07.02.2019: Владимир БОЛЬШАКОВ. АНТИСИОНИЗМ
   
   
   
   
   

Сионизм есть форма расизма и расовой дискриминации.
   Резолюция ООН


   
   

Осужденные всем миром


   
   С критикой сионизма неоднократно выступали руководители КПСС, других коммунистических и рабочих партий, включая Компартию Израиля, лидеры национально-освободительных движений, мировая общественность, ученые и публицисты с мировым именем, Антисионистский комитет советской общественности. Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН 3379 от 10 ноября 1975 года, определила сионизм как форму расизма и расовой дискриминации. В резолюции 3379 упоминалась резолюция, принятая XXVIII сессией, осудившая «нечестивый союз между южноафриканским расизмом и сионизмом» (Моджорян Л.А. Международный сионизм перед судом наций. Сионизм как форма расизма и расовой дискриминации. М.: Международные отношения, 1979. С. 215–217). В резолюции также указывалось, что «международный сионизм» был прежде осужден рядом международных межправительственных и неправительственных организаций (Там же. – В.Б.).
   Это решение об осуждении сионизма как формы расизма связано с многочисленными израильскими нападениями, агрессией, геноцидом палестинцев и с попытками Израиля разрушить арабскую цивилизацию (Барышев А.П. Мировая политика и Организация Объединенных Наций, 1945–2009. М.: Об-во дружбы и развития сотр-ва с зарубеж. странами, 2009. С. 757).
   Многолетние попытки США и Израиля с 1975 года отменить эту резолюцию увенчались успехом только накануне развала СССР. М.С. Горбачев за две недели до своей отставки дал личное указание послу СССР в ООН не накладывать вето на резолюцию 4686 ГА ООН «Ликвидация расизма и расовой дискриминации», подготовленную США и Израилем и отменявшую резолюцию 3379 от 10 ноября 1975 года. По данным израильского политолога Йоханана Манора, одного из координаторов кампании за отмену резолюции 3379, «послам США в других стран были даны инструкции: предупредить, что отказ голосовать за отмену резолюции 3379 может сказаться на отношениях этих стран с США» (Manor Y. Zionism Is Racism. Resolution: The Rise, Fall and Ensurgence of a Libel). В результате этого давления она была принята 16 декабря 1991 года.
   Подобное силовое решение не может отменить ни научной, ни политической оценки, данной мировым сообществом международному сионизму. Вердикт этот остается актуальным по сей день.
   Попытки сионистов опорочить резолюцию 3379 за счет обвинений поддержавших ее стран в антисемитизме и юдофобии не имеют под собой никаких законных, равно как и научных оснований. Подлинный антисионизм как раз полностью исключает и то и другое. Идеологи сионизма утверждают, что «еврей» и «сионист» – понятия тождественные, а еврей-антисионист – предатель еврейского народа, заслуживающий всяческого презрения и порицания. Не еврей для сионистов, как и для толкователей Талмуда, – гой, человек второго сорта. Это и лежит в основе сионистского расизма.
   С самого начала своего существования международный сионизм поставил своей целью подчинить мировое еврейство крупному сионистскому капиталу, руководящей верхушке международного сионизма. Со временем сионизм стал ударной когортой империализма США, тесно спаянной с мировой закулисой, стремящейся к мировому господству. Именно поэтому выдающийся советский ученый и публицист Ю.С. Иванов определил сионизм как «идеологию, практику и систему организаций крупной еврейской буржуазии» (Иванов Ю.С. Осторожно: сионизм! Очерки по идеологии, организации и практике сионизма. М.: Политиздат, 1970. С. 5).
   Попытки обеспечить глобальное единомыслие евреев в диаспоре в духе «еврейского патриотизма» предпринимались еще до того, как сионизм сформировался идейно и организационно, что произошло формально на Первом сионистском конгрессе в Базеле, организованном Теодором Герцлем в августе 1897 года, где и была создана Всемирная сионистская организация (ВСО – поначалу просто СО). Ее первым председателем и был Т. Герцль.
   Призывы ВСО к воссозданию Эрец-Исраэль, т.е. библейского Израиля, и активность сионистов на этом направлении при поддержке семейства Ротшильдов и других евреев из числа финансовых воротил не встретили широкой поддержки даже у тех евреев, которые считали Израиль своей исторической и духовной родиной. И первыми антисионистами были именно евреи, да и в ХХI веке среди них таковых немало.
