11.08.2018: ПРАВОСЛАВИЕ В ЧЕХИИ И СЛОВАКИИ
   
   
   Первые импульсы христианизации нашей территории были даны во времена очень неблагоприятной миссионерской деятельности. В то время церковь вела споры со своими светскими «защитниками», которые часто стремились сделать ее инструментом расширения своих территорий. Наиболее заметными были методы франкской миссии. Однако благодаря своей гениальности и духовному богатству славянские апостолы Кирилл и Мефодий смогли выбрать то, что было необходимо для Церкви и что делает Церковь Христовой, и, вместо того чтобы начать вести борьбу за власть, они решили по-настоящему вдохнуть в людей дух Евангелия и создать на территории среднеевропейских славян церковный корпус как противовес враждующим блокам.
   Истина часто торжествует в истории, несмотря на ее беззащитность или именно благодаря этой беззащитности. Поэтому падение Моравской церкви в 885 году не было потерей. Посеянные семена принесли много плодов. Изгнанные ученики святых братьев во главе с преемником Мефодия епископом Гораздом продолжали свою миссию у других славянских народов. Однако чисто христианское и экуменическое звено византийской миссии постоянно фиксируется в сознании христиан в Чехии и Моравии, хотя в результате политических перемен они вошли в сферу Латинской церкви. Группы верных людей, которые хотели проповедовать чистое Слово Божие на понятном языке, сохранялись здесь даже после великого раскола 1054 года. Интересна широкая открытость этих групп. Например, оживленным духовным центром вокруг св. Прокопия Сазавского и его монастырем, вероятно, управлял западно-бенедиктинский монастырь, но в нем переводили в чешскую версию древнеславянского также и латинские произведения, не боясь открыть все хорошее, что собрали в первом тысячелетии в христианской церкви с обеих сторон.
   Некоторые документы свидетельствуют о том, что остатки православных христиан сохранялись в Чехии до глубокого Средневековья. Возможно, присутствие этих «восточных шизматиков» привело (помимо международно-политических соображений) короля Карла IV 300 лет спустя к создании монастыря со славянскими обрядами в Праге – «На Слованех». Здесь также есть историческая связь с другими событиями нашей духовной истории. Во времена Карла IV начали возникать новые усилия, направленные на раскрытие преступлений, совершенных в тогдашней церкви в нашей стране. Среди повстанцев, таких как Конрад Вальдхаузер, Ян Милич или Томаш Штитный, возможно, реверберация старых влияний христианского Востока не имела значения. Но первоначальные импульсы каким-то образом жили в их подсознании, и тот факт, что корректирующие усилия были сосредоточены именно на том, почему Латинская церковь вышла из общения с другими патриархатами и местными церквями: чешская реформация, кульминацией которой стало движение вокруг мастера Яна Гуса, боролась за надлежащее празднование святых таинств, в частности за принятие Тела и Крови Христа всеми крещеными, за введение ясности речи церкви посредством чешских проповедей, песней и чешских литургических текстов и за выступления против светского царствования церковной иерархии. Хотя гуситы были вдохновлены усилиями по реформированию христианского Запада, сам Гус, как показывают новые исследования, никогда не впадал в крайности подобно своему учителю Джону Виклефу, который уже отказался от основных принципов Церкви. В то время как импульс чешской реформации не исходил непосредственно из области современной исторической ортодоксии, чешские реформаторы осознавали непрерывность своих усилий с верой и порядком, поддерживаемым в восточных церквях. Констанцский мученик мастер Йероним Пражский во время поездки на Восток в 1413 г. объединился с местной церковью и сообществом вокруг Стола Господня, а затем Восточную Церковь в Праге и в Совете Констанца защищал ценой своей жизни. На пример христианского Востока также ссылались другие гуситские вожди, такие как Якоубек из Стршибро, мастер Кршиштян и другие, при введении реформ (особенно чаши, которая стала символом движения).
   Чешский исторический контекст «первой реформации» с оригинальными духовными источниками доказан и последующей судьбой монастыря «На Слованех». Он не выполнил свою функцию – привести «восточных схизматиков» под римскую гегемонию. Наоборот, попытки возмущения пражских гуситов нашли в нем опору, и именно оттуда вышла инициатива, чтобы Гуситская церковь обратилась с просьбой о рукоположении священников и, таким образом, об объединении с Вселенским Патриархатом. Несмотря на то что в Константинополе в то время между лидерами Церкви, предаными Православию, существовало в результате резкой политической борьбы значительное отвращение к христианскому Западу, Патриарший синод нашел в себе столько чистой православной канонической и литургической толерантности, что от Гуситской церкви не требовал полного подчинения. Но он ее в 1451 году, несмотря на своеобразный порядок богослужения, признал православной и обещал прислать епископа. Объединение не наступило, потому что в то же время Константинополь был захвачен турками и Церковь потеряла свою свободу. В то время когда гуситы искали утраченное единство с христианским Востоком, в Эммаусском славянском монастыре жил брат Григорий, который сотрудничал с гуситским архиепископом Иоанном Рокицаной, когда вокруг него образовалась группа «Братство закона Христа», основа будущего «Единства Братьев» (лат. Unitas fratrum). Хотя позже в новой церкви преобладало влияние мирового протестантизма, гармония с православной традицией не утратилась. Свидетельствуют о том многочисленные высказывания Яна Коменского, но прежде всего усилия «моравского епископа» Цинцендорфа, когда после восстановления «Единства Братьев» на его территории лидеры обратились с просьбой признания единства той же веры в Санкт-Петербург и в Константинополь.
