18.10.2018: «КТО СТРАДАЕТ БЕЗВИННО, ТОТ РАДУЕТСЯ!»
   
   
   «Всякое страдание – как дар любящего Отца. Кто страдает по вине, тот озлобляется. А кто страдает безвинно, тот радуется». И мы этому свидетели. Вспомним хотя бы два имени – Алексея Федоровича Лосева (23 сентября исполнилось 125 лет со дня рождения) и Георгия Карловича Вагнера, чей 110-летний юбилей со дня рождения 19 октября.
    За свой подвижнический труд в науке, за свое великое стояние в Духе они получили всемирное признание?! Лосев и Вагнер, испытав на себе невероятные по тяжести муки ада, не только выстояли, но и явили миру пример победы божественной любви над сатанизмом зла и лжи! Оба награждены Государственными премиями, стали докторами наук, признанными авторитетами, которые своими теоретическими трудами внесли неоценимый вклад в развитие современной культуры, искусствоведения, философии и богословия.
    Алексей Федорович Лосев – родовой казак Всевеликого войска Донского, выпускник классической Новочеркасской гимназии имени Платова, затем двух отделений (философского и классической филологии) Московского Императорского университета. Блестящих способностей молодой человек был отправлен в научную командировку в Берлин. Но обрушившийся на мир Первой мировой войной, а на Россию – ужасом Октябрьского переворота хохот дьявола прервал его обучение за границей.
   
   

А. Ф. Лосев
   (1893 – 1988)
   Фото Е. Каширина, 1983 г.
   