   Традиционный ортодоксальный иудаизм исходит из того, что Царство Божье на земле будет обеспечено только с приходом Мессии (Краткая еврейская энциклопедия (КЕЭ). Т. 4. Кол. 118–119). Основоположники сионизма, разрабатывая проект колонизации Палестины, не особо пеклись о соблюдении канонов иудаизма и древних заветов, а чаще всего действовали вопреки им. Именно поэтому в вопросе о воссоздании еврейского государства как в Палестине, так и в любом другом месте (англичане предлагали сионистам для этого даже Уганду, а американцы – Аргентину), среди еврейских лидеров Галута (т.е. стран рассеяния) не было единства. Так, одним из самых видных деятелей религиозного антисионизма XX века был раввин Йоэль, один из лидеров общины немецких евреев (известный как Сатмарский Ребе), основатель сатмарского хасидизма, ультраортодоксального иудаизма, которого только в США к началу ХХI века придерживались около 150 тыс. евреев. Раввин Йоэль считал, что попытка создать еврейское государство до прихода Машиаха (Мессии) является серьезным нарушением Торы. Он основывался на трактате Кетубот (110A–111B) в Вавилонском Талмуде: «Бог заклял тремя клятвами еврейский народ и остальные народы.
   Первая: не пытаться подняться на стену силой (то есть не создавать своего государства перед приходом Машиаха).
   Вторая: не восставать против народов.
   Третья: евреи не будут порабощаться народами мира слишком сильно. Стало быть, евреи не могут силой пытаться вернуть себе Эрец-Исраэль, а только с согласия народов мира, евреи не могут восставать против существующей нееврейской власти». Из всего этого, согласно учению Сатмарского Ребе, следует, что все те пути и средства, которые были использованы для создания государства Израиль, «не соответствуют договоренности и являются запрещенными, а государство Израиль делают незаконным. Сионисты, – подчеркивал Ребе, – соблазнили евреев нарушить три клятвы и создать еврейское государство до прихода Мессии...» Именно из-за сионистов, по мнению Сатмарского Ребе, во время Второй мировой войны было убито шесть миллионов евреев. В 1967 году он ввел для сатмарцев запрет на посещение Стены плача в Иерусалиме, не говоря уже о молитвах перед ней. «Проклятья, а не благословения принесет евреям единственный шаг по земле, отравленной сионистским воинством зла», – говорил раввин Йоэль.
   В 1920-х годах главной организацией, противостоявшей сионизму с позиций ортодоксального иудаизма, стала организация «Агудат Исраэль», созданная в 1912 году. Однако в 1947 «Агудат Исраэль» поддержала требование сионистов о создании самостоятельного еврейского государства. В наше время большинство ортодоксальных общин и организаций признают государство Израиль, и там проживает немало хасидов. Более того, ортодоксальный иудаизм остается доминирующей рели­гией в стране. Но отколовшаяся от «Агудат Исраэля» в 1935 году община «Наторей карта» до сих пор категорически отказывается признать право государства Израиль на существование и не признает сионизм.
   Близкие позиции занимает Хабад (любавические хасиды). И хотя их колония есть в Израиле (Кфар-Хабад), лидеры Хабада считают, что образование нынешнего, светского государства Израиль в соответствии с планами сионистов не является знаком мессианского спасения, то есть религиозно оправданным. Это, однако, не мешает Хабаду активно участвовать в политической жизни Израиля и выступать за Эрец-Исраэль и строительство еврейских поселений на оккупированных территориях.
   И наконец, стоит отметить, что даже дети Теодора Герцля, основателя сионизма, отреклись от своего отца и стали активными антисионистами. Они не только открыто выступали против сионистов, но и перешли в христианство.
   В Галуте идею колонизации Палестины поддерживали поначалу единицы. Благополучно ассимилированных европейских евреев перспектива возвращения на нищую и безводную прародину не увлекала. Больше всего энтузиастов нашлось среди еврейской бедноты в Восточной Европе, прежде всего в Польше и России. Разные группы (в основном из России), такие как «Хиббат Цион» («Любовь к Сиону») и другие, выступали за возвращение всех евреев в Эрец-Исраэль, чтобы возродить национальную жизнь, а затем и государство еще до Герцля. В начале 1882 года в Харькове возник палестинофильский кружок «Билу» (аббревиатура от «Бейт Яаков леху венельха» – «Дом Яакова, вставайте и пойдем»). Его участники, преимущественно студенты, решили основать в Палестине образцовую земледельческую колонию и тем самым способствовать идее еврейской. Билуйцы, как их стали называть, действительно, основали свое поселение в Гедере (Палестина), но последователей у них было немного.
   
