вызовом в компетентные органы одного из участников. Помощи и подсказок ждать было неоткуда, и поиск места погребения Сергея Александровича был трудновыполнимой задачей, поскольку к тому моменту не осталось ни церкви, ни дома отца Василия, ни могилы. Теперь ее нашли, ориентируясь на фундамент храма, и установили крест, поэтому каждый при желании может посетить место, где покоится Сергей Нилус. За могилой присматривают восстанавливающийся приход и староста деревни Алексей Мишин. Он же подскажет, где могут остановиться те, кто приезжает в Александровский район, чтобы совместить культурную программу и паломничество с отдыхом на природе, русской баней и прогулками по живописным местам. В Крутце, как в окрестностях Александрова вообще, действительно много памятных мест, например братская могила польских интервентов периода Смуты, разбитых здесь войсками бравого М.В. Скопина-Шуйского, и все на фоне лесов и полей среднерусской равнины. Может быть, поэтому эти места все больше привлекают интересующихся историей Александ­ровой Слободы и персональных почитателей наследия С.А. Нилуса. Отдав дань уважения духовному писателю, О.А. Платонов констатировал как внешние изменения, так и определенный сдвиг в отношении к его личности. Предстоит еще многое сделать, чтобы преодолеть последствия той катастрофы, о которой пророчествовал и которую застал Сергей Александрович.
   
   

Филипп ЛЕБЕДЬ


   
   



  Copyright ©2001 "Русский Вестник"
E-mail: rusvest@rv.ru   
Error: Cache dir: Permission denied!

Rambler's Top100 TopList Rambler's Top100
Посадка и уход за садом и огородом

технический дизайн ALBION