15.11.2018: РУССКИЙ И КОРЕННЫЕ НАРОДЫ КАВКАЗА В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ
   
   
   
    Жизнь показала, что Конституция «Новой России» в структурно-логическом плане и системном отражении сфер жизнеобеспечения далека от совершенства. Здесь мы обращаем внимание только на претензии системного характера, как то: отсутствие духовно-нравственной составляющей (потому не прекращается засилье похабщины, как выразился И.В. Сталин, шлейф русофобии, кавказофобии в массмедиа), провозглашенное идеологическое многообразие (привело к вакханалии, махновщине, неопределенности в общественном выборе), признание приоритета международных актов по сравнению с национальным (не зря говорят об оккупации страны, офшорократия отдала богатство иностранным агентам), нарушена субординация в национальной политике (результат – едущий русский народ остался за пределами конституционного поля, что не в интересах других коренных народов, которых массмедиа обвиняют в конституционной асимметрии) и другие элементы, ставящие под вопрос реальность суверенитета страны. Мало кто отрицает, что национальная самоидентификация конституционным образом является гарантией сохранения народа под солнцем. В создавшихся условиях, закономерен вопрос: существуют ли силы в стране, не желающие решения русского вопроса? Можно не сомневаться! Приведем выдержку из планов внешних недругов, ставящих задачу исключения русского народа из мирового списка: «Мессианизм и неспособность демократически проводить реформы – вот те два качества, которые должны любой ценой быть устранены из русского народа», с которыми без всякого сомнения знакомы внутренние силы – неотроцкисты всех мастей». Далее: «…надо сделать из русского прошлого “табула раса”» (как позже Бжезинский предполагал: в пустое пространство – в черную дыру, без русского и других коренных народов), о чем, конечно, знали и, похоже, прислушались авторы и идеологи Конституции «Новой России».
    Современные правоведы структурирование и отражение Конституциями объектов регулирования строят, ссылаясь на «лемму» Л.С. Явича: «…для дифференциации правовой системы важно не всякое подразделение общественных отношений, а лишь то, которое влечет за собой образование специфических методов регулирования, конструирования отраслевого юридического метода, когда следует исключать произвольный набор (субъективный) приемов и способов воздействия права на общественные отношения, нивелирующие различия между отраслями». Заметим также, что в середине XIX века (более ста лет до Л.С. Явича) видный государственный деятель Российской Империи В.А. Черкасский, оценивая принятые законы, акцентировал: «Законы, изданные в этот… промежуток времени, не весьма многочисленны: законодатель, очевидно, имел в виду… ограничиться воздействием на существеннейшие стороны (приоритеты – в современной транскрипции) народной жизни, вековым опытом убежденный, что не численность мер, но внутреннее достоинство их и строгое соответствие действительным современным потребностям народа обеспечивает правильное и прочное влияние правительства на историческое развитие государства».
   Если перейти к конкретике, то п. 1 ст. 3 Конституции Российской Федерации гласит: «Носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ», и фактически исключает исторически сложившуюся национальную общность на евразийской территории – русский народ. Что тоже нельзя считать случайным! Дело в том, что продолжающееся положение (де-факто) русского вопроса оставляет шанс неотроцкистам не признать де-юре русский народ. В результате сооружаются преграды разного рода, чтобы обобщенному представителю русских не позволить стать юридическим лицом – выразителем национальной идеи, равно источником народовластия или хозяином земель страны, владельцем созданных предыдущими поколениями богатств. На данном этапе, чтобы усложнить, уйти от ответа на закономерный вопрос п. 2 этой же ст. 3 Конституции сформулирован таким образом: «Народ осуществляет свою власть непосредственно, а также через органы государственной власти и органы местного самоуправления». Тем самым категорию «многонациональный народ» трансформировали в относительно безымянный – совокупный народ. Спрашивается: какой народ? Надо понимать, Российская Федерация не Германия, не Финляндия и не Швеция. Как вариант юридическая редакция «русские и коренные другие народы…» с дальнейшей ее детализацией более корректна, чем «многонациональный народ», не используемый в международном праве.
   
