26.09.2018: СЕРГЕЙ БАБУРИН: «РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ – ЭТО НЕ РОССИЯ: ЭТО ЕЕ САМЫЙ БОЛЬШОЙ ОСКОЛОК»
К изложению государственной идеологии России: современная русская мысль о национальной идее…

   
    Продолжу изложение концентрированных мыслей современных русских мыслителей, содержащихся в книге «Вера. Держава. Народ: русская мысль конца XX – начала XXI века», изданной Институтом русской цивилизации, на основе которых, с моей точки зрения, может и должна быть оформлена в ближайшее время национальная идея (проект государственной идеологии) России. Предыдущие материалы представляли видения на эту тему авторов: О.А. Платонова, В.Н. Осипова, В.Ю. Катасонова, В.Н. Ганичева, Н.П. Бурляева, в номерах «Русского Вестника» №№ 9, 11, 12, 14, 16–17.
   Сегодня – о мыслях Сергея Николаевича Бабурина, содержащихся в его интервью-опросе по спектру актуальных проблем на с. 7–126 книги «Вера. Держава. Народ...».
   С.Н. Бабурин, с моей точки зрения, интересен не только как теоретик, как практик, но в первую очередь как реальный политик, способный стать будущим политическим лидером русского консерватизма. Его конкретные дела в 1991–1993 годах и ряд действий более поздних периодов уже часть воплощения национальной идеи.
   На прошедших недавно выборах Президента России 18 марта С.Н. Бабурин представлял как раз контуры истинной государственной идеологии. Его неуспех на выборах, конечно, досаден. И все же, я думаю, нам, да и самому Сергею Николаевичу, не стоит сокрушаться больше положенного невысоким уровнем процентов, полученных при голосовании. А нужно С.Н. Бабурину идти вперед, памятуя в качестве примера в первую очередь о своей, условно названной им же самим, «второй жизни», в коей он проявлял наибольшую принципиальность, твердость и проницательность. Чуть больше хваткости, последовательности в деле объединения выразителей идей русской цивилизации, бескомпромиссности, с политическими антиподами и авантюристами!
   Для осмысления сути сказанного Бабуриным о национальной идее в интервью-опросе книги «Вера. Держава. Народ…» достаточно и первой половины интервью. Этим и воспользуюсь.
   На с. 74 С.Н. Бабурин заключает о себе: «Не шутя говорю, что моя жизнь, по существу, уже тройная. Первая жизнь – от рождения до Афганистана, вторая – от Афганистана до 3–4 октября 1993 года, когда уже как депутат Верховного Совета я был в парламенте в момент его обстрела «родной» российской армией... Конечно, политиком я себя не считал. До 1993 года, занимая порой очень жесткие позиции и рискуя быть одиночкой, идти против течения… На этой почве у нас пошли конфликты с тем же Ельциным… Я говорил, что нельзя творить с законами то, что вы делаете... нельзя разрушать Советский Союз! Поэтому я стал одним из руководителей защиты Верховного Совета в 1993 году, поскольку был одним из лидеров оппозиции Ельцину. Чудом остался жив: тюремная камера спасла мне жизнь, и это не преувеличение. Лежа на нарах, я задал себе вопрос: если мне доведется выйти на свободу – что я буду делать? Вот тогда я сказал себе, что если доведется выйти из камеры, я буду заниматься политикой, потому что я хочу добиться исправления того, что сотворил режим Ельцина, я хочу собрать страну, которая была разрушена, потому что Российская Федерация – это бывшая РСФСР, это не Россия – это ее самый большой осколок. Поэтому политиком как таковым я стал себя полагать только после избрания в первую Государственную Думу. Занимаясь в новое время политической и депутатской деятельностью… я окончательно формировался как представитель современного русского консерватизма».
   Еще: «Даже мои сыновья как-то сказали: “Пап, за пройденные годы ты прожил несколько жизней”. Для любого хватило бы одной части…»
   Итак, о своем поведении, выразившемся в отстаивании национальных интересов, принципиальностью, твердостью духа и мужеством в октябре 1993 года, Бабурин в интервью-опросе говорит кратко и скромно: «Я стал одним из руководителей защиты Верховного Совета в 1993 году, поскольку был одним из лидеров оппозиции Ельцину. Чудом остался жив…»
