27.07.2018: «РУССКАЯ ДИПЛОМАТИЯ КАК ПРЯМОЕ ОТРАЖЕНИЕ ЖЕЛАНИЙ И ЗАБОТ ГОСУДАРЯ»
Как МИД Российской Империи обеспечивал восточное путешествие Наследника Цесаревича Николая Александровича 1890–91 годов

   
   
   

Цесаревич Николай в Нагасаки


   
   
   Российская дипломатическая служба Нового времени, созданная и выпестованная «Первыми» Императорами – Петром и Павлом, к концу XIX века подошла во всем своем блеске. Как сердце Царево всецело пребывает в руце Божией, так и русская дипломатия была всецело послушна самодержавной воле Императоров и Императ­риц. Когда Государь Александр III в конце позапрошлого века задумал отправить Наследника Престола Великого Князя Николая Александровича на Восток, то перед Министерством иностранных дел России была поставлена задача невиданная и не решаемая прежде ни одной европейской дипломатией. Надо было обеспечить посещение вторым лицом государства не только христианских стран Европы, что было привычным делом, но африканских и восточно-азиатских государств с иными религиями и верованиями. Именно то обстоятельство, что православная Россия воспринималась в мире как «удерживающая силы зла», как защитница и покровительница слабых и угнетенных, придавало восточному путешествию Цесаревича духовно-религиозный смысл, вызывая радость и надежду у одних, неприязнь и скрытую угрозу у других. Именно в правильном понимании смысла русского самодержавия в его конкретно-историческом «изводе» конца XIX века кроется ключ к верной оценке как самого путешествия, так и применения его уроков в современной международной практике.
   Государь Император Александр III и его Сын, Наследник Цесаревич Николай, будущий святой Царь страстотерпец, воспринимали свое царское служение, именно как и их славный предок Император Павел Петрович, что отражалось, естественно, и на внешней политике Российской Империи. Такой христолюбивый подход России к международным делам был понятен благонамеренным политикам многих стран. Поэтому, когда в ходе подготовки к путешествию Цесаревича наш посланник в Японии Д.Е. Шевич отправляет министру иностранных дел Н.К. Гирсу депешу из Токио от 31 августа/12 сентября 1889 за № 86 с анализом публикаций местной прессы, он особо выделяет передовицу в Japan Daily Mail. Редакция «указывает на успешную и примирительную деятельность Русской дипломатии как на прямое отражение желаний и забот Государя Императора, по непосредственным предначертаниям которого она действует и высокий характер которого служит прочною порукою продолжения мирной, хотя бы и решительной международной политики…»
   Программа Восточного путешествия Цесаревича, которая обсуждалась на совещаниях у Державного Отца – Императора Александра III, главной целью, как это ни парадоксального сегодня звучит, ставила поклонение святым местам. Первоначально было запланировано и посещение Святой Земли. Специально к этому событию была подготовлена к освящению церковь в Русском доме на Александровском подворье. Но по политическим причинам посещение Иерусалима Наследником Цесаревичем было отменено, что вызвало его крайнее разочарование.
   Помимо основной, духовной, ставились и иные цели восточного путешествия, а именно образовательные – приобретение Цесаревичем опыта и знаний, необходимых для служения Царю и Отечеству.
   Для реализации международной части путешествия привлекались следующие сотрудники МИДа под руководством верноподданного Императорского министра Н.К. Гирса (1882–1895):
   Вена: посол в Австрии князь Лобанов-Ростовский.
   В Триесте присоединяется наш посланник в Греции Михаил Константинович Ону, он будет сопровождать Цесаревича в Египет, Индию и на Цейлон как знаток Востока.
   Константинополь: Чрезвычайный и Полномочный Посол, тайный советник Александр Иванович Нелидов.
   Афон (входит в Округ генерального консула в Салониках): генеральный консул, статский советник Иван Степанович Ястребов.
