04.07.2018: ПОДВИГ ЦАРСКОГО СЛУЖЕНИЯ
К публикации уникальной книги о семье Романовых

   
   
    Прочитав книгу протоиерея Георгия Вахромеева, которую сейчас начинает публиковать «Русский Вестник», современный читатель многое поймет о том, что произошло сто лет назад. Ему станет ясно, что не было утверждаемого современной пропагандой «сознательного отречения» Николая II от Престола и от России.
   На самом деле осознанно, во спасение России и русского народа, наш последний Государь совершил «подвиг царского служения», и потому мы сегодня молимся его иконам. Не мог – доказывает о. Георгий – Николай II так просто отречься от власти. Это было бы равносильно отречению от Бога, чего никогда бы не позволил себе глубоко верующий русский Царь. Автор книги очень убедительно, доказательно, с любовью к святому русскому Царю показывает, что сто лет назад была разыграна мистификация во имя погибели Российской Империи и всей земли Русской. Но строящие дьявольские козни враги в меру своей бездуховности, от непонимания божественных законов бытия, не могли предположить, что это событие станет началом возрождения, укрепления, подвигом во спасение, что Россия не останется без Божиего управления. На время гонений Царский венец приняла на Себя извечная Заступница Руси-России Богоматерь Державная.
   Святой Государь Николай II, пройдя свою Голгофу, испив свою «горькую чашу», свершил этот подвиг ради Отечества и заблудшего русского народа, «распропагандированного», обманутого, соблазненного, надеясь, что русские люди покаются. Но нельзя насильно обратить человека к покаянию, только через осознание совершенного греха могут возгореться в душе покаянные переживания.
    Святой Государь не отрекался от Престола, но сознательно совершил «поучительное отступление» от власти, чтобы примером этого подвига образумилась русская душа, чтобы перестала в себе разжигать революционный психоз. Он говорил, что если России нужна жертва, то «пусть ею буду я – потому что нет той жертвы, которую я бы не принес для спасения России».
   Как пишет о. Георгий, «к тому времени уже было достаточно примеров покушений на царей и их убийства. Но православный народ всегда возмущался и проклинал цареубийц. Вот поэтому все адские силы включились в работу над подрывом доверия к Царю, над созданием образа слабохарактерного человека, плохо управляющего страной. Именно поэтому предатели родины от самого сатаны получили приказ добиться от Николая Александровича отречения от Престола, и тем самым отшатнуть от него русский народ, и только затем совершить его физическое убийство».
   Как подчеркивает автор книги, до сих пор находятся люди, которые говорят, что Государь был слабовольным и поэтому сдался врагам, не дал должного отпора, что у него была возможность мечом усмирить бунт и измену. Действительно, такая возможность была, но прощаясь с войсками, святой Государь не обратился к ним с призывом о защите своей жизни и власти. За свою жизнь он не боялся, но боялся за Отечество, за свято любимую им Россию, подножие Престола Господня. Повторяя подвиг первых русских святых Бориса и Глеба, принявших смерть, чтобы не допустить междоусобную войну за власть, св. Николай II понимал, что если он для сохранения своей власти подымет восстание в верных войсках (Генштаб и командующие фронтами его предали), то это приведет к гражданской войне, а это означало бы – поражение России в войне мировой. Во имя русской Победы он сознательно пожертвовал собой.