   
   Когда Герцль начал свою деятельность, он даже не знал о существовании такого движения, как «Ховевей Цион» (буквально «Любящие Сион»; в русской традиции – палестинофилы) и о тех идеях политического сионизма, которые разрабатывали его лидеры, прежде всего Л. Пинскер. Это движение возникло из разрозненных кружков и групп «Хиббат Цион» (главным образом из России) на их 1-м съезде в 1884 году. «Ховевей Цион» стал связующим звеном между идеей возвращения к Сиону и началом политического сионизма, провозглашенного Т. Герцлем на 1-м Сионистском конгрессе 13 лет спустя. В «Ховевей Ционе» видели решение «еврейского вопроса» в «возвращении еврейского народа в Эрец-Исраэль и в создании там сельскохозяйственных поселений». В 1882 году «Ховевей Цион» начали концентрировать свои усилия на приобретении земельных участков в Палестине. В 1890 году они создали так называемый Одесский комитет, ставший единственной легальной палестинофильской организацией России. В Западной Европе, где не существовало ограничений на политическую деятельность, «Ховевей Цион», опасаясь обвинений в непатриотичности, не был склонен вести политическую кампанию за осуществление сионистских идеалов, так что в конечном счете их деятельность приняла филантропический характер и не оказала существенного влияния на развитие политического сионизма и алии (переселения) в тогда Подмандатную Британскую Палестину. Первые сельскохозяйственные поселения удалось организовать в Палестине после еврейских погромов в России и преследований евреев в Румынии в 1882 году. Первая волна переселенцев началась преимущественно под влиянием идей «Ховевей Циона». В 1889 году в Одессе «Ховевей Цион» создал тайный орден «Бней-Моше», целью которого было способствовать духовному возрождению еврейского народа и его возвращению на историческую родину. Во главе ордена стал Ахад Гаам (КЕЭ. Т. 9. Кол. 857–859).
   Одним из сторонников Ахад Гаама был американский священник Герцль Уильям Блэкстоун, который в 1891 году, за пять лет до Т. Герцля, писал президенту США Бенджамину Харрисону о необходимости «организовать в возможно кратчайшие сроки международную конференцию, на которой рассмотреть ситуацию и положение израэлитов в свете их права на Палестину как их древнего места жительства, поддержать и помочь им в справедливом требовании улучшить их трагическое положение» (Юдович И. Об американской Конституции, Верховном суде Соединенных Штатов и о евреях в нем // Заметки по еврейской истории. – 2011. – № 11 (146)).
   
   