   Пирей: генеральный консул, действительный статский советник Герман Романович Генрихсен.
   Афины: поверенный в делах в звании камер-юнкера, коллежский советник Георгий Петрович Бахметев.
   Бейрут: генеральный консул, действительный статский советник Константин Дмитриевич Петкович.
   Яффа: консульский агент Владимир Николаевич Тимофеев.
   Иерусалим: консул, статский советник Виктор Александрович Максимов.
   Египет: дипломатический агент и генеральный консул в Каире действительный статский советник Александр Иванович Кояндер.
   Порт-Саид: консул (нештатный) Генрих Бронн.
   Суэц: вице-консул (нештатный) Николай Коста.
   Аден: консульский агент П. Бонненблуст.
   Коломбо: вице-консул (нештатный) Эдмунд фон Фриш.
   Батавия: консул (нештатный) Бауд.
   Сингапур: консул, коллежский советник Артемий Маркович Выводцев.
   Манила: вице-консул (нештатный) Гейман.
   Гонк-Конг: консул (нештатный) Стеф(ан) Михальсен.
   Фу-чжоу: консул, надворный советник Николай Андреевич Попов.
   Шанхай: консул (нештатный) Юлий Августович Рединг.
   Ханькоу: консул, коллежский советник Павел Андреевич Дмитревский
   Чифу: вице-консул (нештатный) Т.Т. Фергюссон
   (здесь и далее должности и чины дипломатических сотрудников даются как в документах. – Авт.).
   О предполагаемом маршруте путешествия узнаем из конфиденциального письма воспитателя Цесаревича генерала Григория Григорьевича Даниловича в Министерство иностранных дел от 19 июля 1890 года, т.е. за три с небольшим месяца до отправления в путь:
   «С соизволения Государя Императора, имею честь сообщить <…> следующие общие предположения относительно предстоящего путешествия Государя Наследника Цесаревича на Восток – от Севастополя или Одессы до Владивостока.
   1. Отъезд Цесаревича предположен около половины октября. Остановка в Константинополе на три дня, затем в Греции на семь дней, в Яффе с поездкой в Иерусалим на десять дней, в Египте на двенадцать дней. Из Египта в Бомбей. Таким образом, предполагать можно, что Наследник Цесаревич прибудет в Константинополь около 18 октября, в Пирей около 24 октября, в Яффу – в первых числах ноября, в Египет – в половине ноября и в Бомбей около 19 декабря.
   2. В Иерусалиме Наследник Цесаревич предполагает остановиться в новом здании подворья Православного Палестинского Общества. Желательно было бы иметь разрешение из Константинополя на посещение в Хевроне гробницы патриархов: Авраама, Исаака и Иакова.
   3. В Индии Наследник Цесаревич предполагает проехать сухим путем от Бомбея до Калькутты, назначая на эту поездку месяц времени. При этом предполагается посетить из Бомбея: Насик (Nasik), Эллору и Аянту близь Аурунгабада (Палигану (Palithana) (зачеркнуто карандашом. – Авт.). По дороге из Бомбея в Агру: Ахмедабад, Абу (mt. Abu), Удайпур (Oudeypore), Читтор (Chittore), Аджмир (Ajmere), озеро Пушкар (Poochkur), Джайпур (Jeypore), Амбир (Amber), Альвар (Alwur), Баратпур (Bhurtpore), Диг (Dig или Deeg) (Л. 2 об.), Говердан (Goverdan), Матра (Muttra), Биндробан (Bindrabund), Hatras (Хатрас. – Авт.), Агра, Гувалер (Guvalur), Дели (Delhi), Бенарес, Дарджилин (Darjieling), Калькутта. – Эскадра, приняв наследника Цесаревича в Калькутте в двадцатых числах января 1891 года, идет в Мадрас, с остановкою в этом порте на три дня, а оттуда в Коломбо, где остается также три дня. Таким образом, все пребывание в Индии продолжается, по приблизительному расчету, с 19 декабря 1890 года до первых чисел февраля 1891 г.
   4. Дальнейшее плавание: из Коломбо в Батавию с остановкою в этом городе на пять дней, далее – в Сингапур с остановкою на два дня, в Бангкоке с остановкою на три дня, в Сайгоне с остановкою на три дня, в Манилу с остановкою на три дня и оттуда в Гонг-Конг (совр. Гонконг. – Авт.). Приход в этот последний пункт состоится приблизительно в конце марта 1891 г.