   Протоиерей Георгий Вахромеев на основе архивных данных с богословской, психологической, лингвистической, юридической точек зрения развенчивает методы дискредитирующей Царя кампании. Автор доказывает, что Николай II никому Царский венец свой не передавал, что русский престол сохранился неоскверненным. Сегодня свидетельство это необходимо не только в оправдание святого Императора, но во имя будущего России, которая по-прежнему находится под прицелом сил зла. Это исследование имеет актуальное значение, так как предупреждает о вражьих методах, так как вооружает знаниями, так как раскрывает историческую правду, так как показывает, что христоподражательный подвиг святого страстотерпца Николая II, не имеющий равного себе в истории последних веков, совершен не напрасно. Ведь русский народ, несмотря на его падения, еще остается носителем истины Божией и Православной веры. Но автор книги предупреждает, что теперь от нас зависит, сохранимся ли мы таковыми в веках. Эта книга предостерегает нас в том, что мы не должны успокаиваться, так как живем во времени, «продленном» для нашего спасения. И уже от нас зависит будущее мира, который еще сохраняется от погибели и благодаря подвигу Царя Николая II, удивительному, спасительному событию, непостижимому для ума, но постигаемому благодатью Духа Святаго.
 

  Константин,
   митрополит Петрозаводский и Карельский,
   академик РАЕН, профессор,
   председатель Синодальной богослужебной комиссии РПЦ


   
   

   ДЬЯВОЛЬСКИЙ ПОДЛОГ


   
   К весне 1917 года революционерам стало очевидно, что противостояние с Царем заканчивается не в их пользу. Запланированное на апрель наступление Русской армии привело бы к успеху, и к концу 1917 года война для России закончилась бы победой. Революционеры, масоны, американские и немецкие банкиры, иллюминаты, сионисты и германские правящие круги хорошо понимали, что самодержавная Россия никогда не допустит переворота и «нового мирового порядка». Необходимым условием для победы революции стали свержение Императора Николая II и его последующее убийство.
   2 марта 1917 года Николай II был насильственно лишен престола. Он был поставлен заговорщиками перед свершившимся фактом. Не Царь отрекся тогда от своего народа, а народ отрекся от Царя и за это получил «самозванных и жестоких правителей», о которых предупреждал святой Иоанн Кронштадтский, – правителей, заливших Россию кровью. Святитель Иоанн Чудотворец Шанхайский (Максимович) не боится глядеть правде в глаза и говорит: «...За убийство беззащитного Царя страстотерпца и его Семьи страдает ныне весь русский народ, допустивший страшное злодеяние и безмолвствовавший, когда Царя подвергли унижению и лишению свободы» (Блаженный Святитель Иоанн Чудотворец. М.: Русский паломник, 2008. С. 873). Почти столетие звучат обвинения Царя в отречении, которого не было. Тогда заговорщики осуществили невиданный по своему цинизму и пагубный для России последствиям подлог – печатный текст на листе простой бумаги, содержащий якобы слова Государя об отречении от Престола, без гербовой печати и подписанный карандашом, объявили, что это и есть Царский Манифест об отречении Императора Николая II от Престола.
   Историк П.В. Мультатули пишет, что анализ совокупности источников свидетельствует о том, что Государь Псковского «манифеста» не подписывал: «Ложь стала неотъемлемым спутником участников и соучастников свержения Государя. Лгали революционеры, лгали думские оппозицио­неры, лгали царедворцы, лгали генералы Ставки, лгали английские лорды и американские банкиры, лгали большевистские историки и либеральные писатели. Вся эта ложь преследовала лишь одну цель – скрыть навсегда то, что произошло в Пскове 2 марта 1917 года, заклеймить Императора Николая как клятвопреступника. Подлинные же клятвопреступники, изменники Царя, впоследствии стали вольными или невольными соучастниками Екатеринбургского злодеяния, ибо путь к подвалу Ипатьевского дома начинался в заснеженном Пскове.
   Насильственное свержение Императора Николая II, подделка «манифеста», подделка других документов заговорщиками, упорное сопротивление злодеям со стороны Государя не означают того, что Император Николай II собирался бороться за возвращение к власти. Он действительно отказался от нее, постигнув Промысел Божий <...> он смиренно передал эту власть Богу».