Покровители и союзники сионистов


   
   Еще до того, как сионизм оформился организационно, на реализацию проекта «Назад в Эрец-Исраэль» были готовы дать деньги европейские евреи-банкиры. Однако далеко не все поддерживали сионизм и создание еврейского государства в Палестине. Вопреки широко распространенному убеждению, большинство Ротшильдов как английские, так и французские поначалу отнеслись к этой идее скептически и даже считали, что основание еврейского государства приведет к росту антисемитизма в Европе. Так, уже в ХХ веке лорд Виктор Ротшильд из английской ветви династии этих банкиров выступил против предоставления убежища или даже помощи еврейским беженцам во время холокоста.
   Тем не менее фамилия Ротшильд и сионизм воспринимаются в массовом сознании как синонимы. И не без оснований. Без их финансовой и политической помощи проект «Государство Израиль» не был бы реализован по сей день.
   До поры Ротшильды игнорировали Всемирную сионистскую организацию Герцля, предпочитая держать под своим контролем процесс еврейской колонизации Палестины. Другие еврейские богачи заняли аналогичную позицию. Так, барон Гирш, который помогал еврейским переселенцам в Палестине, принял Герцля в 1895 году, но его идею создания еврейского государства в Палестине не поддержал и отказался дать Герцлю денег. Герцль обратился к семейному совету Ротшильдов, но и там не получил поддержки. Его идею еврейского национального займа для финансирования эмиграции отвергли с порога. В других столицах Герцль не получил никакой реальной поддержки. Папа римский сказал, что не будет препятствовать эмиграции евреев в Палестину, но и поддерживать это не будет. Не поддержал Герцля и раввинат. Главный венский раввин Гюдеманн резко высмеял его идеи в своем памфлете, а самого Герцля отнес к категории «кукушек еврейского национализма». Гюдеманн заявил, что «евреи не нация», что «их объединяет только вера в Бога» и что «сионизм несовместим с иудаистским вероучением» (Gudemann M. Nationaljudentum. Leipzig & Vienna, 1897. P. 42).
   «Антисионизм» еврейской денежной элиты во многом был обусловлен тем, что палестинский проект сионистов был для них куда менее значительным по сравнению с теми дивидендами, которые они надеялись получить за счет финансирования мировой революции. Клан Ротшильдов активно поддерживал и финансировал марксистские группы, в казну Первого Интернационала вносили деньги и другие банкиры-евреи.
   Сионизм как идеология, практика и система организаций развивался одновременно и параллельно с коммунизмом, хотя возник официально и политически несколько позже. В их идеологии много общего, равно как и в организационной структуре. Более того, до поры социал-демократическое движение было просто одной из форм политической организации еврейства, что наиболее наглядно проявилось в деятельности таких партий, как «Бунд» и «Поалей Цион», сохранявших свою еврейскую обособленность даже в революционном движении.
   В 1903 году Герцлю, который всячески пытался представить сионизм «сильным мира сего» в положительном свете, удалось добиться аудиенции у таких ключевых фигур царской России, как министр внутренних дел П.А. Плеве и министр финансов, а затем премьер-министр России С.Ю. Витте (1903). Встречи лидера сионистов в Санкт-Петербурге состоялись вскоре после кишиневского погрома (6–8 апреля 1903), который стал переломным пунктом в радикализации евреев России, чему в немалой степени способствовали бундовцы и сионисты-социалисты. «В июне Плеве дал указания принять решительные меры против сионистской пропаганды, так как, по его заявлению, сионисты отклонились от своей первоначальной цели, а именно эмиграции евреев в Палестину, и вместо этого стали заниматься созданием еврейских тайных обществ. Кроме того, была запрещена продажа акций Еврейского колониального треста, так же как и денежные сборы для Еврейского национального фонда. Это было реальной угрозой для сионистского движения» (Лакер В. История сионизма. М.: КРОН-ПРЕСС, 2000. С. 176). На первой же встрече с Плеве Герцль предложил в обмен на помощь царского правительства с организацией эмиграции и поддержку сионистов в Турции помощь в обуздании «еврейского бунта». «Помогите нам скорее добраться до земли (обетованной. – В.Б.), и бунт закончится. Равно как и дезертирство в ряды социалистов» – таково было его устное послание царю, переданное через Плеве. Через несколько дней тот ознакомил его с ответом Николая II. Царь согласился оказать моральную и материальную поддержку сионистскому движению в проведении мер, «которые должны помочь сокращению численности еврейского населения в России». Вместе с тем Николай II предупредил, что «сионистское движение будет запрещено, если оно станет вести к любому усилению еврейского национализма». В Санкт-Петербурге не выступали за высылку в Палестину всех евреев. Тех, кто ассимилировался и мог принести пользу империи, не притесняли. Царь одобрил идею Герцля о создании независимого еврейского государства, способного вместить несколько миллионов малоимущих российских евреев, потому что для Империи они были бесполезны и к тому же опасны (Там же. – В.Б.).
   Эта позиция Герцля по отношению к участию евреев в революционном движении вызвала критику в его адрес на 6-м сионистском конгрессе, где Герцль заявил, что правительство России не будет чинить препятствий сионистам, если они будут действовать в рамках закона. Это заявление послужило первому противостоянию сионистов-социалистов из «Поалей Циона», участвовавших в конгрессе, с руководством ВСО и непосредственно с Герцлем, которого обвинили в сговоре с «погромщиком Плеве». Впрочем, уже в 1904 году сионистские боевики убили Плеве средь бела дня.
   
