03.12.2018: Владимир БОЛЬШАКОВ. ПУТИН И ТРАМП: НАЦИОНАЛИЗМ ПО-РУССКИ И ПО-АМЕРИКАНСКИ
   
   
   
   Президент России Владимир Путин и президент США Дональд Трамп почти одновременно на весь мир объявили себя националистами. Путин – 18 октября с.г. на Валдайском форуме, а Трамп вослед ему – 22 октября на митинге в штате Техас.
   Цитирую:
   В.В. Путин: «Если мы хотим, чтобы Россия сохранялась такой, развивалась, укреплялась, а государствообразующим народом, безусловно, является русский народ, то в интересах русского народа сохранение этой страны. А если мы будем выпячивать такой пещерный национализм вперед, поливать грязью представителей других этносов, мы развалим страну, в чем не заинтересован русский народ. Я хочу, чтобы Россия сохранилась, в том числе и в интересах русского народа. И в этом смысле я и сказал, что самым правильным, самым настоящим националистом и самым эффективным являюсь я. Но это не пещерный национализм, дурацкий и придурочный, который ведет к развалу нашего государства». Примерно в том же духе он высказался 31 октября на заседании Всемирного конгресса соотечественников, проживающих за рубежом.
   Дональд Трамп: «Глобалисты – это люди, которые хотят, чтобы дела шли хорошо во всем мире, но при этом не заботятся о своей собственной стране. Мы не можем себе этого позволить. Есть такое слово "националист", ставшее старомодным. Считается, что это слово не стоит использовать. Но я националист, мне нравится это слово. Употребляйте его».
   На мой взгляд, такая синхронность обращения к теме национализма не случайна. И вряд ли оба лидера сговорились об этом. Национализм в последнее время востребован. Политические партии, выступающие с позиций защиты интересов коренных народов против бесконтрольной и нелегальной иммиграции, приобретают все больший вес, о чем свидетельствуют выборы в Австрии, Италии, Венгрии, Польше, рост популярности Национального фронта во Франции и альтернативы для Германии в ФРГ. И в США, и в России мы наблюдаем аналогичные тенденции, но именно в наших двух странах национализм фактически поставлен вне закона, в какой бы форме он ни проявлял себя.
   И в России, и в США публичное признание их лидеров в приверженности национализму вызвало волну комментариев, авторов которых объединяло, как правило, одно – непонимание того, что такое «правильный национализм» и какой надо считать «неправильным», «пещерным, дурацким и придурочным». Активно выступили с осуждением любого национализма как американские, так и российские либералы. Непонимание того, что такое национализм, отмечено по обе стороны океана.
   Комментируя высказывание Трампа, политолог В. Никонов в программе «Большая игра», сказал, что слова «националист» и «национализм» в английском и русском языках воспринимают по-разному. Мол, в Америке это больше соответствует словам «патриот» и «патриотизм». Это не так. Словарь Уэбстера (США) определяет слово «nationalist», как «сторонник или поборник национализма», а также «член политической партии или группы, выступающей за национальную независимость или сильное национальное правительство». Оксфордский словарь (Англия) «nationalist» так и переводит буквально – «националист» и «националистический».
   Так что же такой национализм? Как его понимать? В российской «Википедии» читаем:
   «Национализм (фр. nationalisme) – идеология и направление политики, основополагающим принципом которой является тезис о ценности нации как высшей формы общественного единства, ее первичности в государствообразующем процессе».
   Американский историк Б. Шейфер, анализируя понятие «национализм», перечисляет такие его значения: «Любовь к общей земле, расе, языку и исторической культуре. Стремление к политической независимости, безопасности нации и забота о ее престиже. Мистическая преданность туманному, иногда сверхъестественному социальному организму, который известен как нация и народ. Догма о том, что индивидуумы живут исключительно для нации, которая есть цель в самой себе. Доктрина, что данная нация является или должна быть господствующей среди других наций (Shafer B.C. Nationalism: Myth and Reality. – N. Y.: Harcourt Brace, 1955. P. 6).
   Заметим, что и Путин, и Трамп пытались, так или иначе, оправдать само понятие «националист», а значит, и «хороший национализм» тоже. Путин – великий путаник в том, что касается понятийного ряда. Конечно, политикам недосуг углубляться в этимологию (от лат. etymologia – истина, правда; истинное значение слов) употребляемых ими терминов. Но это, увы, приводит к тому, что и они пользуются неадекватной терминологией и их неправильно понимают. Со словом «национализм» это происходит сплошь и рядом.
   