   О «ратификации» беловежского сговора в декабре 91-го он также кратко говорит: «Мне было горько, что я оказался единственным депутатом Верховного Совета, который выступил против ратификации Беловежских соглашений, а при голосовании меня поддержало только пять человек. Мы вшестером при поименном голосовании, при жутком психологическом давлении сказали, что нельзя разрушать свою собственную страну».
   «– Для меня самым тяжелым был, как неудивительно, 1990 год, когда я был в состоянии трагичного предчувствия. Я гнал от себя мысль, что страна летит в пропасть, пытался делать все, чтобы остановить этот процесс. В 1990 году я, к сожалению, уподоблялся Кассандре, то есть все, что я говорил, – не воспринималось (но сбывалось. – А.С.). Я говорил: “Неужели вы поймете, что происходит, только когда в Сибири снесут памятник Ермаку как оккупанту?” Это вызывало смех, а памятник Ермаку был снесен уже в 1992 году, потому что он оказался на территории суверенного Казахстана. Когда я в 1990 году выступил против ратификации договора о дружбе Украинской ССР и РСФСР, меня спросили: “Ты что, против дружбы с Украиной?” Я ответил: “Я за вечную дружбу, но давайте запишем там, что мы вместе, мы дружим, мы братья в составе одного государства!”
    И если бы ко мне прислушались, мы бы многого избежали… Господин Козырев попытался поднять меня на смех во время ратификации договора. Трудно передать ту горечь, когда я говорил им в микрофон: “Ну неужели вы услышите меня, когда Севастополь станет военно-морской базой НАТО?!” – а в ответ был смех. Вот это страшно… Поэтому события 1991 года для меня в чем-то уже не были неожиданными: к этому шло. И действия ГКЧП были для меня огорчительными в силу их бесплодности, и ведь неслучайно после поражения ГКЧП демократы попытались присоединить меня к арестованным членам ГКЧП, чтобы нейтрализовать, из парламента убрать конкурента еще неизбранному председателем Хасбулатову. Но моя беда, а может быть, и не беда: я никогда в жизни не нарушал закон».
   На с. 75:
   «– Российский общенародный союз, который я как движение, потом партию, а потом опять как движение (сейчас вновь партия. – А.С.) возглавляю с 1991 года, – это не просто патриотическая организация. Это организация русских консерваторов, которые не реакционеры, а консерваторы как лица, которые выступают за перемены эволюционным путем, опираясь на наши традиции…
   Даже в терминологии «патриотическая организация русских консерваторов» обнаруживается именно та недостающая составляющая… Именно «русские», именно «консерваторы» (традиционалисты, монархисты).
   На ст. 85 С.Н. Бабурин произносит: «Наверно, я до конца не стал политиком, потому что я до сих пор не могу и не хочу врать. Хотя уже научился не говорить всей правды».
   Последнее, наверное, – зря. Кто сказал, что «политика» – это ложь или «не вся правда»? Кто сказал, что «политика» – «искусство возможного»? Не стоит, думается, подгонять себя под такую «политику». Может, настоящая политика, политика по-русски, – это говорить правду? И тогда Бабурин – настоящий политик.
   И.А. Ильин в работе «О политическом успехе: истинном и мнимом» писал: «Люди, слишком часто говоря о политике, разумеют всякие дела, хлопоты и интриги, которые помогают им захватить государственную власть, не останавливаясь ни перед какими подходящими средствами, фокусами, подлостями и преступлениями… Нужно быть совсем слепым и наивным, чтобы сопричислять эти разбойничьи дела к тому, что мы называем Политикой… Политика есть прежде всего служение, – не “карьера”, не личный жизненный путь, не удовлетворение тщеславия, честолюбия и властолюбия… И пусть не говорят нам, что “большинство” современных политиков смотрит на дело “иначе”: если это так, то все беды, опасности и гнусности современной “политики” объясняются именно этим... Чем меньше интриги в политике, тем она здоровее, глубже и продуктивнее. Комплот обманщиков, провокаторов, диверсантов – словом, людей бесчестных и безответственных никогда не создаст ни здорового государства, ни верной политики… Надо объединить лучших, умнейших, способных к ответственному служению, не связанных никакими закулисными “приказами” и “запретами”; а это объединение должно позвать за собой разумное большинство общества и народа. И при этом надо всегда помнить, что это “большинство” не способно творить и создавать, созерцать и строить политику: оно способно только отзываться на идею и поддерживать программу».