   
   
   Герцль, однако, своего обещания «унять» еврейских революционеров не выполнил. В России были созданы отряды еврейской самообороны, которые готовили боевиков к революции. Сионистский капитал не был заинтересован в тот период в разгроме им же созданных «левых партий». Нью-йорский банкир Якоб Шифф, один из лидеров американской сионистско-масонской ложи «Бнай Брит», незадолго до революции 1905 г. выставил Николаю II ультиматум: либо евреев уравняют в правах с русскими и отменят черту оседлости, либо он организует революцию и спровоцирует Японию на войну с Россией. Царь отверг этот ультиматум, но Шифф свою угрозу реализовал на 100%. Россия проиграла войну с Японией, потеряв при этом часть своей территории. Грянули революция 1905–1907 годов, а за ней две революции 1917 года, крах самодержавия и Гражданская война с потерей Польши, Прибалтики и Финляндии. С огромным трудом удалось не допустить полного развала России на шесть-семь государств в соответствии с известным «планом полковника Хауса», разработанного в США при активном участии сионистов.
   Получив большие деньги на подрывную работу в России, революционные и сионистские организации начали штурм против исторических основ российского государства. В ответ на организованные сионистами беспорядки в отдельных районах страны население стало громить еврейские местечки. Причину недовольства русского населения объясняет святой мученик Николай II. В письме своей матери 27 октября 1905 г. он писал, комментируя еврейские погромы того времени: «Народ возмутился наглостью и дерзостью революционеров и социалистов, а так как 9/10 из них жиды, то вся злость обрушилась на тех – отсюда еврейские погромы». (Цит. по Черная сотня. Историческая энциклопедия 1900–1917. М.: Крафт + Институт русской цивилизации, 2008. С. 8).
   С крупным еврейским капиталом сионисты нашли понимание уже после смерти основателя ВСО. Время сионистов наступило тогда, когда по воле мировой закулисы мир вплотную подошел к Первой мировой войне и к первому переделу мира.
   
   