   
   Национализм – «здоровый» и «больной»
   
   Разобраться, в чем же здесь суть не так легко, ибо к проблеме национализма подход не всегда научный, куда чаще – эмоциональный, конъюнктурный и политический. В научном обороте используется несколько категорий собственно национализма. Это – гражданский национализм, государственный национализм, консервативный и либеральный национализм, культурный национализм, этнический или примордиальный этнический национализм. Последний часто отождествляют с шовинизмом, так как многие этнические националисты разделяют идеи национального превосходства и национальной исключительности. Недавно мы познакомились с интегральным национализмом, который стал государственной идеоло­гией обандеренной Украины. Самыми опасными формами считаются крайний национализм и радикальный государственный национализм. Последний и стал ключевой составляющей фашизма и нацизма, а также культурной и религиозной нетерпимости (ксенофобия). Украина, увы, к этому идет. Вот с таким извращением национализма и следует бороться всем миром, а не смешивать с ним в плавильном котле словоблудия другие понятия и трактовки.
   У нас часто кивают на Запад, как на пример для подражания. Отмечу, что в последние годы многие политики там уже перестали стесняться выступать с позиций государственного национализма. Так, Фридрих Мерц, представитель правого крыла ХДС, давний противник канцлера Меркель в партии, говорит: «Национальная идентичность и традиционные ценности должны быть основой мышления и действий христианских демократов.
   Когда Трамп произнес слова «Я – националист», въедливые американские либералы вспомнили о таком синониме национализма, как джингоизм (англ. jingoism). Толковый словарь русского языка Ушакова определяет его, как «шовинистический национализм в Англии». Действительно термин этот впервые вошел в употребление в Великобритании в период Русско-турецкой войны 1877–1878 годов вместе с песенкой английских солдат, в которой сленговое слово «jingо» звучало в припеве (см. Martin Ceadel, Semi-detached Idealists: The British Peace Movement and International Relations, 1854–1945.Oxford: University Press, 2000. Р. 105). Большая советская энциклопедия решительно осудила джингоизм, «для которого характерны пропаганда колониальной экспансии и разжигание национальной вражды». Словечко это вошло и в американский политический словарь с подачи президента США Теодора Рузвельта, которого часто обвиняли в шовинизме. 8 октября 1895 года он дал интервью газете The New York Times, в котором сказал: «Многие говорят о “джингоизме”. Если под “джингоизмом” они подразумевают политику, в соответствии с которой американцы решительно и здраво настаивают на своих правах, которые уважают иностранные державы, тогда мы “джингоисты”». Если приложить это определение к политике американского гегемонизма и расизма, проводимой президентом Трампом, то станет ясно, почему его противники язвительно заметили, что он не столько националист, сколько «джингоист».
   В России тоже пошли споры по поводу того, что за «правильный национализм» имел в виду Путин. Кстати, после своего экспромта в Валдае на тему «Я – националист», Путин несколько раз возвращался в октябре с.г. к той же теме, пытаясь разъяснить, какой национализм в России следует предпочесть. Но ясности так и не внес. Видимо, спичрайтеры президента РФ не большие знатоки этого вопроса, поэтому, как говорится, начнем от печки.
   Откуда есть пошло?
   