   Вернемся на мгновение здесь к началу этого материала. И в этом смысле «неуспех» Бабурина на последних президентских выборах приобретает дополнительные очертания. А формулируемые им принципы – «Политика по-русски».
   Еще несколько штрихов, относящихся к действиям и принципам самого интервьюируемого.
    «– Когда весной 1992 года на съезде народных депутатов стало известно, что грузинские войска и танки выведены к границе, я нагло направил две телеграммы: одну – Ардзинбе, в Верховный Совет Абхазии… а другую – Шеварднадзе, где сказал: не смейте осуществлять агрессию против республики Абхазия… Я не ожидал, что Шеварднадзе даже соберет закрытое заседание Государственного Совета, чтобы обсуждать: …что стоит за этой телеграммой? согласовано ли это с Ельциным? является ли это официальной российской позицией? Пока он это разбирал, он отложил нападение на Абхазию до августа...
    – Прорывавшись спецбортом во главе парламентской делегации в Белград, мы минимум на полгода оттянули военные действия против Югославии со стороны НАТО...
    – Мы остановили разрастание ингушско-осетинского конфликта в 1992 году... Это тоже дорогого стоило, потому что, мотаясь между ингушами и осетинами, видя заложников и с той и с другой стороны, было тяжело встречаться и с теми и с другими...
    – В 1996 году по моей инициативе было принято постановление о том, что воля народа, выраженная на референдуме 17 марта 1993 года (мы должны жить в составе обновленного единого союзного государства), должна быть выполнена. И это постановление никем до сих пор не отменено...
    – Можно по-разному относиться к нашему политику господину Жириновскому… но когда он говорит об интересах русских – я, с одной стороны, смотрю на это с сарказмом, с другой стороны, я ему завидую. Это мои взгляды, но если бы то же самое сказал я, меня бы объявили антисемитом… Меня в 90-е годы занесли в черные списки… Вот, глядишь, кто-то и услышит хотя бы от него об обездоленных русских, о русских как о разделенной нации…»
   Некоторые тезисные базисные утверждения С.Н. Бабурина, интересные для изложения будущей государственной идеологии:
    «– Русская цивилизация – это не изобретение ученых… Когда нам говорят, что Россия – это Европа, так говорят люди, которые не понимают Россию и не хотят признать ее как таковую. Мы не можем быть ни Европой, ни Азией, потому что мы как держава, удерживающая дух мира, удерживая стабильность Евразии, несем другую функцию, другой смысл – сакральный...
    – Скрепы здесь – это русская культура, русский язык и, конечно, Православие...
    – Если ты человек православный, если ты говоришь на русском языке, если ты признаешь уклад, который сложили наши предки, то ты – русский человек. Ведь когда тот же Багратион говорил: «Мы, русские офицеры!» – никто не сомневался, что он русский офицер, хоть и грузинский князь...
    – Не дележ нефтяных и газовых денег, а собирание единого русского народа, разрезанного на несколько частей. Ведь великороссы, малороссы и белорусы – это триединство – есть русский народ. А русский народ и исторически, и культурно единые с ним народы, которые присоединялись к России на протяжении ее истории, – это и есть русская нация.
    – На протяжении нескольких веков замалчивалась или считалась уже отошедшей в прошлое идея Третьего Рима. Так вот сегодня, в XXI веке, я убежден, эта идея возрождается и становится актуальной политической идеей, потому что, унаследовав после Рима и Константинополя ответственность за духовность человечества, за стабильность, развитие человечества, Россия не имеет права от этой ответственности уходить...