   2 марта 1917 года, когда русский Царь был насильственно лишен своего венца, в селе Коломенском, под Москвой, произошло обретение чудотворной иконы Божией Матери Державной. Пресвятая Богородица явила России, что отныне царские венец, скипетр и держава приняты Ею. Лик Богородицы, исполненный печали, предвещал и царскую екатеринбургскую Голгофу, и грядущие муки России. В службе Царственным Страстотерпцам на Великой вечерне поется стихира на «Господи воззвах»: «Егда на святей Руси тяжкаго испытания время наста, тогда ты, страстотерпче святый Николае, молился еси о спасении ея, и се, явися икона Заступницы Державныя, яко знамение приятия власти на пречистеи руце Царицы и Владычицы. Темже Россия, аще и властию безбожных угнетена бысть, предстательством Девы Богородицы и молитвами твоими сохранися». Это церковное песнопение подтверждает ту истину, что Царь Николай не отрекался от Престола и, не нарушая Закона Российский Империи, передал свою власть «на пречистеи руце Царицы и Владычицы».
   После обретения «Державной» иконы часть православного, верноподданного народа, сохранявшего верность Богопомазанному Царю, коварно лишенному своей законной власти, была уверена, что Богоматерь взяла на Себя Верховную власть над Россией. И что, пройдя через неисчислимые страдания, кровь и слезы, после покаяния Русский народ будет прощен и Царская власть, сохраненная Самой Царицей Небесной, будет возвращена России. Поэтому на почитателей этой иконы, молившихся перед списками с нее по всей стране, обрушились жесточайшие гонения. Были арестованы тысячи верующих, расстреляны составители службы, а сами иконы изъяты из всех церквей (А.А. Воронов, Е.Г. Соколова. Чудотворные иконы Богоматери. М., 1993). Но большинство людей в те дни ничего не знали об этом явлении Божией Матери. Они были увлечены революцией.
   Князь Н.Д. Жевахов, глубоко верующий и искренне преданный Государю человек, вспоминает, что в «предреволюционное время натиск на Царскую Россию вели не только пиджаки и мундиры, но и смиренные рясы», что российская «революция явила всему миру портретную галерею революционеров, облеченных высоким саном пастырей и архипастырей Церкви...»
   «Более того, на слухи и сообщения антигосударственных СМИ тех времен о якобы отречении Николая II от престола Государства Российского за себя и за сына в пользу Великого Князя Михаила Александровича от 2 марта 1917 г. и о так называемом отказе Великого Князя Михаила Александровича воспринять верховную власть от 3 марта члены Синода 6 марта отреагировали молебном с возглашением многолетия “Богохранимой Державе Российской и Благоверному Временному Правительству”, прекрасно осознавая, что Временное правительство целиком состоит из масонов, т.е. тайных приверженцев церкви антихриста. При этом Синод не располагал официальными документами, подтверждающими самовольное отречение Царя Николая II от Престола, и не мог не понимать, что Помазанник Божий и Глава земной Русской Православной Церкви неправомочен при жизни отречься от Престола». Синод фактически санкционировал и публично одобрил насильственный захват власти со всеми вытекающими отсюда последствиями для Дома Романовых. В законодательстве Российской Империи не было такого понятия «отречение Императора». Вот что пишет О.А. Федоров в своем блоге Feodor_oa.livejournal.com: «Сегодня целый ряд российских историков, проводя свои исследования, приходят к выводу о том, что так называемого “отречения” Государя Императора Николая II на самом деле не было и что это была инсценировка, когда в его отсутствие в Санкт-Петербурге пресса напечатала, а телеграф разнес по стране “царский манифест”. А Государь посчитал недостойным оправдываться и ждал, но, увы, так и не дождался вразумляющего Слова Святейшего Синода, который мог не только опровергнуть этот “документ”, написанный на телеграфных бланках и подписанный в нарушение всех правил карандашом, но и потребовать от “новой временной власти” встречи с Императором, чтобы услышать его слово о происходящих событиях. Синод, к великому сожалению, этого тогда не сделал, но через несколько дней присягнул так называемому Временному Правительству».