    Национализм, как это ни странно сегодня звучит, стал продуктом либерализма Нового времени, отчет которого обычно ведется с момента английской революции 1640 года, пиком считают Великую Французскую революцию 1789 г., а завершением – окончание Наполеоновских войн и начало работы Венского конгресса. Современная историография отодвигает эту границу еще на век – до завершения Первой мировой войны (1914—1918) и заключения Версальского мира. Этот период отмечен подъемом национализма, который совпал с возникновением либерализма, и на протяжении длительного периода обе идеологии развивались в связке друг с другом. Наиболее ранним его проявлением стала Славная революция в Англии, как именуют государственный переворот 1688 года в Англии, в результате которого был свергнут король Яков II Стюарт. Некоторые историки считают это событие центральным во всей истории Англии, отвергшей окончательно католицизм и диктат Ватикана, и источником английского национализма. К 1815 г. национализм уже был одной из ведущих идеологий в мире. И именно национализмом были отмечены либеральные буржуазные революции во Франции и Америке, впрочем, как и весь период революций ХIХ века, так называемой «Весны народов».
   Термин «национализм» впервые почти одновременно ввели в употребление в начале XIХ века немецкий историк и философ Гердер Иоганн Готфрид (1744–1803) и французский писатель аббат Огюстен Баррюэль (1741–1820). Трудно найти людей, настолько диаметрально противоположных по своим взглядам и убеждениям, как эти «крестные отцы» национализма. И это по-своему отразилось в противоречиях в самом явлении национализма и в его восприятии.
   Гердер Иоганн Готфрид известен как либеральный немецкий философ, теолог, поэт, ученик раннего Канта, большой друг и учитель поэта и масона И. Гете, вместе с которым они стали штюрмерами (нем. Stirmer – бунтарь, буян), основателями литературного движения «Буря и натиск» (1767–1785 гг.) в немецкой литературе. Готфрид вошел в историю со своим фундаментальным трудом «Идеи по философии истории человечества», который заметно повлиял на взгляды А.Н. Радищева. (Он, видимо, познакомился с его трудами и учением французских просветителей во время своего недолгого обучения праву в Лейпцигском университете.) Готфрида считают основоположником понятия народности и либерального толкования национализма. Ко всему прочему он был также видным масоном, членом и Великим секретарем одной из масонских лож.
   Аббат Огюстен Баррюэль, выходец из французской дворянской семьи, еще в молодости вступил в Орден иезуитов и преподавал грамматику в иезуитском колледже в Тулузе вплоть до изгнания иезуитов из Франции (1764), после чего эмигрировал в Польшу, затем – во владения австрийских Габсбургов. Приняв сан аббата, он в 1774 г. вернулся во Францию, сотрудничал там с «Литературным ежегодником», где резко критиковал философию Просвещения. В 1796–1797 гг. были опубликованы его «Мемуары по истории якобинизма», в которых он доказывал, что причиной революции стало то, что в начале ХХ веке назвали «жидо-масонским заговором» – заговор франкмасонов, евреев и баварских иллюминатов. Баррюэль прямо называл их зачинщиками и виновниками Французской революции, приведшей к великим кровопролитиям и погромам, с целью уничтожить Церковь, монархию и в конце концов общество. Именно в национализме аббат видел средство защиты от подобного рода подрывных действий. Книга имела оглушительный успех и была переведена практически на все европейские языки (Вarruel Augustin. Mеmoires pour servir а l’histoire du jacobinisme. 2 V. Paris, 2005).
   Полностью свои взгляды Баррюэль подробно изложил в многотомном сочинении, которое было издано в Лондоне в самом конце XVIII в. под названием «Вольтерианцы, или История о якобинцах, открывающая все противу-Христианские злоумышления и таинства Масонских лож, имеющих влияние на все Европейские Державы». Она также переведена на многие языки, включая русский.
   
