05.04.2019: МАТРИЦА МИРОВОГО ЗЛА ЗАКЛЮЧАЕТСЯ В СИОНИЗМЕ
Поднимать в России еврейский вопрос нельзя, потому что тебе тут же «пришьют» 282-ю статью УК РФ

   
   
   
   
   
   
   Завершаем публикацию беседы главного редактого «Русского Вестника» О.А. Платонова с полковником В.В. Квачковым.
   
   – Говоря о Сталине, с какой из предыдущих фигур Вы бы его связали?
   – С Петром, конечно. В этом смысле Сталин и Пётр – оба революционеры и жестокие правители. Сталина можно сравнивать только с преобразователем, не стоит сравнивать с Иваном Грозным, который от 3 до 5 тысяч казненных записал в своём синодике. Когда Сталин понял, что представляет собой управление государством, он отказался от пустых марксистских мечтаний.
   В этом смысле мне помог художник Александр Шилов. Где-то году в 1980-м у него была выставка на Тверской. Парторган в академии разрешил нам в субботу вместо самоподготовки пойти на культурное просвещение. Мы, человек десять, приходим, а там огромная очередь, и все обходят её. В советское время всё-таки армию уважали и сказали: «Военные, наведите порядок!» Ну мы встали в хвост очереди, меня и ещё одного человека – на вход: «Всем в очередь, и членам Союза, и всем остальным! Если вы такие особенные, то заходите с чёрного хода!» Всё хорошо, очередь начала потихонечку двигаться, и тут подъезжает «Волга», из которой выходит человек. Я говорю: «Стой! Будете стоять!» Он отвечает: «Я – автор!» А мне по барабану – автор или не автор: вон очередь, туда и идите! Он опешил, сзади смешки, и до меня доходит, тем более я видел автопортрет Шилова в «Огоньке». Он посмеялся, предложил посмотреть картины и потом подойти к нему. Когда подошёл, он спросил, что меня, боевого капитана, тронуло. Я говорю: три картины. Первая – это Ю. Гагарин в васильковом или льняном поле: не помню, но фон там был голубой. Вы же знаете, обычно его изображают в скафандре, парадной форме, с надписью «СССР», а тут – портрет русского мужика. Он первым побывал в космосе, а тут стоит в поле. Потом – старуха, смотрящая на багульник. Вот видно, что мудрый человек радуется, что в виде цветущего багульника жизнь продолжается. А третья картина – «Ленин. 1918 год». Я вдруг увидел там какой-то затравленный взгляд. Обычно Ленина показывают таким мудрым, добрым, а здесь был взгляд затравленного человека: будто он вдруг понял, что он творит, что всё это не так, что нужно делать, марксистские догмы рухнули. И я подумал, что 1918 год – это крах марксизма внутри самого Ленина. Он понял, что те догмы, которым он посвятил себя со всей своей яростью и гением своего ума, – это совсем не так. Но, может быть, Ленин был плохим стратегом, но тактиком – блестящим. Он сразу понял, что к чему, хватал на лету вещи, перекручивал их, отбрасывал ненужное ему, клеил то, что нужно. Так возникло то варево, из которого Сталин сварил потом советский коммунизм. Таким образом, переход от классического марксизма к сталинскому социализму осуществлялся с помощью Ленина. Ленин – это переходная модель, которая позволила Сталину, сохраняя де-юре декларативно марксистские догмы, всё-таки перейти к строительству советского социализма.
   4 марта этого года, только через две недели, как я вышел из тюрьмы, мне позвонили и пригласили на возложение венков по случаю смерти Сталина. Я пошёл, испытывая глубокое уважение к этому человеку, несмотря на все его репрессии. Хотя без чисток 1937 года Красная Армия, состоящая из тухаческих, блюхеров, якиров, как бы сражалась? Представляете: в 1941 году тамбовские крестьяне идут воевать под знамёнами с Тухаческим, который их душил и травил газом в лесах. По-моему, Гитлер в разговоре с Геббельсом в январе 1945-го отмечал, что могло быть по-другому, если бы Сталин не провёл ту чистку в 1937 году и если бы у него не появились новые маршалы. Я пришёл в установленное место, понимая, что там соберётся левое патриотическое сообщество, и рассчитывая с кем-то поговорить. Вместо этого ко мне подошли и предложили, раз я в форме, под красным знаменем пройти на Красную площадь. В принципе для меня в этом нет ничего страшного, и если я использую в своей идеологии слово «социализм», то, безусловно, одним из близких течений является нынешняя коммунистическая партия, где нужно искать каких-то людей, которые понимают, что в атеистическом виде их идея уже давно себя изжила. Там нужно искать сторонников русского православного социализма. В итоге Г.А. Зюганов не пришёл – пришёл В.И. Кашин, и я увидел испуг в его глазах. Как же! Я же мятежный полковник – против В.В. Путина: со мной нужно что-то делать. Ведь Кашин являлся замом Путина по работе с коммунистами, можно сказать. Ну ладно, я подумал: раз так получилось, надо идти. Вот и пошёл полковник Квачков под красным знаменем первым на Красную площадь, а за ним – КПРФ, Союз советских офицеров и т.д. Подошел к могиле Сталина, отдал воинскую честь, попросил Господа, чтобы простил грехи рабу Божьему воину Иосифу, потому что грехов-то много. Потом поклонился, надел головной убор и встал возле венка, чтобы понаблюдать, сколько же людей на могиле снимут головной убор и перекрестятся. Процентов десять из тех, кто пришёл. То есть они воспринимали Сталина не только как вождя советского народа, но и как духовную личность. Не знаю, где сейчас находится Иосиф Виссарионович, но убеждён, что он молится за нас. Там уже нет неверующих – там все верят во Христа, потому что другого Бога нет! Думаю, что Сталин, хоть и бывший семинарист, всё-таки обратился ко Христу там. «Мне отмщение, и аз воздам». Но не будем судить.
   