   5. В Китае путешествие продолжается до первых чисел мая по следующему маршруту: Гонг-Конг с поездкою в Макао и Кантон Фу-чжау, Шанхай, Нанкин, Ханькоу, от Ханькоу до устья реки Вузунга, Чефу, порт Артур, а оттуда в Нагасаки.
   На путешествие по Японии назначается около 25 дней в мае 1891 г. Предполагается посетить: Нагасаки (Обами, Имари), Кагосима, Кобе (Хиого), Осака, Киото, Токио (Хакопе, Камакура, Атами). Из Токио сухим путем в Ниигату с осмотром Никко. Из Ниигаты во Владивосток, с заходом в порт Лазарева, в Корее.
   Подробный план плавания эскадры, с которою Государь Наследник Цесаревич идет из Севастополя или Одессы во Владивосток, будет доставлен мною <…> немедленно по окончательном его утверждении», заканчивает свое письмо генерал Г.Г. Данилович.
   Уже началась невидимая миру кропотливая дипломатическая работа, шла перепис­ка МИДа с Главным морским штабом для получения разрешения от Турции на проход русских военных судов через Босфор, как пришлось менять намеченные планы из-за «распри между Портою и Вселенскою Церковью», как она названа в дипломатической переписке. Суть конфликта сводилась к защите Константинопольской Патриархией юридических и экономических прав своего духовенства перед лицом турецких властей, начавших очередное наступление на православных.
   В сложившейся обстановке русские дипломаты высказывают тревогу за успех визита Цесаревича в Константинополь. В депеше д.с.с. Жадовского из Буюкдере 27 авг./8 сент. 1890 г. за № 121 в Министерство иностранных дел сообщается:
   «В разглашенном молвою предстоящем приезде в Царьград Государя Цесаревича, Православный мир видит знамение Провидения и лучший залог успеха к возстановлению благоденствия православного населения Востока. Он не может допустить, чтобы Султан надеялся на честь увидеть в своей столице первородного Сына Православного Царя в момент ничем не оправдываемого угнетения Церкви и посягательства на ея вековые права, торжественно освященные договорами и не раз возстановленные в прошлом ценою русской крови.
   Я желал бы, чтобы прибытие Цесаревича на Восток ознаменовано было сердечным взрывом благородного восторга Православного Мира и проявлением той духовной силы России, которую никто не в силах у нея оспаривать или отнять».
   И хотя со временем конфликт между Константинопольской Патриархией и Оттоманской Портою с помощью российской дипломатии был улажен, маршрут путешествия Цесаревича был вынужденно изменен. В нем не осталось ни Севастополя с Одессой, ни Константинополя с Иерусалимом. Последнее очень раздосадовало Цесаревича, так как побывать на Святой Земле, «взойти в Иерусалим» было давнишней заветной мечтой Великого Князя Николая Александровича.
   Путешествие продлилось с 23 октября (ст.ст.) 1890 года по 4 августа 1891 года, то есть заняло более 9 месяцев. За время путешествия было пройдено 51 000 верст, из них 15 000 – по железной дороге, 5 000 – в экипаже, 21 900 – по морям, 9 100 – по рекам.
   Путешествие началось в Гатчине после молебна. В Варшаве путешественники лишь пересели в заграничный императорский поезд. Однако в Вене пришлось задержаться. Но уже через сутки их встречал Триест – город и порт, принадлежащий Австрии, но расположенный на берегу Адриатического моря в Италии. В Триесте 19 октября путешественники пересели на фрегат «Память Азова», где их ожидал брат Цесаревича Великий Князь Георгий Александрович, служивший на нем мичманом. Погостив в монаршей семье в Афинах (у крестной матери Цесаревича Королевы эллинов Ольги Константиновны и ее мужа Короля Греции Георга I), путешественники двинулись дальше. В Афинах к ним присоединился Греческий принц Георгий.
   Эскадра отправилась к берегам Африки, в Египет, в Александрию, где путешественники сделали остановку. C 10 (22) ноября по 27 ноября (9 декабря) крейсера стояли на рейде в Порт-Саиде и Измаилии, и две недели Цесаревич Николай со свитой знакомились с Египтом.