   После свержения Государя Обер-Прокурор Священного Синода Николай Павлович Раев обратился с просьбой к Синоду разослать воззвания к народу – поддержать Православную Монархию. Синод ответил отказом!
   После опубликованного 2 марта в революционных газетах «Манифеста об отречении», сочиненного предателями Царя, уже на следующий день был назначен новый Обер-Прокурор Святейшего Синода князь В.Н. Львов, известный своим либерализмом, масон и ярый противник законной царской власти.
   Свое неверное отношение к Царской власти Помазанника Божия в Церкви большинство членов Синода и все множество либерально настроенных архипастырей и пастырей Церкви Русской впоследствии искупили этот грех своей мученической кровью. И милостивый Господь прославил их и всех новомучеников Русских ради искупительной крови Царя.
   Историки В.М. Лавров и К.Г. Капков описывают в своих работах способы изготовления подложных документов, относящихся к проблеме так называемого «манифеста об отречении», который был опубликован в «Известиях ЦИК Советов рабочих депутатов» и в других газетах 4 марта 1917 года. А в апреле 1917 года в газете «Солнце России» (№ 367, с. 1) была опубликована фотокопия «оригинала». Это был тот самый текст и на той бумаге, с которых и был ранее напечатан «манифест» 4 марта. На вид этот «оригинал» отречения оказался совсем не таким, каким его описывал предатель В.В. Шульгин, соучаствовавший в свержении Царя и присутствовавший в царском поезде 2 марта при отказе Государя подписывать крамольную фальшивку.
   В своих воспоминаниях «Дни» Шульгин лжесвидетельствует, что «отречение» было на двух или трех телеграфных бланках. Но на самом деле то, что мы имеем, – это текст, написанный на одном листе простой грязноватой бумаги, ранее сложенной вчетверо. Внизу этого листа мы видим, что под карандашной подписью Государя есть какая-то подтертость, а слева подпись министра Б.В. Фредерикса, который удостоверял подпись Императора, и она тоже сделана карандашом, что не допускалось и никогда не было на официальных государственных документах. Эта фотокопия, повторю, была опубликована в апреле 1917 года. А подлинник этой бумаги был как бы затерян и впервые появился на свет лишь в 1929 году.
   Он был найден в архивах Академии наук СССР. Подлинность документа об «отречении» было поручено определить государственной комиссии во главе с П.Е. Щеголевым. Был составлен акт за подписями Якова Исаковича Фигатнера и других членов комиссии (всего 14 человек), где, в частности, говорилось, что «изображенная подпись Фредерикса написана по подчищенному месту». Отметим, что было сказано не просто «подпись», а «изображенная подпись», то есть не сама подпись, а изображающая чью-то подпись. Причем эта подпись впоследствии обведена пером, как будто это не документ, а школьный дневник. Но комиссия заявила, что документ подлинный и является оригиналом «отречения».
   Но кто же такой Щеголев, председатель комиссии? Он и А.Н. Толстой были пойманы с поличным на том, что изготовили и опубликовали сфабрикованный «Дневник Вырубовой», известной подруги царицы Александры Федоровны. Также Щеголев был пойман на изготовлении подложного «Дневника Распутина». Нет никаких сомнений, что точно так же Щеголев поступил и с документом об «отречении». Это был заказ безбожных узурпаторов России.
   При сравнении историками подписей Императора Николая II под «отречением» с его же подписями на других документах выясняется, что подпись Императора на «отречении» полностью совпадает с другой его подписью на другом документе. Однако криминалистической наукой установлено, что у одного и того же человека не бывает двух абсолютно одинаковых подписей, они хоть немного, но отличаются. Значит, если на двух документах одна и та же подпись, то одна из них поддельная!
   Этим безусловно подтверждается, что Государь 2 марта 1917 года не подписывал никакого подобного документа и все утверждения обратного являются откровенной наглой ложью.