   
    В настоящем осуществление таких задач некоторыми ставится под сомнение также потому, что русский народ – главный созидательный элемент, активно влияющий на функционирование фундаментальных объектов, мощными силами неотроцкистского агитпропа представляется не мотивированным на созидание в полную силу, не способным переломить ситуацию. Мало того, отдельные авторы действующей Конституции, приукрашивают положение дел в «Новой России». В большинстве они носят характер апологетики, исходят от авторов Конституции и многочисленных сторонников. Так, С.М. Шахрай в статье «Конституция 1993 года как национальный проект строительства новой России: цели и результаты, проблемы и перспективы» отмечает: «…Конституция не была причиной перемен. Она сыграла роль организующего начала…» (Из выдержки ясно, почему автор использует сочетание «Новая Россия», тиражируемое в информационном пространстве, столь любимое в неотроцкистских кругах. С. Шахрай неслучайно употребляет «национальный проект…», как и некоторые либералы, использует понятие «Национальная экономика». Хотя здесь неизвестно: о какой национальности речь идет?) Далее: «менять или не менять Конституцию… вызвана техническими причинами, разногласиями по поводу выбора стратегии и тактики реализации, поставленных в Конституции общенациональных целей и задач…» С изложенным выше трудно согласиться, как с некоторыми оценками, оторванными от жизни: «…модель "социальное государство" реализована на 15–20%, модель "гражданское общество" – на 30–40%...» Здесь налицо обратное – несистемность действующей Конституции, в которой отсутствуют упомянутые подсистемы разного рода. Комплекс системных моделей, «социальное государство», «гражданское общество», как и «многонациональная страна – многонациональное общество», «многонародная нация», юридически не сформулированы в Конституции, что подтверждается заключениями исследователей, неоднозначно оцениваемой практикой строительства «Новой России». Что касается моделей «социальное государства» (посвящена одна статья 7 Конституции) и «гражданское общество» С. Шахрая, то апостериори их состояние как объектов регулирования определяется продуктивным потенциалом хозяйства страны, каждого из фундаментальных подсистем общества. То есть реальным положением дел консолидированных фундаментальных объектов координируемых активным потенциалом общества, где, надо признать, особое место должно предоставляться доминирующему в сферах организации жизни, создания национального продукта, владения, распоряжения, распределения, наследования земельных и иных природных ресурсов, богатств – русскому и коренным народам в зависимости от степени участия в их создании. Непременно, без решения русского вопроса, фактически определяющего судьбу Державы, наши потуги в других делах станут напрасными. Таким образом, русский вопрос возник на пустом месте, а результат – отказ юридического клана, где сильна роль неотроцкистской составляющей, признать его как народ. Мало того, известные силы, понимая происходящее, тем самым представили русских уже не как коренной народ в пространстве самого большого остатка СССР, и не только. Здесь кроется причина, почему агитпроп так яро на каналах телевидения, радио критикует и переводит стрелки на армян, грузин, прибалтов, украинцев, поляков (скажем, иногда не без основания), когда «либералы» мелкого пошиба – на деле неотроцкисты (не лица кавказской национальности), выкинувшие русский народ за пределы конституционного поля Российской Федерации, отводят от себя удар. Русский вопрос не должен зависеть от прихоти политиканов переходного периода, которые, мимикрировав, шумят, не предпринимают конкретных действий для устранения допущенного правового промаха, прикрываясь мнимыми соображениями, педалируя на непонимание со стороны других коренных народов. Парадоксально, но те, кто, стремясь, принудить русский народ к ответственности за все мыслимые и немыслимые грехи, приписывая ему ошибки прошлых времен «всенародно», приняли, как оказалось, Конституцию «Новой России» для «новых русских». Не понимая роли русского народа на постсоветском пространстве, некоторые чиновники высокого ранга, в пику интересам страны, позволяют себе неподобающие оценки, тем самым ухудшая положение русского народа. Что значат в наше время высказывания: «…Нам не за что любить другие народы…», «…Россия не привлекательная страна для мигрантов…», «Нечего кормить Кавказ…», «Надо выселить всех кавказцев из края…», которые идут в ущерб русским и другим коренным народам.
   Как мы отметили выше, политическая динамика, социально-экономические трансформации, череда кризисов располагают к прямому или косвенному вмешательству в текст Конституции, ее производных основных юридических актов регионов, муниципалитетов. Хотя некоторые оппоненты отрицают возможность коррекции с помощью федеральных конституционных законов, но автор придерживается именно этого ресурса исправления огрехов законодателей с целью возврата русского народа в конституционное поле. Устранение несовершенства Конституции «Новой России» сопряжено с трудностями разного рода, значительными затратами, серьезными преградами. Их преодоление в первую очередь потребует консолидации патриотических сил, и во главе угла должны стоять действенные меры как ответ отказу юридически признать факт существования русского народа, исключающий риски на национальной почве. Не зря В.