   Анафема национализму
   
   Ко второй половине XIX века «Весна народов» подорвала с помощью национализма десятки монархий и целостность трех империй – Австро-Венгрии, Российской и Османской империй, которые окончательно распались после Первой мировой войны. В начале XX века под флагом национализма бывшие колонии обрели независимость, что в конечном итоге привело к крушению Британской империи и к распаду колониальной системы.
   Российская империя выдержала не один удар внешних сил именно благодаря тому, что русский национализм начиная со второй половины XVIII века стал не только государственной идеологией, но и государственной политикой. Хотя слово «нация» встречается уже у Феофана Прокоповича и в официальных документах Петровской эпохи, первым русским, использовавшим слово «национализм», стал Герцен. В его дневнике 1844 года есть запись, которая свидетельствует о его интересе именно к либеральному национализму: «…западно-либеральные головы считают национализм подпорою правительства».
   
   
   В России национализм сыграл ту же роль. После восстания декабристов в 1825 г. и Польского восстание в 1830 г., других буржуазных революций в период «Весны народов» в либерализме, демократии и прочих ценностях Нового времени стали видеть прямую угрозу для России, а в качестве защиты от нее использовали государственный национализм, суть которого в 1833 г. сформулировал разработчик идеологии официальной народности граф Сергей Семенович Уваров (1786–1855): «Собственными началами России являются Православие, Самодержавие и Народность». Эта жесткая формула разделила русское общество, и прежде всего нашу интеллигенцию, на два непримиримых лагеря западников и славянофилов. По сути дела, этот раскол сохраняется в России по сей день. Отношение к национализму – это лакмусовая бумажка, по которой можно определить, кто у нас есть кто.
   Великий русский философ И.А. Ильин называл русским национализмом любовь к исторически сложившемуся духовному облику русского народа, волю к расцвету и самобытному величию грядущей России (Ильин И.А. О России. М.: Изд. Сретенского монастыря, 2006) и считал такой национализм «здоровым». При этом Ильин признавал существование «больных» форм национализма, которые фокусируются на внешних, а не на духовных проявлениях народной жизни либо отрицают и презирают чужую культуру.
   Философ Н.А. Бердяев, которого чекисты выставили из России на «философском пароходе» вместе с Иваном Ильиным, посвятил проблеме национализма несколько книг. Среди них чаще всего упоминается его «Русская идея» (Н.А. Бердяев. Русская идея. (Основные проблемы русской мысли XIX века и начала XX века. Париж, 1946). Он считал, что национализм есть благо как творческое утверждение, когда национальность возносит свой индивидуально-неповторяемый образ до всечеловеческого значения (Бердяев Н.А. Судьба России. (Опыты по психологии войны и национальности): сб. статей 1914–1917 гг. М., 1918). Однако в эмиграции после прихода Гитлера к власти в Германии Бердяев обращает внимание на опасность крайнего национализма. В 1938 году в одной из своих статей он пишет: «Национализм – это не только любовь к своему народу и сознание единства исторической судьбы, но и прикрытая форма эгоцентризма, культа могущества государства, культа грубой силы, жажды господства над другими народами (Бердяев Н.А. О современном национализме // Русские записки. – 1938. – № 3. – С. 232–238.
   Взгляды Ильина и других идеологов русского национализма были долгие годы неизвестны и недоступны русскому читателю. Всему тому, что понимается под Русским миром, большевики после октябрьского переворота 1917 года объявили, по непосредственному указанию В.И. Ленина, беспощадную войну. Придя к власти, они подавили все существовавшие движения русских националистов, и большинство их физически уничтожили. В ходе «красного террора» и в последующих «чистках» была перебита почти вся русская элита вместе с сословиями: дворянство, купечество, духовенство, патриотическая интеллигенция, зажиточное крестьянство, казачество.
   Великодержавный национализм был объявлен враждебной идеологией. Вместо него утверждалась идея интернационализма. Но как?! Одновременно с сословным геноцидом русского народа большевики проводили его этноцид. Искоренялось все русское. Уничтожалась вековая русская культура – сокровище всей мировой цивилизации. Именно на заре большевизма и в период расцвета его слово «русский» впервые было поставлено вне закона в стране торжествующего Интернационала. Русский национализм в любых его формах был предан анафеме и был фактически поставлен вне закона. Однако мелкие этнические национализмы всячески поощрялись под видом заботы о «малых народах».
   Так как В.И. Ленин объявил, что «русский народ не более велик, чем велик Держиморда», ибо был по Ильичу «угне­тающей нацией» (см. Ленин В.И. К вопросу о национальностях или об «автономизации». Полн. собр. соч. Т. 45. С. 359), принадлежность к русской нации была объявлена в 1918 году отрицательным этническим признаком, на основании которого русский народ следовало угнетать в пользу других народов РСФСР и СССР (позже). Такая политическая и логическая конструкция повторяется и работает вот уже 100 лет.
   