   Среди всех документов и различных свидетельств, якобы подтверждающих факт отречения Николая II от Всероссийского Престола, выделяются два сообщения, облеченных в форму, не соответствующую закону. Однако как раз они и выдаются за главные доказательства. Один из этих документов представляет собой текст телеграммы от 2 марта 1917 г., который, судя по ее заглавию, направлен начальнику штаба. По своей форме, которая для документов, а для подобного рода документов тем более имеет юридическое значение, подтверждающее его законную силу, эта телеграмма никак не может быть отнесена к тексту, выдаваемому за Высочайший Манифест.
   Объяснения, которые по этому поводу даются фальсификаторами, просты: якобы в канцелярии отсутствовали соответствующие бланки. В условиях ставки, где на постоянной основе присутствует Император, такие придумки просто нелепы.
   По установленным законам подлинник царского манифеста сначала должен был быть написан обязательно от руки самим Императором. Как известно, при Императоре Николае II проекты манифестов составлялись на пишущей машинке. Сверху даже на проекте ставилась шапка: «Божией Милостью Мы Николай Вторый…» и так далее. Далее следовал текст, а затем обязательно стояла следующая приписка, которая затем также в обязательном порядке переносилась в подлинник: «Дан в городе N в такой-то день такого-то месяца, в лето от Рождества Христова такое-то, в царствование наше такое-то». Далее шла следующая обязательная фраза, которая тоже переносилась потом в подлинник: «На подлинном Собственною Его Императорского Величества рукою подписано НИКОЛАЙ». Причем в проекте имя Государя ставил проектировщик «Манифеста», а в подлиннике, естественно, сам Император. В самом конце проекта в обязательном порядке стояла фамилия его исполнителя-составителя.
   Тщательное исследование обстоятельств составления телеграммы провел историк Андрей Разумов, и вот его выводы: «…всем исследователям бросается в глаза то, что подпись Государя сделана карандашом. Удивленные историки пишут, что за 23 года правления то был единственный раз, когда Государь поставил на официальном документе карандашную подпись. Кроме того, на бумаге отсутствует личная печать Николая II, а сама бумага не завизирована Правительствующим Сенатом, без чего никакой царский манифест не имел юридической силы».
   «1. Текст “отречения” составил не государь. Черновик “отречения” был написан и отправлен в Псков из Ставки 1 марта в виде телеграммы Алексеева, Лукомского и Базили, а затем кем-то доработан до знакомого нам сочетания слов.
   2. Текст “отречения” не был написан Государем от руки. Все известные экземпляры “отречения” напечатаны на машинке. Об этом говорят Шульгин, Мордвинов и ген. Данилов. Начальник походной канцелярии ген. Нарышкин в “протоколе отречения” пишет более лукаво: Государь приказал “его переписать”, что, однако, также свидетельствует, что текст “отречения” не был записан Государем лично.
   3. Три очевидца, Мордвинов, Шульгин и Данилов, прямо указывают, что текст был напечатан на телеграфных бланках, несмотря на то, что военно-походная канцелярия Государя хранила любые бланки, включая, разумеется, бланки Царских Манифестов. При этом Данилов пишет о ДВУХ телеграфных бланках, а Шульгин – о трех. (Понятно, что друзья-злодеи заврались. – прот. Георгий).
   4. Из текста отречения видно, что составлен он особым образом: по смыслу и количеству строк разделен на три абзаца, или “три четвертушки”, описанные Шульгиным. Средняя часть “отречения” по количеству знаков абсолютно совпадает с размером телеграфного бланка. Значит, заговорщики предусматривали вариант подлога: “вброса” или замены средней четвертушки (средней части текста. – прот. Георгий) в … телеграмму».