Сионизм и коммунизм


   
   Сионизм и коммунизм имеют одни и те же гносеологические корни в иудаизме. Их эсхатологический характер обусловлен иудейским мессианством.
   Символично, как это родство отметила английская газета «Таймс», опубликовав в номере за 7 ноября 1917 г. Декларацию Бальфура, давшую карт-бланш сионистам на создание «еврейского национального очага» в Британской Палестине, и сообщение об Октябрьской революции в России. Есть такие события, совпадение которых по времени не может быть случайным. Трудно было найти более удачный момент для того, чтобы столь ненавязчиво, но вместе с тем убедительно подчеркнуть родство сионизма и коммунизма (См. о Декларации Бальфура: Макинтайр Д. Рождение современного Израиля: клочок бумаги, который изменил историю // The Independent. 31.10.2007. Более подробно: КЕЭ. Т. 1. Кол. 285–287).
   Еще до того как Декларация Бальфура появилась на свет, многие говорили о том, что поселенцы из «Ховевея Циона», билуйцы и прочие сионистские первопроходцы в Палестине были последователями утопических коммунистов и в своих кибуцах обустраивали жизнь по принципу коммуны. Да и после образования Государства Израиль многие кибуцы строились по тому же принципу уже потому, что среди первых поселенцев большинство составляли люди социалистических убеждений. Студенты-билуйцы привезли из России в Палестину коммунистические фантазии из «Снов Веры Павловны», а европейские последователи Мозеса Гесса, предтечи сионизма и наставника Карла Маркса, пытались построить на Земле обетованной свои коммуны по рецептам Оуэна, Фурье и Кабе. Да и Гесс собирался построить там хотя и еврейское, но все же социалистическое государство.
   Активное участие евреев в революционном движении в России некоторые исследователи объясняют именно эсхатологическими положениями иудаизма о пришествии Мессии. Именно в этом качестве коллективного Мессии воспринимали евреев основатели движения «Ционут адума» («Красный сионизм»), сионисты анархо-коммунисты из «Амалей Циона» и сионисты-коммунисты из «Поалей Циона», позднее переименованной в «Еврейскую коммунистическую партию». В «Ционут адуме» было принято приветствие: Ани циони адом!» («Я красный сионист!»). – В.Б.) Отзыв: «Тхи Цион адума!» («Да здравствует Красный Сион!» – В.Б.) Последователи «красных сионистов» из «Ционут адумы» назвали один из первых созданных в Израиле кибуцев «Дерех Ильич» («Путь Ильича»). Рядом с ним построили «Патиш умагаль» («Молот и серп») и «Чапаевку».
   С момента создания Первого Интернационала евреи во главе с К. Марксом доминировали в социал-демократических и других левых движениях конца ХIХ – начала ХХ века. В России самой многочисленной социал-демократической организацией стал «Бунд», который значительно превосходил РСДРП, основанную евреями в Минске в 1898 году. Как указывал «вождь мирового пролетариата» № 2 (после Ленина) глава Коммунистического интернационала Г. Зиновьев (Овсей-Гершон Аронович Радомысльский), «роль “Бунда” в партии очень велика. Достаточно сказать, что главным организатором съезда нашей партии в 1898 году был “Бунд”. И совсем не случайно этот съезд был в Минске, в городе еврейской черты оседлости, на территории деятельности “Бунда”…» (См.: Зиновьев Г. История РКП(б). Популярный очерк. 8-е изд. Л., 1926. С. 66–67).
   Понятно, почему Зеев Жаботинский, лидер крайне правого течения в сионизме «Сионисты-ревизионисты» охарактеризовал «Бунд», как «эпизод сионизма» (З. Жаботинскиз. Хроники Иерусалима. Иерусалим: Гешарим, Мисдар Жаботински. 5752 (1991).
   Отношение лидеров русской революции к сионизму складывалось под влиянием основной работы К. Маркса, посвященной еврейской проблеме. (См. Маркс К. К еврейскому вопросу // Deutch-Franzosische Jahrbucher. 1844. Приведено на русском языке в: Маркс К., Энгельс Ф. Собрание сочинений. 2-е изд. Т. 1. Государственное издательство политической литературы, 1955. С. 408, 413, 415).
   Если вчитаться в эту статью Маркса внимательнее, станет ясно, что в ней идет речь не только об экономической сути еврейства, не только о проблемах эмансипации вообще и эмансипации евреев, в частности. Маркс ставил вопрос шире, говоря о влиянии еврейства на все стороны жизни «мира своекорыстия», то есть мира капитала – от гражданского общества до экономики, от нравственности до религии. Полемизируя с Бруно Бауэром, автором статьи «Еврейский вопрос» (Bruno Ваuer. Die Jugenfrage. Braunschweig, 1843), посчитавшим «ложным такое положение вещей, при котором в теории за евреем не признается политических прав, между тем как на практике еврей пользуется огромной властью и проявляет свое политическое влияние en gros, когда это влияние стеснено для него en detail» (Там же. – В.Б.), Маркс посмотрел, что называется, в корень. «Противоречие между политической властью еврея на практике и его политическими правами есть противоречие между политикой и денежной властью вообще, – писал основатель научного коммунизма. – В то время как по идее политическая власть возвышается над денежной властью, на деле она стала ее рабыней» (Маркс К., Энгельс Ф. Собр. соч. Т. 1. С. 409).
