18.04.2019: ЧТО НАС ЖДЕТ В БУДУЩЕМ
Русская соборность в условиях посткапитализма

   
   
   
   
   В статье предпринята попытка спрогнозировать ближайшее, в пределах нескольких десятилетий, будущее человечества. Автор не станет при этом рассматривать варианты деградации человеческого общества в результате какой-либо экологической, военной, геологической или космической катастрофы. Речь пойдет только о том варианте истории, в котором человечество будет развиваться в соответствии с существующими сейчас тенденциями.
   
   

Исторический момент


   
   Настоящий исторический момент характеризуется тотальным кризисом – как экономическим и финансовым, так и цивилизационным, охватившим все человечество. Этот кризис станет не только переходом к новой социально-экономической формации, но и приведет к отказу от традиционной структуры организации человеческого общества – государства. Наряду с этим, в результате очередной научно-технической революции изменятся социальные связи и общественная деятельность человека. Этому будут способствовать его энергонезависимость (миниатюрные топливные элементы, которые будут играть роль «карманной электростанции», уже находятся в завершающей стадии разработки), развитие 3D-индустрии («карманных фабрик и заводов»), кибергизация человечества (электронный апгрейд человеческого тела) и т.п. С этими факторами связано еще одно весьма вероятное изменение в жизни человечества: постепенная замена городской цивилизации «глобальной деревней» – в новых условиях офис станет ненужным, производственный цех будет полностью роботизирован, а условный трудовой коллектив окажется рассредоточен в пространстве и связан в единое целое только в Сети. В сочетании с отсутствием традиционной политической власти все это сделает город в лучшем случае деградирующим пристанищем выброшенных за пределы «золотого миллиарда» «лишних» людей и постепенно приведет к его физическому исчезновению как центра власти, культуры и экономики.
   
   

Возможное будущее (корпорации-государства:
   экономика, политика, общество)


   
   История вопроса
   
   В первой половине ХХ века большая часть развитых индустриальных государств попыталась трансформироваться в так называемые «корпоративные» национальные государства. На какое-то время им это в большей или меньшей степени удалось вне зависимости от «окраски» политического строя. Такими корпоративными государствами были и нацистская Германия, и рузвельтовские США, и сталинский СССР. Элементы корпоративного государства в той или иной мере существовали и в Великобритании, и в Испании, и в Италии, и в Японии, и в Аргентине, и во многих других государствах.
   На Западе национализм этих корпоративных государств был обусловлен значительной привязанностью их ведущих корпораций к национальной почве, их зависимостью от «мускулов» национального государства, которое все еще превалировало над корпорациями политически и организационно, и в какой-то мере сильным коммунистическим и профсоюзным движением. Корпорации были вынуждены вступать в союз с государством ради достижения своих экономических целей. Государство вступало в союз с корпорациями потому, что одни политики видели в этом возможность избежать социальной революции (пример России их напугал. – В.М.) и одержать победу над государствами-соперниками, а другие лоббировали интересы корпораций.
   Особняком в этом ряду можно поставить СССР, который был, скорее, не корпоративным государством, а государством-корпорацией (о различиях между корпоративным государством, государством-корпорацией и корпорацией-государством речь пойдет ниже. – В.М.), в котором контуры единственной корпорации полностью совпадали с контурами государства (после Второй мировой войны корпорация СССР распространилась на так называемый «соцлагерь», а в позднем СССР были планы по распространению советской государственной корпорации и на страны Запада. – В.М.). Зато это государство-корпорация и просуществовало на несколько десятилетий дольше своих западных собратьев в силу того, что руководство «корпорации СССР» было одновременно и руководством государства СССР, чьи интересы в значительной степени совпадали с интересами рядовых членов «корпорации» – граждан СССР. И только когда интересы руководства «корпорации» вошли в противоречие с интересами населения государства, «корпоратократия» разрушила государство и создала на его месте транснациональные корпорации западного типа (отбросив тем самым страну на 50–100 лет назад). В настоящий момент подобный процесс происходит в КНР, и только вопрос времени, когда интересы руководства «корпорации» КНР войдут в противоречие с интересами граждан государства КНР.
   
   Современная ситуация
   
   На Западе транснациональные корпорации (ТНК) стали все больше доминировать над «своими» национальными государствами со второй половины ХХ века. Особенно это стало заметно с 1970-х годов. В середине 1990-х годов, после победы над своей социалистической альтернативой – «государством-корпорацией» СССР, разграбив его богатства и разорвав социальную плоть, и пока еще не видя в КНР опасного соперника, ТНК решили, что настало время демонтажа государства как формы организации общества. Для этого они использовали США, полностью находящиеся под их контролем. Орудием разрушения национальных (капиталистических) государств во всем мире стали доллар как мировая валюта, вооруженные силы США и законы США, которые с начала 2000-х годов все больше приобретают статус наднациональных, обязательных для субъектов мировой экономики и финансов.
   