    – Мы не должны забывать завоевания советской эпохи прежде всего в сфере социального развития. Весь мир в тот момент вбирал опыт Советского Союза, а Советский Союз – это форма русской цивилизации в ХХ веке....
    – Я считаю, что для русского человека очень важно сформулировать для себя понятие русской идеи...
    – Уже много лет я с иронией наблюдаю за поисками русской идеи потому, что считаю, что в России русскую идею никогда не теряли. Не надо ее искать – ее надо просто признать и сказать, что русская идея – это принцип жизни, который для русского человека, независимо от его этнического происхождения, заключается в жизни по совести во имя спасения. Не ради материального благополучия, не ради чего-то еще, а именно ради высшей цели, когда мы говорим, что душа человека бессмертна…
    – Ключевыми являются подходы особого образа жизни в нашей стране, который предполагает духовную доминанту над материальным благосостоянием, отзывчивость человека, а не его эгоизм. Я убежден, что общинный тип сознания располагает огромным потенциалом, который до конца не исчерпан. И он не противоречит индивидуальному творчеству, не противоречит индивидуальному поиску, поэтому кооперативные формы в экономике – это то, что соответствует укладу жизни в России.
    – Важная идея – воспитание нового человека на началах русской традиции и соединение традиции с достижениями научного и технического прогресса… Я считаю, что прав китайский мудрец, который сказал почти 50 лет тому назад, что учиться нужно у всех, но копировать – никого...
   – Русская история – на мой взгляд, это основа русской идеологии, русского мировоззрения, потому что это история развития через объединение, а не агрессию...
   – Посягательства на наши нравственные православные ценности со стороны светского государства… предопределило неизбежность масонской революции в феврале 1917 года, а потом Октябрьской революции. Отсутствие духовного стержня, отсутствие Бога в себе предопределили трагедию конца ХХ века в 90-е годы...
   – Патриотизм – это любовь… Патриотизм в неизвращенном виде, в здоровом виде – это неизбежное качество, которое в разных языках называется, кстати, не только патриотизмом. Во многих странах «патриотизм» и «национализм» – это синонимы, и в этом нет ничего странного. Можно путать национализм и патриотизм, но нельзя путать национализм и шовинизм. Потому что национализм – это тоже любовь: любовь к своей нации, к своему народу, а вот шовинизм – это ненависть к другим нациям и народам, а ненависть – это яд, это то, что будет отравлять и убивать, причем не только другие народы. Это будет отравлять и убивать сам народ – самого себя. Относись к другому человеку так, как ты хочешь, чтобы другой человек относился к тебе, и не требуй сверх того! Вот этот жизненный принцип, думаю, снимает очень многие наслоения».
   И без самых заключительных мыслей С.Н. Бабурина в интервью-опросе, относящихся к главному процедурному вопросу изменения политической системы, здесь не обойтись:
    «– Надо из тупика выбираться, выбираться из патовой ситуации в политической системе при отсутствии реально сложившихся политических партий, при отсутствии реального народовластия. Какое народо­властие – нынешняя Дума и Совет Федерации – ну вы что? (Только ленивый не знает, как формируется Совет Федерации, сколько денег стоит место сенатора и как подбираются кандидаты в партийные списки.) Единственный путь мирного, но эффективного выхода из сегодняшнего тупика – это не выборы, это не референдум – у нас сегодня закон такой, что референдум не проведешь. Остается только один путь – созыв Конституционного собрания. Если хотите, его можно назвать Земским собором, но по Конституции это Конституционное собрание. Так вот, я не вижу других вариантов, кроме как возникновения в обществе широкого народного движения за созыв Конституционного собрания… И не надо считать, что это невозможно!»
   
   

Андрей СОШЕНКО


   



  Copyright ©2001 "Русский Вестник"
E-mail: rusvest@rv.ru   
Error: Cache dir: Permission denied!

Rambler's Top100 TopList Rambler's Top100
Посадка и уход за садом и огородом

технический дизайн ALBION