   – О таких личностях, как Н.С. Хрущёв, упоминать не будем. Лучше выскажите Ваше мнение о Л.И. Брежневе.
   – Самый основной грех Брежнева заключается в том, что он не пошёл по пути совершенствования советского общества. Времена, которые называются застоем, хорошо помню. Я помню, как папа и мама плакали, когда умер Сталин. Мне было пять лет. А вот в отношении Брежнева, безусловно, эта сытость, успокоенность, то есть если человеку, кроме колбасы за 20 копеек и метро за 5 копеек, ничего не нужно, то в принципе это время было самым счастливым для людей, кому не нужны ни духовность, ни великие цели коммунизма. Если ты хочешь жить обывателем, то это время расцвета обывательщины в Советском Союзе. Но совершенно прав Дэн Сяопин в оценке этого времени, сказавший: «Если бы советские товарищи взялись за реализацию некоторых экономических идей, что предлагал в начале 60-х годов в своих реформах А.Н. Косыгин, мы бы до сих пор учились у советских коммунистов, как нужно правильно сочетать плановую экономику с элементами рынка. К сожалению, не хватило духа у Брежнева и его окружения пойти на какие-то перемены. Им жилось хорошо, всё благополучно, ситуация позволяла. Да, мы скатились с тех 15–17% развития при Сталине до 2–5% при этом...
   