   В дневниковых записях Цесаревича об этой стране встречается, конечно, фиксация всех официальных мероприятий и контактов с представителями турецких и анг­лийских властей тогдашнего Египта. Здесь уместно отметить, что в отчетах русских дипломатов о посещении Цесаревичем их стран также содержится очень много информации и красноречивых деталей.
   После Порт-Саида, Измаилии и осмот­ра Каира по железной дороге на поезде Их Высочества со свитой проследовали в Ассиут (Сиут) (Средний Египет), где пересели на яхту и отправились вверх по Нилу. Приставали к берегу в Зохасе и Кенэ. Остановились в Луксоре, где осматривали Луксорский и Карнакский храмы, гробницы фараонов.
   От Асуана Августейший путешественник поворачивает назад и на обратном пути останавливается 22 ноября в Гиргэ, связанном с именем святого Георгия Победоносца, где жители города копты вышли с хоругвями на пристань, чтобы торжественно встретить и приветствовать Их Высочество.
   По возвращении в Каир Наследник Цесаревич еще отправляется «на верблюдах и ослах в Саккард, где осматривает внутренность пирамиды и гробниц», а вечером посещает французский театр, как гласит дневниковая запись.
   От Суэца русские корабли через Аден последовали в Индию, куда прибыли 11 (23) декабря в Бомбей, где их встретили салютом.
   Маршрут пешего путешествия по Индии (с частичным сплавом по Гангу) не претерпел больших изменений и включал в себя: Бомбей, Дели, Агру, Лахор, Амритсар, Бенарес, Калькутта, Бомбей, Мадрас, Коломбо (Цейлон).
   31 января (11 февраля) корабли «Память Азова» и «Владимир Мономах», покинув Цейлон и соединившись с Тихоокеанской эскадрой, через Сингапур (18 февраля) и Батавию на острове Ява (23 февраля) следуют до Бангкока (7 марта).
   В Бангкоке Цесаревич Николай в течение недели является гостем сиамского (таиландского) короля Рамы V Чулалонгкорна.
   Попрощавшись с гостеприимным королем, Великий Князь Николай Александрович 13 (25) марта последовал в Нанкин через Сайгон (15 марта), Гонконг (23 марта) и Шанхай. Из Нанкина он совершает путешествие по реке Янцзы на пароходе Русского добровольческого флота «Владивосток» в сопровождении канонерских лодок до города Ханкоу.
   15 (27) апреля 1891 года в сопровождении шести кораблей русского флота возглавляемая флагманским крейсером «Память Азова» эскадра под брейд-вымпелом Цесаревича вошла в японский порт Нагасаки. В целом визит в Японию продлился с 15 апреля по 7 мая (ст.ст.) 1891 года. Программа была сокращена после так называемого «инцидента в Оцу» – покушения на Цесаревича японского полицейского. Кстати, это событие вызвало кризис во внут­риполитической жизни страны и привело к смене японского кабинета. Российское Министерство иностранных дел, как свидетельствуют архивные документы, держало руку на пульсе дел, вовремя и подробно информировало своего Императора о всех нюансах происходящего.
   По распоряжению Государя Императора Александра III после «инцидента в Оцу» программа пребывания Наследника в Японии была спешно свернута. Не состоялось даже участие в великом освящении собора святителя Николая в Токио, специально приуроченном к визиту Царского Сына.
   Отплыв 7 (19) мая из Кобэ, Цесаревич 11 (23) мая прибывает во Владивосток. На этом международная часть Восточного путешествия Цесаревича бала завершена. Далее его путь лежал через родные, но далекие от дома просторы. 4 (16) августа 1891 г. поезд Цесаревича подошел к станции Тосно под Санкт-Петербургом, где Великий Князь Николай Александрович был встречен Августейшими Родителями. Уникальное по тем временам путешествие закончилось. Его итоги до сих пор имеют важнейшее значение для нашей страны.
   


   А. ХВАЛИН


   



  Copyright ©2001 "Русский Вестник"
E-mail: rusvest@rv.ru   
Error: Cache dir: Permission denied!

Rambler's Top100 TopList Rambler's Top100
Посадка и уход за садом и огородом

технический дизайн ALBION