В. Путин вынужден был отметить: «…важнейшей темой, требующей откровенного разговора в обществе, являются межэтнические отношения. Здесь фокусируются многие наши проблемы, многие трудности социально-экономического и территориального развития: и коррупция, и изъяны в работе государственных институтов, и, конечно же, провалы в образовательной и культурной политике, что зачастую приводит к искаженному пониманию истинных причин межэтнического напряжения…» Далее он призвал «…защитить межнациональный мир, а значит, единство многонационального общества (не многонационального народа) – единство и целостность Российского государства. Эти меры требуют реализации прав прежде всего на основе соблюдения российских законов, уважения членов общества и ответственности перед обществом граждан, независимо от рангов». Призыв В.В. Путин к снятию межэтнических напряжений располагает к разумному подходу в определении государствообразующего статуса русского и других коренных народов, юридическая констатация которого отсутствует в Конституции «Новой России», что надо считать неслучайным. На эти моменты акцентировал Президент страны В.В. Путин: «…Убежден, конституционный каркас должен быть стабильным, и прежде всего это касается второй главы Конституции, которая определяет права и свободы человека и гражданина… При этом жизнь не стоит на месте, и конституционный процесс нельзя рассматривать как окончательно завершенный, мертвый. Точечные коррективы других глав Основного закона, идущие…. от самой жизни, конечно, возможны, а порой необходимы…» Ясно, что с пониманием нужно относиться к словам Президента страны В.В. Путина: они произнесены как призыв к помощи, когда политическая доминанта заложенная в Конституции подминает под себя остальные фундаментальные подсистемы, разрушая ламинарный ход дел в обществе. И, как следствие перебора в политико-правовой составляющей, в российских реалиях установилась монополия одной партии, идеи которой замешаны на неотроцкистских воззрениях нового времени. То есть речь идет об устранении порожденной Конституцией страны объектно-субъектной неопределенности во многих делах и многонациональных тоже, особенно статуса русского народа.
   Разработчики главного закона страны по прошествии многих лет, конечно, ожидали адекватную рефлексию на перевод русского народа в разряд латентного путем отказа ему места в Конституции «Новой России», а потому не сидят сложа руки. Не зря в настоящее время заметно стремление нео­троцкистских и других кругов заволокитить «перезревший» вопрос о «государствообразующем статусе русского народа», равно других коренных народов, трансформировать его в проблему, не разрешимую конституционным порядком. Нельзя ничем иным объяснить жесточайшее сопротивление оправданному и закономерному желанию коллективного феномена «русский народ» восстановить попранную справедливость, тем более когда все народы ощутили на себе тяготы и прелести «перестройки», метившей в коммунизм, но попавшей в русский и другие коренные народы, лишив их экономической, социальной, политической власти, в том числе духовно опустошив население. Создавшееся неоднозначное положение раскрывает причину конституционного бесправия русского народа c далеко идущими последствиям, чтобы разговоры о будущей национальной политике перевести в разряд беспредметных. Чтобы сохранить пробелы в конституционном строительстве, изобретена статья 282 УК РФ, как принято говорить «русская статью». Однако статья 282 УК РФ универсальная и легко трансформируется в «кавказскую, башкирскую, татарскую... статью» тотального ограничения в правах. Как оперируют действующими законами, население видит на примерах из судебной практики, в которых бал правит своеволие принимающих решение. Если в период «жесткой сталинской тирании» 12–15% обвиняемых были оправданны, то в наше «демократическое время» таковых только 2–3%. Разительный случай, когда за причинение телесных повреждений без смертельного исхода (случай в Московской синагоге) неуравновешенного молодого человека засудили на 13 лет заключения, а за деяния повлекшие смерть 156 человек в «Хромой лошади» восьмерым дали по совокупности около 38 лет (менее 5 лет на каждого), которые уже на воле. Нельзя думать, что исключение из конституционного поля русского народа не влияет на такие судебные решения. Другой прием отвлечения от русского вопроса – использование «борьбы с терроризмом», «борьбы с экстремизмом» в качестве действенного инструмента прикрытия в неблаговидных судебных делах. Не зря известный правовед В.В. Лунев обратил внимание на последствия конституционных промахов отдельные стороны российской действительности, в частности пример борьбы с экстремизмом и терроризмом: «Поношение русского патриотизма лишь укрепляет праворадикальные движения, особенно в ситуации глубокого экономического и политического унижения значительной части народа в этом ряду прибывает ежегодно из-за рубежа. А может быть, существование таких организаций в первую очередь нужно тем же самым силам. Ведь для собственного укрепления нужен враг, благодаря ему укрепляются и они…». Таким образом, «…борьба с экстремизмом (добавим – с терроризмом), по сути, способна превратиться в метод удержания власти, олигархическими и криминальными кланами», как утверждает другой юрист. Можно не сомневаться, что в этой борьбе, судя по тому, как дела разворачиваются, русскому народу уготована роль главного защитника устоев, но не собственного статуса – на это у него просто не остается времени.
   
   

А.А. АДЖИГИРИЕВ,
   председатель общественного движения
   «Старейшины Адыги»,
   сопредседатель оргкомитета
   Кавказско-Русской инициативы


   



  Copyright ©2001 "Русский Вестник"
E-mail: rusvest@rv.ru   
Error: Cache dir: Permission denied!

Rambler's Top100 TopList Rambler's Top100
Посадка и уход за садом и огородом

технический дизайн ALBION