   – Совершенно верно, но надлом структуры, мне кажется, произошёл ещё при Хрущёве и его так называемых реформах, без которых потом не случилось бы перестройки. Вместо этого могла бы осуществиться национальная реформа – в том духе, в каком уже замыслил её поздний Сталин. Это был бы другой путь развития нашей страны. Брежнев ничего не хотел менять, хоть, по сути, был человеком добрым и кровь не лил.
   Вы уже начали говорить о М.С. Горбачёве, признавая, что сначала выступали в его поддержку. Впрочем, я думаю, в тот первый год, когда он пришёл к власти, не было здравомыслящих людей, которые поступали бы по-другому. Только у меня где-то в 1988-89 годах произошло изменение. Как Вы оцениваете путь Горбачёва?
   – В 1991 году моя бригада шла под проверку инспекции Министерства обороны, и командующий меня выгоняет в августе в отпуск. Мне положено 45 суток отпуска ещё после Афгана – в общем, два месяца. Он говорит: «Вот тебе санатории – выбирай любой! Побудешь 24 дня, остальное потом догуляешь!» Говоря «потом», подразумевали, что на пенсии. Я выбираю Ласточкино гнездо в Крыму, приезжаю туда 19 августа. Я тогда любил большой теннис. Выхожу на корт в 6 часов утра, впереди ещё 24 дня – и тут выбегает мужик: «Скорее, там ГКЧП объявили! Горбачёва арестовали, власть взял Г.И. Янаев, вводится чрезвычайное положение». Я как треснул ракеткой о корт – понимаю, что отпуск на этом закончился. И, действительно, меня вызывают к начальнику санатория, он выделяет мне машину: меня срочно вызывают в Ташкент к бригаде. А Горбачёв в это время находился в Форосе – всего в 12 километрах от меня. Ну ладно! Я тогда уже не хотел защищать Горбачёва. Если у Вас прозрение наступило в 89-м, то у меня – в 90-м, когда мы поехали в Баку поднимать бригаду. Там была мощная военно-транспортная бригада, и мы перекинули её вместе с Восточной бригадой Александра Лебедя в Баку, где мы практически давили Народный фронт Азербайджана. Мы тогда пришли искать оружие, которым помогают боевикам, на завод имени лейтенанта Шмидта в Баку. Помню, мы зашли в горячий цех: там – жуткий запах гари, грязь, шум и дышать трудно, как в аду. Я объясняю, что мы ищем, и к нам подходят мужики – в то время Баку был интернациональным городом, и азербайджанцев в нём было меньше, чем всех остальных, и мне один из них говорит: «Товарищ полковник, Вы первый человек такого уровня, который за всю мою службу зашёл в литейку!»
   Да что говорить про эту партию, если в то время пост первого секретаря райкома стоил 50 тысяч рублей! А когда он начал гнобить армию за действия в Вильнюсе, за действия в Тбилиси! Когда нам рассказывают, что солдат-десантник два километра бежал за старушкой – не мог догнать, а потом ударил её сапёрной лопаткой. Это бред! И у меня к тому времени возникло такое бытовое ощущение, что Горбачёв – это просто гад и мерзавец. К тому времени уже стало ясно, что этот человек не делает то, что говорит. То, что при том же Брежневе говорилось, то со всеми минусами и делалось. А Горбачёв говорит с утра до вечера, как некоторые сейчас, а делает совершенно другое! И сейчас, когда я эту мерзкую рожу вижу по телевизору, думаю: не дай Бог, умрёт сам, до особого военного трибунала!
   
   
   – Ну теперь, естественно, об отношении к Б.Н. Ельцину...
   – Начну с грустного: после спешных действий по смене правительства в Таджикистане в качестве поощрения, хотя не такое уж сложное дело – поменять власть, но и не такое простое, в 1996 году меня только перевели в Москву, в Генеральный штаб. Встал вопрос: за кого голосовать из двух кандидатур – за Зюганова или Ельцина? Господи, прости меня грешного: я голосовал за Ельцина! Просто эта коммунистическая структура, эта коммунистическая идеология, говоря простым языком, мне уже обрыдла! Я знал, что эта партия ничего не поняла, ничему не научилась и ничему уже не научится. Зюганов в своих речах говорил: «Горбачёв – предатель!» Да как он мог быть предателем, да что у вас за партия такая, если предатель из какой-то там ячейки с должности комсомольского секретаря в Ставрополе поднимается до генсека?! Значит, ваша система сама поднимает наверх таких! А то, что она действительно поднимает таких, я уже сам почувствовал, когда попал туда. В 1996 году я проголосовал за Ельцина в надежде, что сам механизм демократии позволит отсеять из власти жуликов, мошенников, воров и всякую прочую нечисть, и к власти постепенно начнут подниматься какие-то более-менее достойные люди. Я тогда пребывал в таком наивном убеждении, что та демократия, которая пришла, поможет нам найти людей. Но в 1998 году мне стало окончательно ясно, что это уже какое-то чудовище. Было одно такое выражение – «свинокозёл». Вот думаю, это самое точное определение: оно грубое, оскорбительное, но по-другому его не назвать. И дело не в том, что он обещал на рельсы лечь и т.д., а в том, кого он пустил во власть. Сам по себе Ельцин – это пьянь, которой ничего, кроме внешнего проявления власти, не было нужно. А кто управлял страной? Те, кто влез туда вместе с чубайсами, гайдарами, авенами, фридманами, абрамовичами – и несть числа этому «Легиону 666»! – вот кто пришёл во власть с Ельциным. Поэтому, оценивая его, я уточню, что разрушение началось не с Горбачёва, а с Андропова, выкормышем которого был Горбачёв, а Ельцин – это такое же продолжение либеральной парадигмы, которая к этому вела. Да и В.В. Путин там же.
   