   После Указа о толерантности 1781 года Православная церковь в Австрии жила как «пострадавшая» церковь под названием «Греческий союз». Группы чехов стремились к ней и вступали в контакт с Русской, Константинопольской и Сербской церквями. Из интеллектуальных представителей чешского народа нашли путь в Православную церковь известные деятели славянского движения Ригер, Грегер, Сладковский и доктор Браунер. Это движение никогда не приобрело массового характера, поскольку самая известная и влиятельная Православная Церковь России сама в то время была деформирована синодальной системой, навязанной царем Петром Великим, и поэтому не могла стать образцом для бодрствующей и свободной воли другого народа. Но даже такие либеральные и критические лидеры нации, как Карел Гавличек-Боровский, который отверг некритическое восхищение в царской России «панславизмом», нашли благоприятные слова для духа православного благочестия («Кутногорский декрет»).
   С 70-х годов позапрошлого века в Праге сформировалась чешская православная община, которая в конечном итоге была создана под руководством архиепископа Савватия (Врабца) как автономная чешская церковь в рамках экуменического патриархата.
   В Чешских землях после появления независимого государства из движения за реформу в католической церкви была создана Чехословацкая церковь.
   В Восточной Словакии проживало смешанное население: рядом со словаками жила национальная группа закарпатских украинцев (русинов). На этом пространстве вскоре после христианизации Киевской Руси сформировались православные общины. Они сохранились до XVII века, когда попали под юрисдикцию Мукачевской епархии. Затем, под влиянием венгерской государственной власти, была предпринята попытка повторной католизации, подобная антиреформистскому принуждению в Чехии и Моравии. Под этим влиянием часть духовенства Мукачевской епархии вошла в союз с Римско-католической церковью, и изменения стали вводиться в литургию и в догматику. Православие исповедовалось лишь маленькими группами в очень сложных условиях. Более широкие компетенции были ему предоставлены созданной в 1918 году Чехо­словацкой Республикой.
   Во время Второй мировой войны представители Православной церкви поддержали движение национального сопротивления. В 1942 году святой новомученик Горазд в склепе кафедрального собора св.св. Кирилла и Мефодия на улице Ресслова в Праге предоставил убежище исполнителям убийства имперского протектора «палача чешского народа» Рейнгарда Гейдриха. Приют был с помощью предателей раскрыт, и «десантники» погибли. Святейший епископ Горазд и его ближайшие соратники были казнены нацистами. Другие духовники и многие миряне были отправлены в концентрационные лагеря и на принудительные работы в Германию, а Церковь была объявлена вне закона. Церковь вновь находилась в катакомбах, но она жила. Например, в квартире господина Шемберы служил поклонение более поздний архимандрит Андрей (Коломацкий). Это был верный помощник Горазда, по просьбе которого в Чехию его направил компетентный епископ Закарпатья, чтобы помочь в строительстве храмов в Северной Моравии. Епископ Горазд стал мучеником за веру в Христа, его канонизация состоялась в 1987 году.
   Нарушение церковной организации в военное время привело к окончательному урегулированию отношений после освобождения. Представители фрагментированных православных групп нашли после войны пути к объединению, потому что война сильно навредила Сербской Православной Церкви, у нее было много проблем с собственным обновлением, и чехи обратились к Русской Церкви с просьбой о допуске к ней. Когда Московский Патриарх Алексий I познакомился с состоянием Церкви, в частности с чешской формой поклонения, он согласился с просьбой. Таким образом, единая Православная Церковь в Чехословакии была временно создана в 1946 году как автономный экзархат Русской Церкви. Намерение некоторых униатов (греко-католиков) в Восточной Словакии покинуть Унию и объединиться с материнской церковью могло произойти, поскольку Уния была объявлена вне закона. Решение об этом объединении было принято на съезде в г. Прешове в 1950 г. Следует отметить, что в 1968 г., а затем после 1989 г. бывшие греко-католики, которые с решением Прешовского Собора не согласились, имели возможность повторно создать Греко-католическую церковь. Хотя этот процесс проходил при драматических обстоятельствах, теперь обе церкви «живут» в Восточной Словакии, как друзья, но большая часть сел, особенно в епархии г. Прешова, осталась верна Православию. Однако даже этот исторический акт формирования профиля нашей церкви не закончился. Новые импульсы и значительное увеличение числа верующих принесла репатриация чехов из Волыни, где их предки приняли Православие в ХIХ веке. В 1951 году Русская Православная Церковь предоставила Православной Церкви в Чехословакии автокефальность, т.е. полную автономию и таким образом позволила ей стать равноправным партнером других местных церквей. Весь Православный мир принял Православную Церковь Чешских земель и Словакии как автоакефальную в 1998 году томосом Константинопольского Патриархата.