   Возвращение либеральных «наци»
   
   Вслед за поражением Германии во Второй мировой войне последовала закономерная дискредитация всех форм крайнего национализма и связанных с ними учений. Однако ни процессы интеграции в Европейское сообщество бывших социалистических стран, ни проповеди толерантности и мультикультуризма, не остановили проявлений крайнего, даже зверского национализма на земле бывшей Югославии, в Албании. Пышным цветом расцвел крайний национализм в бывших советских республиках Средней Азии, на Кавказе, где русских вырезали среди бела дня при очевидном попустительстве новых властей, а ведь возглавляли эти «братские республики» в основном «верные интернационалисты-ленинцы», бывшие первые секретари республиканских компартий. Крайние формы национализма вместе с русофобией расцвели после развала СССР в Молдавии (не будем забывать никогда о том, что творили с русскими в Приднестровье), в Прибалтике, вечно «братской» Болгарии, Польше. На Украине он на глазах перерастает в фашизм бандеровского образца. Русских в Донбассе убивают последовательно и ежедневно. Но просвещенная, «демократическая и толерантная» Европа на пару с Америкой это просто игнорируют. И не потому только, что русофобия ослепила западный мир. А потому что мы наблюдаем возвращение того, что еще Герцен называл «либеральным национализмом». Когда это выгодно мировой буржуазии, она восторженно поддерживает национализм, как во времена «Весны народов» в ХIХ–ХХ веках. В современном мире национализм продолжает играть активную роль в операциях США на международной арене, как показывает его использование ЦРУ и другими западным спецслужбами в «цветных» революциях. Не в этом ли смысле понимает национализм Трамп, провозгласивший себя «националистом»?
   
   
   Крайний национализм лежит в основе идеологии и практики сионизма, одного из наиболее влиятельных сил в антирусском интернационале современности во главе с США, созданном «мировой закулисой». Этот интернационал объявил новый крестовый поход против России, против Православия и всего Русского мира. Вспомним, что сказал классик русофобии Збигнев Бжезинский после распада СССР: «Мы уничтожили Советский Союз. Теперь надо уничтожить православие». История с предоставлением автокефалии сепаратистской украинской церкви – очередное подтверждение того, что эта цель, провозглашенная Бжезинским, последовательно осуществляется. Нетрудно понять, что уничтожение Православия будет означать и уничтожение Русского мира, единства, пусть пока и сильно ослабленного, православных славянских народов.
   Единственная сила, способная противостоять этому крестовому походу, чреватому новой мировой войной, скорее всего, ядерной, – это Россия и ее государствообразующий русский народ.
   