   – Вот мы и плавно перетекаем в следующий вопрос – о В.В. Путине.
   – Я на свободе уже почти месяц, и у меня такое ощущение, что о нём – как о покойнике: либо хорошо, либо ничего. Путин – логическое продолжение Ельцина, Путин – страж либерализма. И если мировая закулиса попытается подыскать ему какую-то замену, потому что больно уж строптивым он оказался: деньги любит и не отдаёт, защищает своё место кормления, то попытается подыскать кого-то покладистее на должность смотрителя «Рашки», «ЭрЭфки». А он, как такой крутой пацан, мачо, защищает свои интересы. В этом смысле, несмотря на его показные противоречия с Западом, он исключительно западный человек. Не потому что кто-то не позволяет ему что-то сделать, а потому что он сам этого не хочет. По своему внутреннему состоянию духа, души и убеждений он сам либерал и является главным стражем либерализма в России. Без Путина или когда не станет Путина, этот режим себя уже не сможет держать. У меня ощущение, что он держится исключительно на фигуре Путина.
   Что касается оценки его действий, то я поддерживаю военно-техническое и силовое вмешательство в Сирии. Для меня Сирия – это Арам, древняя земля. Господь говорил на арамейском языке. Христианство пошло из Сирии, а Иудея была частью этой провинции. Сирия является землёй, в которой мы обязаны, конечно, не владеть, но влиять на какие-то события. Если мы уйдём оттуда – это будет сильный удар по нашим геополитическим позициям.
   В отношении Украины в мае 2014 года вышла моя статья, кажется, пока ещё не признанная экстремистской (по крайней мере, её ещё нет в списках). Тогда мне стали поступать предложения как полковнику Генштаба дать оценку военно-политическим событиям на Украине. Я написал статью, которая примерно называлась «О недопустимости бездействия после завершения специальной операции в Крыму Верховного Главнокомандующего Вооруженными Силами РФ В. Путина в дальнейшем формировании обстановки в Малороссии – Украине». Раньше, в феврале или марте, я писал: «Власть на Украине сейчас валяется на улице – подберите её!» Для того чтобы захватить власть в какой-то области, на тот момент требовалось не более усиленного батальона спецназа. То есть на десять областей – десять отрядов спецназа. Они вполне бы справились с задачей восстановления власти в Новороссии. Это – Харьковская, Донецкая, Луганская, Запорожская, Днепропетровская, Херсонская, Николаевская, Одесская области и ещё Приднестровье. Всё это можно было сделать в марте 2014 года, но Путин на это не пошёл и даже отгонял потом войска от Мариуполя, который является ключевым портом в Азовском море для Украины. Тогда был такой душевный подъём – «Крым – наш!» Но если «Крым – наш!», то Россия-то чья? Кто её хозяин? Вот как раз 5 марта этого года я говорил с людьми из Новороссии и услышал от них: предана Русская весна, русская идея в Новороссии как плацдарм предана!
   – Мне часто приходится встречаться с людьми из этого региона, и они все одинаково считают, что их предали. Это ужасно, это может привести к таким идео­логическим последствиям, которые катастрофически отразятся на всей России.
   Путин очень сложная фигура. Безу­словно, выдающаяся фигура, талантливый человек, но человек, который как бы переиграл самого себя. Я бы хотел отметить, в чём-то ему просто повезло, в чём-то он проявил свои огромные политические способности. В патриотической среде Путин самого себя считает самым правильным патриотом, а остальных – неправильными, которыми надо управлять, а в среде либералов он тоже считает себя самым правильным либералом, который должен управлять остальными – неправильными. Я считаю, это большая ошибка. Он слишком рассчитывает на удачу, близко привлекает опасных людей. Я говорю это с доброжелательностью к нему. Он должен определиться, потому что нельзя одновременно усидеть на двух стульях, и люди, на которых, как он считает, можно опереться, обязательно его предадут и будут топтать сильнее, чем те, кто является его настоящим противником. Нам следует это осознавать, потому что будущее Путина – это наша судьба, судьба нашей страны. Он действительно слишком много на себе замкнул, и, если что-то произойдёт, к власти придут русофобские, антиславянские силы из его либерального окружения, будет похуже, чем при Горбачёве и Ельцине.
   – Олег Анатольевич, я отношусь к Вам с глубочайшим уважением за всё, что сделал Институт русской цивилизации, тем не менее: «Платон мне друг, но истина дороже!» Я не отношусь благожелательно к Путину. Более того, я считаю, Путин обессмыслил политическую деятельность в России: не имеют смысла политические партии, какие-то фронты – он обессмыслил занятие политикой вообще. Тем самым он обессмыслил самого себя. Да, всё замкнуто на нём, но любой государственный организм должен иметь терапию, то есть, если проворовался чиновник, его уволили, система даёт сбои и её поправляют. А поправлять можно двумя механизмами терапевтического лечения власти – выборами и судами. Оба механизма сейчас не имеют практической и политической целесо­образности, потому что изберут или посадят того, кого нужно. В этом и есть путинская система управления: вот этого посадить, а этого оставить. Вот А.Э. Сердюкова с его миллиардами и его «подружкой» – оставить. Её привезли на зону, где она побыла несколько минут: ей показали зону и увезли оттуда – вот им можно делать всё, а какого-нибудь мальчишку, который от безденежья что-нибудь украл, посадят в тюрьму. Сейчас мы имеем путинскую систему управления страной. Она ложна и в духовном смысле, и в политическом, и в экономическом – во всех трёх главных системообразующих сферах жизнедеятельности человека, общества и народа. Во всех сферах Путин стал тормозом. В путинизме сейчас нет ничего, что могло бы стать основной для будущего Русского Православного Государства. За эти 18 лет он столько раз повторял правильные слова, и я подпишусь почти под всеми словами Путина. Ключевая фраза путинизма: «Нам надо...» И так уже 18 лет!
   