   Историк А.Б. Разумов справедливо задается вопросом: как же подписывал Государь этот удивительный «подлинник» (текст на желтоватого цвета бумаге) из нескольких телеграфных «четвертушек» (т.е. листков) – каждый листок в отдельности или поставил одну общую подпись в конце? Каким образом разместилась информация на этих листках? «Самое поразительное, что бумага “начальнику штаба” не представляет собой никаких “четвертушек” (листков)! Это цельный лист бумаги с напечатанным текстом… Очевидно, что, запутавшись в составлении текстов на трех отдельных телеграммах, заговорщики решили упростить дело и весь текст напечатали на одном листе бумаги размером примерно А4. Такие судьбоносные документы, тем более составленные в таких условиях, обычно писались лично, чтобы не было сомнений в их подлинности. В случаях же “отречений” Императора Николая II и Великого Князя Михаила Александровича мы имеем дело с документами, написанными не их рукой. Текст “отречения” Государя напечатан на машинке, а текст “отречения” Великого Князя написан заговорщиком… будущим министром Временного правительства, масоном Набоковым.
   5. Подписи на хранящихся в ГА РФ отречениях (или отречении?) Государя от Престола, а также их факсимиле в известных нам большевицких изданиях подделаны.
   6. Согласно описанию документа “отречения” Государственным Архивом РФ, заверяющая (контрассигнирующая) надпись Министра Императорского Двора графа Фредерикса на “отречении” также сделана карандашом, а затем обведена ручкой. Сама оригинальная подпись Фредерикса на документе ГА РФ отсутствует. Итоги: Самодержец Всероссийский Государь Император Николай II никогда не составлял “отречение”, не писал его от руки и не подписывал. Документ также не был заверен Фредериксом. Таким образом, Государь не имеет никакого отношения к “собственному отречению”».
   Наконец, еще один изобличающий ложь факт. По утвердившейся версии Царь отрекся от Престола 2 марта 1917 года. Но за день до этого в нескольких газетах был опубликован текст «отречения», в виде официального Манифеста. Это убедительно доказывает, что текст «отречения» является фальшивкой, составленной генералами Алексеевым и Лукомским, а также заведующим канцелярией Ставки Н.А. Базили.
   Как известно, в конце февраля одному из предателей Царя – генералу Алексееву – был звонок от Великого Князя, младшего брата Царя Николая, Михаила Александровича с предложением быть регентом юного царевича Алексия. Так получается, что уже в это время Царь Николай находился под строгим надзором. Но Царь ведь еще не «отрекся»! Очевидно, что Михаил уже давно был в сговоре с изменниками и знал о нескольких вариантах низложения с Престола своего брата. Такой звонок и такое заявление подтверждают лишь то, что уже в конце февраля Царь был фактически арестованным, и об этом сразу же сообщили Михаилу. Этот вариант князь предлагал потому, что тогда еще не была окончательно составлена телеграмма об отречении Царя в пользу Михаила, которая была опубликована лишь 2 марта.
   В беседе с А.А. Вырубовой после этих трагических дней Государь говорил, что события 2 марта «меня так взволновали, что все последующие дни я не мог даже вести своего дневника». Вот как пишет об этом известный историк П.В. Мультатули: «Возникает вопрос: если Государь в период мартовских событий 1917 года не вел своего дневника, то кто же тогда это делал за него? Здесь вновь возникает проблема подделок царских дневников, осуществленных бандой академика Покровского. По своему исследовательскому опыту могу сказать, что в дневниках Государя, хранящихся в ГА РФ, есть очень много мест, в которых имеются потертости и исправления. Характер этих потертостей и исправлений должна выяснить официальная графологическая экспертиза. В самой возможности подделки царских дневников нет ничего невозможного… и объяснение может быть только одним: в подлинных дневниках Государя было написано нечто такое, что разоблачало февральских заговорщиков и доказывало их полную нелегитимность. Это могли быть только сведения о том, что никакого манифеста об отречении Государь не подписывал.