   Чехословацкое православие формируется под влиянием различных национальных традиций, тенденций и течений. Это иногда сложно, но в то же время ценно, поскольку дает возможность продемонстрировать широту и универсальность чистого христианского слуха, его открытость для всех культур.
   В нынешней Православной Церкви Чешских земель и Словакии есть четыре епархии. Представителем Пражской епархии всегда является архиепископ и председатель Митрополичьего совета в Чешских землях. Епархия включает в себя всю Чехию. В епархию Оломоуцко-Брновскую входит район Моравии (и Силезии). Местом нахождения епископа является Оломоуц. В Словакии епархии две: в Прешове, где епархиальным епископом всегда является архиепископ и председатель митрополичьего совета в Словакии, и епархия Михаловско-Кошицкая, чей епархиальный епископ базируется в Михаловце.
   Высшим административным органом Православной Церкви в Чешских землях и Словакии является собор. Его созывает митрополит один раз в шесть лет.
   Все епископы вместе образуют Священный Синод, возглавляемый митрополитом Чешских земель и Словакии, как первым из равных. Священный Синод решает вопросы, входящие в компетенцию епископов в более широком церковном масштабе. Это высший орган духовного управления.
   На подобных принципах, как и вся Церковь, строятся также отдельные епархии. Высшим органом каждой является Епархиальный собор, который имеет право избирать епископа и епархиальный совет. Епархиальный совет в каждой епархии управляет теми аспектами церковной жизни, что и во всем церковном совете, а самый высокий духовный администратор в каждой епархии – ее епископ (если он не епископ, он действует как администратор епархии). Епископ выполняет свою духовную функцию в епархии вместе со всеми пресвитерами (т.е. духовенством), возможно, в сотрудничестве с диаконами. Тогда каждый священнослужитель является духовным администратором его церковной общины (прихода). Советы старейшин (в Словакии – советы кураторов) сотрудничают в управлении церковными делами и избираются приходским собранием. Конституция церкви разрешает приходскому собранию выбирать священнослужителя. Наша церковь насчитывает около 240 церковных общин в Чешских землях и Словакии, из которых 80 – в Чехии и Моравии. Поскольку епархии обширны, приходы объединяются по регионам в округи, причем представителем духовенства каждого округа является протопресвитер округа.
   Будущие духовники нашей церкви воспитываются на православном богословском факультете в Прешове. Церковь издает литературу на нескольких языках: чешском, словацком, русском, украинском и других. Церковь также выпускает несколько периодических изданий. Ежегодно выходят два календаря: отдельно – чешский и отдельно – словацкий, с литургическим календарем в соответствии со старым, новым и смешанным (греческим) стилем, со статьями религиозного и образовательного характера. Православный богословский сборник издается ежегодно. Он содержит как оригинальные, так и переведенные специализированные богословские исследования на чешском и словацком языках. В Праге Чешский митрополичий совет издает ежемесячный «Голос Православия». В Восточной Словакии ежемесячно выходит «Наследие св.св. Кирилла и Мефодия».
   Православная церковь Чешских земель и Словакии осознает универсальность Церкви Христа и ее экуменической миссии как свой долг жить в дружеских отношениях с другими христианскими церквями в национальном и всемирном масштабах. Она свидетельствует об опыте первоначальной неразделенной церкви, которой непосредственно следует, и сотрудничает с ними в практических задачах христианского служения миру, а также является членом Экуменического Совета церквей в Чешской Республике и Словацкой Респуб­лике, Конференции европейских церквей, Всемирного совета церквей, базирующегося в Женеве.
   Наша церковь работает наиболее тесно со всеми местными православными церквями мира. Она живет с ними в тесной связи и молитве. В частности, она участвует в подготовке будущего Великого и Святого Собора Православной Церкви.
   Самое большее зло совершается там, где отрицаются основные права человека, даже право на жизнь, где по-прежнему существует расовая и религиозная дискриминация. Братство в человеческой семье, к которому призывает Евангелие, не может быть реализовано там, где некоторые люди живут роскошно, обогащенные множеством материального богатства, в то время как другие умирают от голода, холода и болезней. Бывает и так, что и те и другие считаются христианами. Обязанность истинного христианина в этой ситуации – стоять на стороне страдающего. Большинство страданий приносит людям война, и поэтому христиане обязаны против нее активно выступать.
   Мы верим, что свет Божий в конце истории осветит все, что ценно и верно для того, чем люди живут. И это составит настоящий мир, когда новые небеса и новая земля будут рождены и увековечены в Царстве Божием.
   

ХРИСТОФОР,
   почетный митрополит
   Чешских земель и Словакии


   



  Copyright ©2001 "Русский Вестник"
E-mail: rusvest@rv.ru   
Error: Cache dir: Permission denied!

Rambler's Top100 TopList Rambler's Top100
Посадка и уход за садом и огородом

технический дизайн ALBION