   – Но какие бы мнения о Путине у нас ни были, есть моменты, которые никто не оспорит. Это Крым – наш непотопляемый авианосец, стратегическое место, обеспечивающее нам военный контроль над целым регионом. Хотя Вы абсолютно правы в том, что вместе с Крымом надо было брать и Новороссию: в то время оба были, как переспелые яблоки. Но что теперь об этом говорить?
   Второе – это достижения в области высокого вооружения, что подтверждают мои товарищи из военного ведомства, которым нет основания не верить. По сути, достигнуто неоспоримое превосходство над нашим главным геополитическим противником. В этом тоже надо отдать должное Путину – это его заслуга. А дальше всё покажет история. Но очень серьёзная проблема состоит в том, что Путин всё замкнул на себя. Это касается и системы управления страной, и нашего будущего…
   – Я должен сказать, что воюют не образцы вооружения, а полки, дивизии и бригады. То, что создали несколько образцов, ничего не меняет. Вы проведите по Красной площади хотя бы несколько батальонов «Армады», и тогда я скажу: да, началось перевооружение!
   – У русских исход войны определяет ещё суворовский дух.
   – А где его взять? У Чубайса, Киреенко – если о духе говорить? Русский солдат погибал за Веру, Царя и Отечество. За кого пойдем воевать мы?
   
   – С тех пор как я начал изучать вопросы сионизма, тайных организаций и иудей­ских сект, я понимаю, как это работает. Но сейчас я на своём личном примере ощутил, какое влияние оказывает на внутреннюю политику нашего государства сионистское лобби. Не просто антирусские и антиславянские силы, входящие в мощную пятую колонну, а именно сионистское лобби. Я оцениваю его как разрушительный фактор, который подталкивает Россию к катастрофическим изменениям в духе 80–90-х годов.
   – Какие хорошие интересные слова, над которыми я ломал голову последний тюремный год! Я и раньше об этом думал, но тогда мне дали «добавку» по 282-й статье – за разжигание вражды к евреям и иудеям. Как военного меня учили оценивать общественно-политические составляющие противника – стран НАТО, Китая, других стран, как разведчик, я должен понимать, как оценивать страну, и вдруг моим противником оказалось моё собственное – не страна, но – государство. Нас учили прыгать с парашютом и внедряться, проникать в тыл противника. Тут я оказался в тылу противника в собственной стране.
   
   
   – В событиях, связанных непосредственно с Вами, как я понимаю, это лобби сыграло значительную роль?
   – Да, существенную роль и по первому делу, и по второму. Я начал искать корни сионизма и пришёл к выводам, которые противоречат общепринятой позиции. Я почти год читал Ветхий завет в Лефортовской тюрьме. Я понял, что если искать источники мирового сионизма, то они лежат в ветхозаветном сионизме. «Мы – богоизбранный народ, мы должны править миром» – это чистый нацизм, причём связанный с религиозным основанием. И, когда Господь сказал: «Дом сей пуст», – Он оставил Иерусалим, Он оставил Сион – Господь ушёл оттуда. Соответственно, ветхозаветный сионизм. Когда я стал заниматься этой проблемой, мне стало понятно, что если брать матрицу мирового зла, то она заключается в сионизме, то есть в еврейском нацизме, который поддерживают далеко не все евреи, многие видят в нем опасность для всего народа.
   