   Маркс первым описал глобальный характер еврейства и тождественность его с самой сутью современной цивилизации. «Еврейство, – писал Маркс, – удержалось рядом с христианством не только как религиозная критика христианства, не только как воплощенное сомнение в религиозном происхождении христианства, но также и потому, что практически еврейский дух – еврейство – удержался в самом христианском обществе и даже достиг здесь своего высшего развития. Еврей в качестве особой составной части гражданского общества есть лишь особое проявление еврейского характера гражданского общества.
   Еврейство сохранилось не вопреки истории, а благодаря истории. Гражданское общество из собственных своих недр постоянно порождает еврея.
   Что являлось, само по себе, основой еврейской религии? – Практическая потребность, эгоизм. Бог практической потребности и своекорыстия – это деньги.
   Деньги – это ревнивый бог Израиля, пред лицом которого не должно быть никакого другого бога. Деньги низводят всех богов человека с высоты и обращают их в товар. Деньги – это всеобщая, установившаяся как нечто самостоятельное стоимость всех вещей. Они поэтому лишили весь мир – как человеческий мир, так и природу – их собственной стоимости. Деньги – это отчужденная от человека сущность его труда и его бытия; и эта чуждая сущность повелевает человеком, и человек поклоняется ей.
   Бог евреев сделался мирским, стал мировым богом. Вексель – это действительный бог еврея. Его бог – только иллюзорный вексель…
   Как только обществу удастся упразднить эмпирическую сущность еврейства, торгашество и его предпосылки, еврей станет невозможным, ибо его сознание не будет иметь больше объекта, ибо субъективная основа еврейства, практическая потребность, очеловечится, ибо конфликт между индивидуально-чувственным бытием человека и его родовым бытием будет упразднен.
   Общественная эмансипация еврея есть эмансипация общества от еврейства» (Написано К. Марксом осенью 1843 года, напечатано в журнале Deutch-Franzosische Jahrbucher (1844). – В.Б.)
   Основателя научного коммунизма можно обвинить в юдофобии и приписать ему любые грехи, кроме антисемитизма. Известно, что дед Маркса был раввином. В роду матери Маркса, голландской еврейки Генриетты Пресбург, мужчины тоже были раввинами. Сама она, приняв вслед за мужем лютеранство, все равно ходила в синагогу и учила сына ивриту. Некоторые российские исследователи считают, что эта статья Маркса, на самом деле, написана в защиту евреев. Поскольку он здесь спорит с мнением Бауэра о том, что «эмансипация евреев возможна через принятие ими христианства». Маркс действительно не стеснялся в выражениях, говоря о своих соплеменниках, и признавался: «...ненавижу всей душой еврейскую веру». Не отставал от него и Энгельс. Но в «Еврейском вопросе» Маркса только ограниченные люди видят одну лишь юдофобию, не желая понять, что речь идет, прежде всего, о критике тотально бездуховной, антигуманистической капиталистической системы, в основу которой положены эксплуатация человека человеком, ростовщичество и торгашество и которую двигает «ревнивый Бог Израиля», то есть деньги, эта «отчужденная от человека сущность его труда и его бытия». Она-то и «повелевает человеком, и человек поклоняется ей». Слова Маркса о «еврейском иезуитизме» и отношении «мира своекорыстия» к существующим законам показывают его знакомство с трудами толкователей Талмуда, в частности с «Шулхан-Арухом», где сказано: «Вся собственность других наций принадлежит еврейской нации, которая, следовательно, имеет право воспользоваться ею без каких-либо угрызений совести. Ортодоксальный еврей не обязан соблюдать принципы морали по отношению к людям других народов. Он может действовать вопреки морали, если это выгодно ему или евреям вообще».
   Сам Мозес Гесс, предтеча сионизма, называл евреев «хищниками и кровососами иудео-христианского мира». До появления так называемого политического антисемитизма все эти юдофобские высказывания не имели столь зловещего характера и последствий, как в конце XIX – начале ХХ века.
   Критикуя сионизм, М. Гесс обличал его с позиции авторов «Протоколов сионских мудрецов», используя всю юдофобскую лексику этого документа.
   Ленин и Сталин были антисионистами.
   
   

Продолжение в следующем номере.


   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   



  Copyright ©2001 "Русский Вестник"
E-mail: rusvest@rv.ru   
Error: Cache dir: Permission denied!

Rambler's Top100 TopList Rambler's Top100
Посадка и уход за садом и огородом

технический дизайн ALBION