   
    Страстное, волевое и бескомпромиссное служение науке, философии, педагогике, неотступное строгое на уровне «сердечного томления» служение Богу (в 20-х годах прошлого века, когда за ношение крестиков расстреливали, Лосев в Московском храме Воздвижения Креста Господня звонил в колокола, управлял хором левого клироса, прислуживал в алтаре. – Авт.) в итоге привлекли пристальное внимание к его личности. И когда А.Ф. Лосев, исполненный долгом служения Истине, в 30-е годы опубликовал свое знаменитое «восьмикнижие»: «Диалектика мифа», «Философия имени», «Музыка как предмет логики» и др., – он был арестован. Для философа-диалектика, принявшего в 1929 году тайный монашеский постриг с именем Андроник, служение Истине обернулось четырьмя месяцами одиночной камеры, семнадцатью месяцами пребывания во внутренней Лубянской тюрьме. С Лубянки А.Ф. Лосева отправили этапом «перековываться» на Беломорско-Балтийский канал. Затем наступило полувековое гонение властей. Мало того что А.Ф. Лосев – ученый в течение 23 лет писал только «в стол», его «не жаловали» и после признания. Например, весь тираж книги «Владимир Соловьев», в 1983 году изданной в серии «Мыслители прошлого», был арестован и выслан для продажи в захолустье. Но Дух, воспитанный с молодых лет на единстве религии, философии, науки, искусстве и нравственности, оказался мощнее пошлости века. Поэтому неслучайно уже в начале 50-х годов на английском и французском языках выходит «История русской философии», в которой Лосев назван «выдающимся философом, ученым “огромной эрудиции”». А ныне он признан мировым научным сообществом «самым крупным русским гуманистом и философом нашего века».
    Вспоминая мужественную и сильную, словно античный герой, личность, которая подняла свой Дух до заоблачных высот, невольно отмечаю в нем особую сердечность и нежность. Такой сердечностью и такой нежностью наполнены души православных христиан. От Алексея Федоровича исходили энергии добра, душевного покоя, неиссякаемой воли и простоты. Да и сам философ-диалектик признавался: «А я люблю небушко голубое-голубое. Синее-синее». Хотя в 1928 году свою статью «Филология и эстетика Конст. Аксакова» Алексей Федорович заканчивает следующими словами: «Я также думаю, что в эпоху упадка и растления народного языка не мешает помнить завет молодого Аксакова». Сердце молодого философа Лосева волновалось за судьбу культуры, а значит, и Отечества. Но он работал без устали и страха! Иного быть не могло, поскольку Алексей (!) был истинным христианином!
    Понимаю, как же всем чужеросам – ярым ненавистникам культуры русского мира, трудно читать обо всем этом! Понимаю и то, что тех, кто из кожи лезет в своих стремлениях унизить, уничтожить нравственные устои русского мира легионы. Не зря же Георгий Карлович Вагнер однажды с горечью сказал: «Я как-то подсчитал, что, для того чтобы нам вернуться к прежним межличностным нормальным отношениям, потребуется не менее семи поколений. Я уже до этого не доживу».
    Семь поколений… Это же в пределах 200 лет…
   Но, наш народ, переживший не одну трагедию, способен выстоять! Потому что он Духом велик! Это вселяет надежды.
    В роду Вагнера по материнской линии были чудотворец Макарий Калязинский, вице-адмирал М.В. Головнин и еще десятки славных имен, потрудившихся на пользу Отечества, а по отцу он связан с родовыми корнями Рихарда Вагнера.
   В своей книге «Из глубины взываю» Георгий Карлович сообщает следующий факт: «…директор музея В.М. Комаров предлагал мне вступить в партию. Но это было против моих убеждений. Я не мог отказаться от Бога…» – Вагнер, Лосев, как и миллионы православных христиан, выстояли потому, что не позволили себе отказаться от Бога! Для нашего народа залог векового стояния во славе лежит в неотступной вере и искреннем доверии Богу! Хотя современные искуснейшие мастера шельмования из породы Виктора Ерофеева, пристраиваясь то одним, то другим боком к русской культуре и ее славе, в поте лица неустанно сеют споры пошлости, вражды и безверия.
    В одном из последних номеров «Русского Вестника» были воспроизведены перлы глубокомыслия Виктора Ерофеева: «Русский народ в чем-то уязвительно не уникален. Он похож на другие архаические народы Азии, Латинской Америки, Африки своей близостью к животному миру».
    Многознающие ерофеевы, чубайсы, швыдкие, новодворские, солженицыны были, есть и будут. Только следует помнить о том, что в русской культуре намного больше тех, для кого важно немногое знать, а хотя бы из малых знаний что-либо уразуметь!
    Нынешнюю катастрофу в нравственной среде Вагнер предчувствовал еще в годы своей юности. И особенно после того, как в 1937 году, осужденный по 58-й статье, пережил десятилетний срок колымского лагеря «Мальдьяк» и пять лет ссылки в Красноярском крае. Все последующие годы жил под пристальным «липким доглядом» властей и колючим зырком завистников. В письме, датированном 3 октябрем 1988 года (за 16 дней до 80-летнего вагнеровского юбилея, о проведении которого в течение всего года с ним никто не вел никаких переговоров, хотя в декабре 1987 года руководители двух областных музеев выразили свою готовность провести торжества именно в Рязани). Однако…
   «Дорогой Саша! Я очень благодарен Вам за усердие, с каким Вы готовитесь к моему юбилею. Но особенно не усердствуйте. У меня что-то нет настроения быть чтимым. Кругом вижу непонятное мне невнимание к моей персоне, проявляющееся хотя бы в том, что мои статьи о Крещении Руси не печатаются (кроме одной), статья в газете «Советская культура» тоже не печатается. Как будто тема «Крещения Руси» сразу после юбилея стала запретной. Меня это очень расстраивает...» В другом письме он предупреждает уже меня о возможной опасности стать жертвой завистников: «Только не переусердствуйте в своей активности. Завистников, увы, очень много…» (слово «Завистников» подчеркнуто красными чернилами. – Авт.) Очень трудно жить, сознавая то, что в любом поколении неистребимы свои трепачи, стукачи, палачи, завистники, воры, лжецы и пошляки. Отсюда вытекает евангельское предупреждение о том, что «Уныние есть самый тяжкий грех».
    Если с вниманием отнестись ко всему, о чем говорил Вагнер, то проявится главная тема всех его выступлений – тема сохранения нравственно-этической ответственности, тема следования высшему нравственному идеалу – «основе общечеловеческой морали и всей нашей духовности» (Вагнер Г.К. Тысячелетние корни. М.: Сов. Россия, 1991.). Его завет: «Важно, чтобы сердце любило, а знания из книг возьмете!» – должен быть усвоен всеми нами. А любящее сердце не позволяет унизиться ни перед какими обстоятельствами.
   
   

Г. К. Вагнер
   (1908 – 1995)
   Фото Е. Каширина, 1988 г.
   


   
    Отбывая в лагере среди уголовников десятилетний срок, опухавший от голода, Георгий Карлович даже в мыслях не позволил «сподобиться» «…своей близостью к животному миру» (напоминаю щегольское заявление Виктора Ерофеева о русском народе. – Авт.). Вагнера ни в коем случае нельзя относить к людям сломленным, запуганным и трусливым, как и Алексея Федоровича Лосева, перед которым Вагнер чувствовал себя недостойным его внимания. Оба были личностями, вознесшими свой Дух к заоблачным вершинам. Потому и недосягаемы они для тех, кто свои души разменял на грехи пошлого и вульгарного мира.
   

А.Н. БАБИЙ,
   член международного общества
   «Лосевские беседы»,
   Рязань


   



  Copyright ©2001 "Русский Вестник"
E-mail: rusvest@rv.ru   
Error: Cache dir: Permission denied!

Rambler's Top100 TopList Rambler's Top100
Посадка и уход за садом и огородом

технический дизайн ALBION