   – Зачем нам углубляться так далеко в историю, если можно обратиться в резолюции ООН 70-х годов, где сионизм признаётся формой расизма и расовой дискриминации? В этом суть и противоречие эпохи: сионизм противоречим духу времени. То, что считалось нормальным в древности, сейчас звучит как ужасный и опасный анахронизм. Сегодня заявлять о своем избранничестве править миром – преступление против человечества.
   – Конечно же, так. Я должен сказать, я дал более двух десятков различных интервью, и везде одно и то же: «Владимир Васильевич, пожалуйста, без еврейского вопроса!» Хорошие и добрые люди, все понимают необходимость изменений, но поднимать в России еврейский вопрос нельзя, потому что тебе тут же «пришьют» 282-ю статью – под любым предлогом.
   - На этот вопрос наложено табу.
   – А кем?
   
   – Тем же сионизмом. Человек, который хотел бы демократического решения конфликтных вопросов, сталкивается с односторонним подходом, когда что-то можно одним, но для всех остальных это запрещено и вообще невозможно. Это положение, когда что-то кому-то можно, а другим нельзя, совершенно не соответствует духу времени и желаниям людей. Это ведет к разжиганию ненависти между людьми. Это прямой источник разжигания ненависти.
   – Сам сионизм и есть источник разжигания ненависти. Если немного персонифицировать, то, на мой взгляд, есть два мессианских народа. Это мессианский народ который ожидает Машиаха, и русский народ, который ожидает пришествия Христа. Между этими двумя мессианскими народами заключается главное геополитическое противоречие современной эпохи.
   
