15.05.2018: РУССКИЙ КРЕСТНЫЙ ХОД ИДЕТ ПО ПЛАНЕТЕ
   
   
    Радио «Эхо Москвы» уже традиционно для себя в очередной раз попыталось встать на пути «Бессмертного полка». И до, и после грандиозного шествия прозападные болтуны поливали (и продолжают поливать) грязью великую народную инициативу. Слону, конечно, не страшно, когда Моська бросается ему под ноги. Но ее тявканье досаждает окружающим. Поэтому, давайте разберемся с Моськой.
   Главное обвинение, которое либералы выдвигают против «Бессмертного полка»: якобы он проводится принудительно, народ собирают по разнарядке, спущенной «сверху». Не знаю, как это можно осуществить в нынешних условиях расхлябанной чиновничьей дисциплины, когда даже губернаторы не подчиняются приказам Президента, не говоря уже о руководителях более мелких структур, но все же я решил проверить эту версию на практике.
   С 2015 года я участвую в каждом марше «Бессмертного полка». Но в этот раз решил еще поработать и в качестве корреспондента. Сразу оговорюсь: никто меня не принуждал ни к участию в торжественной акции, ни к тем действиям, которые я совершил в ее процессе. Пока колонна двигалась по Тверской, я опросил несколько десятков человек. Я обращался к представителям разных поколений, причем постоянно перемещался вдоль колонны, чтобы не оказаться внутри какой-либо одной группы или организации. Представляясь журналистом патриотической газеты, я задавал один единственный вопрос: «Либеральные СМИ утверждают, что людей на “Бессмертный полк” выгоняют насильно. Скажите, вас кто-нибудь принуждал к этому?»
   Некоторые опрошенные сразу даже не понимали сущности вопроса. Особенно молодежь. Разумеется, в их возрасте понятие «принудиловка» по отношению к праздничным мероприятиям – это что-то из области фантастики для тех, кто плохо знаком с историей, а для тех, кто знаком – из далекого советского прошлого. Ни один из участников «Бессмертного полка», к кому я обращался, не подтвердил факт насилия над его волей со стороны начальства или иных должностных лиц. Никто особо и не возмущался по поводу лжи, распространяемой в либеральных СМИ. Реакция у всех была приблизительно такая: «Да и пусть себе врут, сколько им угодно. Нам-то что до их вранья? Им “америкосы” платят, вот пусть “америкосы” и слушают их болтовню. А мы, русские, будем гордиться своей Победой и своими предками-победителями».
   Правда, один мужчина рабоче-крестьянского вида на мой вопрос уверенно ответил: «Да, меня вынудили выйти на “Бессмертный полк”». Я даже опешил: «Кто?» И то, что услышал, я готов, не задумываясь, повторить вслед за ним: «Моя душа и моя совесть!»
   Вот та Верховная Власть, которой безоговорочно подчинился каждый участник «Бессмертного полка».
   В колоне, уже на подходе к Красной Площади, я заметил делегацию таджиков (как потом выяснилось). Я их вычленил по национальным головным уборам. Каждый держал в руках портрет своего предка – солдата Советской Армии. У них я тоже поинтересовался, сами ли они приехали в Москву, или их заставили власти. На что они мне резонно ответили: «А нашим властям это нужно? Нет, мы приехали сами, потому что наши деды и прадеды вместе с русскими воевали на той войне. У нас общая Победа».
   Хочу рассказать еще об одной встрече. Мое внимание привлек глава семейства в окружении жены и пяти детей разного возраста, приблизительно от 5 до 18 лет. Это был высокий статный мужчина с черной окладистой бородой. Из-за бороды трудно было определить его годы. Он оказался священником. Мы разговорились. Я спросил: «Батюшка, а почему вы не в рясе?» Он просто и доходчиво объяснил: «Так мы же полк. А в полку все должны быть одеты в одну форму, чтобы никто не выделялся. Вот если бы меня пригласили именно как священника, тогда бы я рясу надел. А так я вышел на это шествие по собственному желанию. И семью свою привел».
   А потом он каким-то особенно торжественным голосом произнес: «Да ведь это же настоящий Крестный ход! И он идет по всей России. Да что там по России! По всей планете!» Я удивился: «Почему Крестный ход? Ведь на Крестном ходе должны быть иконы. А их здесь нет. Ну если не считать тех, что несут в руках некоторые верующие». «Как так нет? – возразил батюшка. – Да ты посмотри: над колонной сплошные иконы. Разве ты не знаешь, что по учению Церкви каждый воин-освободитель, за Отечествие свое, а тем более за Святую Русь честно и бескорыстно жизнь свою на поле брани положивший, сразу же попадает в Царство Небесное. А в Царстве Небесном все святые. Просто не все прославлены здесь, на земле. Вот сейчас и совершается их всенародное прославление!»
   Действительно, получается, что портреты участников Великой Отечественной войны, погибших на полях сражений и умерших от ран и болезней в мирное время, – это иконы святых воинов, кровью крестившихся в военной купели, кровью омывших свои личные грехи и теперь в золотых венцах предстоящих пред Богом. Не я так утверждаю, Матерь-Церковь так говорит. А глас Матери-Церкви – это Глас Самого Господа Бога.
   

Игорь ГРЕВЦЕВ


   



  Copyright ©2001 "Русский Вестник"
E-mail: rusvest@rv.ru   
Error: Cache dir: Permission denied!

Rambler's Top100 TopList Rambler's Top100
Посадка и уход за садом и огородом

технический дизайн ALBION