   Это, в свою очередь, делало нелегитимным не только режим Керенского, но и режим большевиков, так как главный довод, которым как те, так и другие оправдывали свое существование, было утверждение, что Царь «сам отрекся». Кстати, этот довод и сегодня является главным аргументом врагов Российской Монархии» (П.В. Мультатули. Николай II. Отречение, которого не было. М., 2010).
   Нет, граждане-злодеи – не «сам отрекся»! Вы убили его именно потому, что «сам не отрекся»»
   По всему видно, что Государь не позволил и не дал возможность предателям использовать государственный бланк для их подлой затеи. Он, уже фактически лишенный власти, продолжал отстаивать монархию.
   Злодеи сделали огромную ошибку, опубликовав фальшивый документ об «отречении» Государя. Текст этой фальшивки полон грубейших противоречий и сознательной лжи. Предатели Царя не предполагали, что со временем правда о их злодеянии будет открыта. Но, несмотря на такое хитроумное сочинение, которое, как им казалось, невозможно было уличить во лжи, они просчитались, забыв Божие предупреждение: «...ибо нет ничего сокровенного, что не открылось бы, и тайного, что не было бы узнано» (Мф. 10, 26). И вот прошло сто лет с момента опубликования лже-«манифеста», и мы теперь имеем достоверное свидетельство известных историков, ученых исследователей, таких как П.В. Мультатули, А.Б. Разумов, М. Сафонов, А.Н. Боханов, К.Г. Капков, В.М. Лавров и, конечно, другие, которые убедительно доказали, что не только известный документ, именуемый «манифестом», является абсолютной фальшивкой, и не только подпись Царя на нем также является подделкой, но и то, что на самом деле отречения Царя Николая вообще не было по определению ни в письменной, ни в устной форме, и, конечно, в первую очередь в силу непоколебимых религиозных, моральных и нравственных убеждений Царя Николая.
   Зачем люди делают подделку? Чтобы скрыть правду. Это было самым главным делом для заговорщиков, чтобы достигнуть заветной цели – захватить власть в свои руки. А для это нужно, чтобы люди поверили, что Царь оставил Престол и добровольно передал власть им! Но, увы, они в меру своей бездуховности не могли предвидеть, что у них ничего не получится. Их власть так и останется незаконной, узурпаторской, через которую откроется бездна падения России в нескончаемые беды и «смутные времена».
   Царь Николай власть свою царскую им не передал, он передал ее Державной Царице Небесной, и таким образом царской власти у них не оказалось, они ее сами отвергли, совершили безумное дело, у них не осталось власти законной. После совершения тяжкого греха, как правило, глубоко внутри грешника возникает чувство ужасного духовного гнета, страха и ужаса, которые он пытается в себе подавить. Некоторые заговорщики впоследствии говорили о таком своем состоянии. Им надо было бы рвать волосы на себе, но это действие совершили над ними те, кто пришел вслед за ними. Историки подтверждают это: все деятели февральско-мартовской революции были наказаны Богом через еще больших злодеев, чем они – революционеров октября 1917 года – «большевиков». «Не прикасайтеся помазанным Моим, – глаголет Господь Вседержитель. – Богопротивницы же Боговенчанного Царя убиша и не наследоваше землю благих, но улучиша смерть безконечную...» (Стихира на литии службы Царственным страстотерпцам. М., 2002).
   «А действительно ли подписан Государем акт отречения? – писал игумен Серафим (Кузнецов). – Это сомнение можно выгнать из тайников душевных только тогда, когда безпристрастная экспертиза докажет, что акт отречения действительно подписан Императором Николаем II. Такие первостепенной важности акты совершаются не при двух-трех свидетелях, а при составе представителей всех сословий и учреждений. Не было также подтверждено Государем кому-либо при жизни, что им подписан акт отречения от власти, и никто к Нему допущен не был из лиц нейтральной стороны, и даже из числа иностранных представителей, при которых бы Государь подтвердил акт своего отречения, и что он сделан не под угрозой насилия, а добровольно.