   – Здесь надо шире посмотреть, потому что все христиане мира, а не только русские ждут Пришествия Христа. Но так исторически сложилось, что, как говорил митрополит Иоанн Санкт-Петербургский и Ладожский, русский народ, отрицая стремление к мировому господству, становится избранным для борьбы с мировым злом; в этом его предназначение, и от этого он больше всех страдает, в этом его миссия и судьба. А теперь задам вопрос, ответ на который, думаю, многие хотели бы получить именно от Вас: каким Вы видите будущее России?
   – Дорогие братья и сестры! Будущее России я вижу следующим. Нам нужно иметь Русское Православное Государство и Православную Церковь. Почему Русское Государство? Потому что мы, русские, являемся государствообразующим народом, мы создали Россию, безусловно, во всём многообразии коренных народов, которые составляют её единство. Россия должна быть православным государством, потому что в основе всего государственного строительства должна стоять духовность – православные духовные ценности. Почему я назвал государством, а не державой? Потому что держава, может быть, появится, когда лет через 25–30, воспитав новое поколение воцерковлённых русских людей – первое полностью готовое поколение отцов, русский народ сможет на Земском Соборе обрести своего государя. Я считаю монархию богоданной формой государственного устройства.
   Россия должна стать монархией. Но на пути к этому сразу после освобождения от этого либерального морока будет период военно-державного правления, может быть, даже военно-державная диктатура. Затем, чтобы восстановить народное хозяйство, провести мобилизационные планы по развитию экономики, отменить эту грабительскую либеральную приватизацию по Чубайсу, безусловно, оставив среднее и мелкое предпринимательство, потому что уже появилась масса хороших русских ребят, у которых появился вкус к этому делу. Дайте им только экономическую свободу, и они горы свернут! А держава – от удерживающего – появится, когда будет царь. При этом я считаю, что будущая монархия не должна быть наследственной монархией. Она была наследственной, когда наследственными были все профессии: ремесленники, портные, крестьяне и т.д., наследственной была и высшая форма управления государством. Сейчас все будет иначе. Я думаю, что каждое поколение государей должно выбираться один раз в 25–30 лет. Поколение дедов должно обретать на Земском Соборе своего государя либо пожизненно, либо до 75 лет. После этого на Земском Соборе следующее поколение всей землёй обретает своего нового государя.
   Должен быть один владелец денег – это государство, и три экономических контура государственного управления: это безналичный расчет между предприятиями, это наличный расчет между людьми, физическими лицами и третье – международный обмен. Никакого свободного обмена не может быть: в России ходит только один рубль в наличной и безналичной форме, а туда – золотой червонец, золотой рубль, нефтегазовый рубль – это уже специалисты знают.
   Чтобы получить новый русский воцерковлённый народ, нам нужно со 2-го, 3-го года жизни ввести обязательное посещение детского сада, где государство берёт на себя функцию обеспечения бесплатного посещения учреждения детьми. Уже на третьем году «Отче наш...» ребёнок должен читать. В детском саду должно быть национальное воспитание, ношение национальной одежды. В школе обязательно изучается не только современный русский язык, но и церковнославянский: с Богом нужно говорить на том языке, на каком говорили предки.
   Я отстаиваю церковнославянский язык и обращаюсь к святому Владимиру двумя персты, потому что он так делал. Мой покровитель Владимир-Креститель, а также Святая равноапостольная княгиня Ольга, Александр Невский, Дмитрий Донской, Иван Грозный – я хочу быть таким, как они, и я обращаюсь к ним так же. Я хочу читать молитвы на том же языке, издавая те же звуки, которые они произносили. И я той же веры, что и Серафим Саровский, поклониться которому я заехал по пути из тюрьмы, что и Фёдор Ушаков, и Александр Суворов, который должен быть признан святым воином, как я считаю. Туда же должны быть зачислены Минин и Пожарский как люди, спасшие и возродившие православную монархию в России.
   Обязательно преподавать Закон Божий в школе, восстановить кафедры богословия во всех институтах и университетах. Нужно признать нынешнее образование неполным без богословского. Если ты хочешь полное образование, то при университетах создавай кафедру богословия, приходи и сдавай зачёт по церковнославянскому языку и Закону Божьему – после этого получишь высшее образование. Ты можешь и не верить во всё это, но ты обязан знать, во что ты не веришь, чтобы потом на Страшном суде не сказал: я не знал, меня не учили. Иди и учи!
   В армии и школе должен быть домострой – не полная копия Домостроя XVI века, но современная приспособленная версия, вводящая православие в жизнь. Вы сказали очень правильную фразу про духовную цельность – неразрывность веры и жизни. Эти два главных системообразующих свойства народа должны быть соединены. Иначе какой смысл, если вера замкнута в храмах? Вышел из храма, и ты уже с бесами кругом входишь в этот блуд.
   Поэтому должен быть период подготовки. Царь – это не начало, как покажется некоторым, мол, вот придёт к нам царь и заживём! А чего он к вам придёт? Да заплюём мы царя уже через неделю, а через месяц его расстреляют какие-нибудь идиоты! Ведь он же будет учить нас вере, а кому это нужно? Сейчас лучше пойти в педерастический клуб и прочие ЛГБТ-мерзости. Нам до царя наши грехи лет 25 нужно будет отмывать и вымаливать у Господа: «Прости нас, Господи, за убийство Царя нашего – Государя Великомученика и его Семьи!» Вот тогда, через 25–30 лет, когда мы воспитаем новое поколение, у наших детей и внуков и возникнет уже задача обретения царя среди нас.
   По армии: нужно вернуть двухлетний срок службы с обязательным отпуском. Мамочки, если вы хотите быть защищёнными, если ваш сын служит на кухне, за год из юноши невозможно сделать солдата! Двухлетние и полуторалетние срочники воевали в Афгане с моджахедами, которых тренировали в лагерях, и били их! Потому что полгода была учебка, через год он приобретал какие-то навыки, через полтора, на втором году службы это были уже полнокровные мощные соединения и части. Подразделение считается небоеготовым, если у него боеготовность составляет 50% и менее. Если мы каждый год меняем состав роты, то она у нас постоянно небоеготовая. Это пушечное мясо! Вы хотите, чтобы ваших сыновей наши противники били как пушечное мясо? Если не хотите, то нужна двухлетняя служба.
   Для людей, понимающих службу, также скажу, что нам нужно ввести четыре взвода в каждую роту. Тем самым мы увеличим мощность армии без большого увеличения административного практического аппарата. Допустим, вместо роты в 90 человек, где 3 взвода по 30, будет 120 человек. Сейчас проблема армии в том, что каждые полгода меняется состав взводов и рот. Если ввести двухлетнюю службу с обязательный отпуском после первого года, то каждый взвод формируется из солдат по периоду службы: 1-й – первым периодом, 2-й – вторым и т.д. Тогда получается, солдат, как пришёл, в течение всех 2 лет служит в одном составе, а это уже коллектив. Чем были сильны казачьи части? Они приходили и воевали вместе, и если я струсил в бою, вся станица узнает! Поэтому также следует формировать из земляков: эта рота комплектуется воронежцами, а эта новгородцами и т.д., разумеется, сохраняя национальный состав. У нас большинство – русаки, но и дагестанцы, буряты и якуты – все они должны быть также в роте. То есть рота должна строиться по территориальному признаку. Так, если один гнобит другого, то потом им в родном квартале ещё предстоит встретиться. А начнутся боевые действия – им обоим идти воевать. Сейчас армия к этому не готова, она не способна стать такой армией.
   Сфера образования – это тем более... Мой сын окончил университет в Москве, философское отделение. Когда я начинаю беседовать с ним о Л.А. Тихомирове, И.А. Ильине, даже о наших современных мыслителях, выясняется, что в университете с ними вообще не знакомят. А племянница из Иванова пишет диплом, где им запрещено указывать источники старше трёх лет. Она пишет про опеку, и ей запрещено обращаться к примерам из Российской Империи или Советского Союза. То есть основные пласты все отсекли, оставив либеральную плёнку: пользуйтесь!
   Ну и о Церкви. Конечно, когда я брался за текст открытого письма священникам Александро-Невской лавры, я понимаю сейчас, на что я замахнулся. Я, светский человек, не имеющий богословского образования, взялся судить. Но я верую в жизнь православную, я сам – православный человек, и, в конце концов, полнота Христианской Церкви, наверно, и меня грешного включает. Главное противоречие с церковной организацией для меня заключается в том, что Церковь Христова – она торжествующая на небе и воинствующая на земле. Государство у нас должно быть русским, потому что мы основали это государство, но Церковь не должна называться русской. Это название, по-моему, ввёл Сталин на совещании митрополитов в 1943 году. До этого она была Российская Церковь, то есть привязанная к стране. Сталин решил, что понятие Русская Церковь будет шире, потому что это русский мир, который распространяется на весь Советский Союз. Но если мы действительно являемся оплотом Православного Христианства в мире, то Москва – Третий Рим. Не «Русские – Третий Рим» же! Поэтому Церковь должна иметь в своём названии «Московская». Так Москва становится географическим духовным центром всей Земли. А то, что она – Вселенская, а не этот Стамбульско-Константинопольский Патриархат, должно быть уже очевидно. Там всего несколько тысяч верующих, а у нас многие миллионы! Главное, что там во главе экуменистический поп, не достойный даже называться православным. Россия обретает себя во вселенской миссии. Вселенская миссия Церкви невозможна без вселенской миссии государства, потому что это симфония властей, о которой говорил митрополит Иоанн (Снычёв). И, завершая тему, я считаю, что современные церковные беды заключаются в ветхозаветной порче христианства в трёх ересях: ереси экуменизма, ереси новожидовствующих и ересь цареборчества.
   