   Новая реальность
   
   Казалось бы, с падением коммунистического режима русское возрождение получило свой исторический шанс. Этому объективно способствовала и радикальная перемена статуса русского народа. Как только над Кремлем был спущен флаг СССР, мы все поняли окончательно, что «новая историческая общность – советский народ» – это всего лишь химера партийных идеологов и бюрократов: Россия стала, даже по стандартам ООН, гомогенной страной. Русский этнический компонент составил в ней около 81%, а с учетом других этнических славян, считающих себя русскими, – порядка 84% (Lenta.ru. 03.11.2016). Одновременно, по тем же стандартам ООН, Россию можно было бы без всяких нарушений международного права объявить моноконфессиональной страной, так как подавляющее большинство ее населения – православные. Между тем, напомню, ни в СССР, ни в Российской Империи доля русского населения не превышала 55%.
   31 декабря 1991 г. была создана абсолютно новая этнокультурная ситуация, к которой нельзя подходить со старыми мерками советского или даже дореволюционного периода. Де-факто русские уже не просто титульная нация, а нация-государство. По-своему это проявилось в открытом сближении светской власти с Русской Православной Церковью. Впервые после 1917 года в России на высший пост в государстве последовательно избираются не просто русские люди, но и православные, верующие. Россия объективно является государством русского народа. По всем канонам международного права ее можно было уже 1 января 1992 года объявить национальным русским государством. Однако для этого в РФ до сих пор нет никаких юридических оснований, если опираться на существующее в стране правовое поле. Российские законы не замечают и не признают существования русских в России. Нет русских в Конституции. Русской культуры не существует физически ни в главном документе страны, ни в федеральных законах.
   Выступая в Валдае, Путин уже в который раз сказал, что русский народ в России «по факту государствообразующий». Он не в первый раз употребляет этот термин (см., например, В. Путин. Россия: национальный вопрос // Независимая газета. 23.01.2012). Затем он и русский язык справедливо назвал государствообразующим. Однако этот статус за русскими де-юре нигде не закреплен.
   После развала СССР Россия не была объявлена мононациональной, унитарной страной, а сохранила советскую форму федеративного государственного устройства РСФСР только что с независимостью. Русский народ не получил по Конституции статуса государствообразующей нации, несмотря на то что все еще, пока процесс его вымирания не зашел слишком далеко, имеет на это полное право в соответствии с упомянутыми выше нормами ООН. Русские так и не могли создать ни своего национального государства, ни своего национального правительства. Между тем все титульные нации в экс-советских республиках после развала СССР в той или иной форме такой статус и такие возможности получили.
   По поводу того предоставлять его русскому народу либо нет, споры не утихают до сих пор по всему политическому спектру – от крайне националистического крыла до истерически русофобского.
   В Конституции РФ, гарантом которой является Президент РФ, до сих пор нет даже упоминания о русском народе, не говоря уже о его государствообразующем статусе. Этого словосочетания господа либералы боятся как огня. Они навязывают русским чуждые взгляды и чуждую им либеральную идеологию под видом «общечеловеческих ценностей». Учитывая все это, депутат от КПРФ известный режиссер В. Бортко выступил в январе 2016 г. в Госдуме с призывом созвать Конституционное собрание с целью внесения изменений в Конституцию РФ. По его словам, действующей «Конституцией на установление ценностей на уровне государства установлено табу… Государственная идеология как аккумулятор высших ценностей государства запрещена статьей 13 Конституции. Но если нет ценностей, не может быть и цели, а если нет целей, не может быть и результатов, – заявил депутат. – Вместо них Конституция обращается к сформулированной за пределами России категории “общепризнанные принципы и нормы международного права”. По сути, запрет на государственную идеологию в России означает запрет на пересмотр идеологии либерализма. Либерализм используется в данном случае как инструмент разрушения потенциала государства, – подчеркнул Бортко. – В то же время в качестве высшей ценности Конституция определяет человека, его права и свободы. В этом определении не находится места ни для существования самой России, ни для семьи, ни для национальных исторических традиций» (tass.ru.politikа). Однако даже Бортко не рискнул открытым текстом заявить в Думе, что пришло время законодательно закрепить в Конституции РФ государствообразующий статус русского народа.
   



  Copyright ©2001 "Русский Вестник"
E-mail: rusvest@rv.ru   
Error: Cache dir: Permission denied!

Rambler's Top100 TopList Rambler's Top100
Посадка и уход за садом и огородом

технический дизайн ALBION