   Государь предпочел отойти от власти, оставив ничем не омраченное Монархическое Начало как драгоценный Залог, полученный им от своих царственных предков». (Православный Царь-Мученик. М.: Хризостом, 2000. С. 150).
   Сегодня, спустя сто лет, при взгляде на предлагаемые нам так называемые доказательства отречения, остается только удивляться той силе осатанения, которая охватила большинство современников событий февраля-марта 1917 г., не пожелавших или не сумевших увидеть тягчайшее преступление против Бога и данной Им Николаю II Царской власти. Царская власть Всероссийского Императора с правовой точки зрения осталась прежней, а династическое престолонаследие Императорского Дома Романовых непреложным. Ложь с отречением осталась всего лишь ложью, а власти царской над Россией Николай II никому не передавал (!).
   С этими исследованиями и выводами вполне согласуется точка зрения Наталии Владимировны Поклонской, прокурора Республики Крым (2015), ныне депутата Государственной Думы, которая считает, что так называемое «отречение» Царя мученика Николая II не имеет юридической силы. В частности, она заявила: «Государь Николай II сказал, что если для спасения России нужна жертва, то пусть ею буду я – потому что нет той жертвы, которую я бы не принес для спасения России. Так он любил великую Россию!.. А что касается “отречения”, то любой мало-мальски грамотный юрист знает, что официальный документ должен обладать определенными признаками. А та бумага – копия бумаги, которую в учебниках по истории преподносили как якобы отречение от власти, – не имеет юридического смысла. Эта копия бумажки, подписанная карандашом, без соблюдения необходимых юридических и процессуальных процедур и форм – поэтому она не обладает никакой юридической силой».
   Чтобы противники не обвиняли Царя в «отречении» от Престола, надо им предоставить новооткрывшиеся неоспоримые факты, обличающие эту ложь. «Документы», на которые до сих пор они ссылались, оказались фальсифицированными и даже подписи на них являются безусловной подделкой.
   Это значит, что документа об «отречении» не существует. Государь от Царской власти не отказывался, его насильно лишили власти, и он смирился с этим насилием только лишь потому, что это было угодно Господу. Царь исполнил свое обещание и принес себя в угодную Богу жертву ради спасения и возрождения Святой Руси. Спасение России состояло в том, что необходимо было отрезвление людей через наказание, нужно было хирургическое вмешательство Врача Вселенной. Уже перед революцией гнойное разложение народного тела с неудержимой быстротой вело Россию к полному исчезновению ее статуса как Православного Государства. И только Божественное врачевство – «гнев Божий» – наказание людей могло изменить направление жизни в сторону исцеления и покаяния. А наказание состояло в том, что Бог попустил врагам в России стать жестоким бичом для русского народа. «Кого люблю, того и наказую» (ср. Откр. 3, 19) – говорит Господь. Жертва Царя была принята Богом, и теперь вправе было пролиться чашам Божьего гнева на народ, отступивший от истинной веры и предавший Помазанника Божия и его Семью на растерзание злодеям. «Ибо открывается гнев Божий с неба на всякое нечестие и неправду человеков, подавляющих истину неправдою» (Рим. 1, 18). «Удерживающий» зло был «взят от среды», и для предтечей антихриста открылось широкое поле для их деятельности: жесточайшее уничтожение в людях веры и совести и кровавый террор против всех сословий России. Началось невиданное нравственное разложение людей, соблазненных пропагандой вседозволенности и поддавшихся низменным страстям; с неудержимой быстротой Россия понеслась к гибели.
   

Протоиерей Георгий ВАХРОМЕЕВ


   



  Copyright ©2001 "Русский Вестник"
E-mail: rusvest@rv.ru   
Error: Cache dir: Permission denied!

Rambler's Top100 TopList Rambler's Top100
Посадка и уход за садом и огородом

технический дизайн ALBION