   – Замечательно сформулировано. Тем более есть сформулированная нашими мыслителями формула: в обществе, стремящемся к осуществлению христианских целей, государство неизбежно сольётся с Церковью – станут единым организмом. Только таким образом может быть достигнут христианский идеал. Без этого невозможно претворение христианских истин в их полноте. И наконец, задаю мой последний вопрос: что бы Вы хотели пожелать молодому поколению русских людей?
   
   – Я бы разделил ответ на две части. Первая – до того, как появится Русское Православное Государство, Россия и после этого. О том, что будет после, я уже сказал. Рожайте больше! Наша задача в течение ближайших 30 лет – восстановить численность русских, а это великороссы, малороссы и белорусы, до 300–400 миллионов человек. Без наращивания физической, даже биологической массы ничего не получится. Нам ещё предстоит отстаивать Сибирь. Поэтому одна из будущих задач государства – обеспечить ранние браки. Обращаясь к молодежи, призываю: ходите в церковь, рожайте детей, учитесь! Великороссы, малорусы, белорусы и другие коренные народы России, составляющие российскую нацию, учитесь быть терпимее друг к другу! Я, православный христианин, но я уверен, что даже если человек не пришёл ко Христу, нельзя относиться к нему с каким-то пренебрежением. Но без Христа мы не выйдем из той пропасти, к которой нас подталкивает нынешнее государство. В нынешнее время соблазнов вообще трудно обратиться к христианству, но я прошу помочь себе найти путь ко Христу, потому что без религиозно-духовного осмысления ситуации мы не найдём выхода. Не ищите выхода в экономических теориях и в каких-то политических структурах – нет там выхода! Выход только один – в религиозно-духовной области. Как для мусульман России вполне естественны традиционные исламские нравственные ценности, так для русских людей необходимо вернуться к духовным христианским ценностям. С духовного сопротивления лжи, обману, порокам начинается путь к будущему государству. Всю русскую молодёжь я призываю к духовному сопротивлению злу.
   



  Copyright ©2001 "Русский Вестник"
E-mail: rusvest@rv.ru   
Error: Cache dir: Permission denied!

Rambler's Top100 TopList Rambler's Top100
Посадка и уход за садом и огородом

технический дизайн ALBION