   

М. Нестеров. На Руси (Душа России)


   
   Смерть капитализма как экономической формации была зафиксирована созданием ВТО, охватившей к 1990-м годам более полутора сотен мировых экономик. Создание мирового планетарного рынка означало отсутствие возможности дальнейшего экстенсивного роста капитализма и поставило под вопрос существование «свободного» рынка (которого в реальности не было уже с начала ХХ века. – В.М.). Капитализм как система прошел пик своего развития, а все, что не растет и не развивается, – загнивает и умирает. Это привело хозяев мировой экономики к мысли, что необходимо трансформировать капиталистическую социально-экономическую систему в нечто новое, пока они сохраняют достаточные экономические, политические и военные рычаги влияния, чтобы занять в новой формации господствующее положение.
   В 2000 году на саммите «Большой восьмерки» в Японии была подписана (в том числе и президентом России. – В.М.) так называемая Окинавская хартия, прокламирующая создание на Земле нового сетевого общества. Де-факто руководители «Большой восьмерки» подписали своим государствам смертный приговор.
   С другой стороны, весь исторический процесс последних двух столетий в рамках западной капиталистической цивилизации определил современную социально-экономическую ситуацию, когда переход от территориально-государственной формы жизни социума к корпоративно-сетевой стал практически неизбежен. Вопрос не в том, что Сеть и корпорации заменят государство, а в том, какое наполнение будет у этой новой формы организации человечества. Станет ли Сеть «электронным концлагерем», контролирующим каждый шаг человека? Будут ли корпоративные боссы, пользуясь этим тотальным контролем, эксплуатировать человечество, с утроенной силой высасывая соки из превращенных в рабов людей? Станут ли достижения очередной НТР служить основой для превращения человека в безвольного раба и даже для искажения его человеческой сущности? Эти угрозы для человечества весьма реальны.
   
   Задачи и цели
   
   Бессмысленно пытаться вернуться назад во времени, «войти» второй раз в Российскую (Британскую, Римскую, Австро-Венгерскую – подставьте желаемое. – В.М.) империю или в СССР, как нельзя войти в одну и ту же воду мощно текущей реки. Невозможно бороться с потоком истории, особенно когда он превращается в горный сель, сметающий все на своем пути в моменты перехода от одной формации к другой. Можно только оседлать его и преодолеть исторические «пороги», что и пытаются небезуспешно сделать «хозяева Большой игры», имеющие в своем распоряжении власть, силу и деньги.
   В противовес их проекту окончательного и бесповоротного закабаления человечества (т.е. именно того «конца истории», о котором когда-то написал Фукуяма. – В.М.), все те миллиарды людей, которых мировые владыки обрекают на потерю человеческой сущности (трансгуманизм), вечное рабство (в сетях электронного концлагеря) и смерть (более 6 млрд «лишних» людей), должны объединиться и выдвинуть свой проект, наполнив им сосуд новой, исторически неизбежный организации общества. Сеть как братство людей, корпорация как общее дело многих во благо каждого – это возможная альтернатива сетевому электронному концлагерю и корпоративному рабству, приготовленным нам сильными мира сего.
   Эта альтернатива тем более возможна в переходный период, пока Сеть не сформировалась как нечто застывшее, пока в ней отсутствует иерархия, пока ТНК из по преимуществу экономических структур не превратились в политико-экономические и силовые, а между теми или иными организациями будущей Сети идет борьба за право стать ее важнейшими «узлами». Ведь в этой борьбе могут участвовать и новые общественно-экономические структуры, созданные на иных социальных и моральных/духовных принципах, чем современные транснациональные корпорации.
   Надо учитывать и то, что в переходный период между формациями рукотворный «управляемый хаос», созданный хозяевами мира в своих целях, может выйти из-под контроля. С одной стороны, это грозит человечеству неисчислимыми бедами и жертвами, но, с другой – дает дополнительный толчок для объединения людей хотя бы ради выживания и облегчает, при ослаблении контроля со стороны крупнейших ТНК, создание независимых сетевых структур нового типа. В любом случае жертв не избежать, так пусть они будут не напрасны.
   Таким образом, основной задачей переходного периода социально-экономической и цивилизационной трансформации является организация альтернативных посткапиталистическим ТНК сетевых структур и закрепление за ними достойного места в новой общественно-экономической формации – Сети с целью создания сетевого общества, основанного на принципах справедливости и моральных, нравственных и религиозных ценностей, соответствующих традициям народов Земли.
   
   Корпорация-государство
   
   Фантасты любят описывать «параллельные миры», множество которых, практически не пересекаясь, может существовать на одной планете. Подобно этим фантастическим мирам, десятки и сотни сетевых корпораций-государств будущего будут существовать на нашей планете, и даже могут физически располагаться в одном географическом месте, не пересекаясь и не мешая друг другу, как не мешали друг другу ремесленные цеха в средневековом городе. Однако, в отличие от ремесленных цехов, сетевая корпорация будет охватывать все стороны человеческой жизни, от производственной до религиозной, устанавливая для них свои законы и правила.
   Выше уже говорилось о необходимости делать различие между корпоративным государством, государством-корпорацией и корпорацией-государством.
   В первом случае – это симбиоз капиталистического государства с капиталистическими корпорациями на (обычно) националистической основе. В крайне правом варианте такое государство характеризуется как фашистское, хотя имеет много предварительных градаций. Подобный тип корпоративного государства хотя и возможен в современном обществе, но на очень краткое время, так как одна из его составляющих – национальное государство – стремительно исчезает вместе с капитализмом. Но все же фашистское корпоративное государство сейчас возможно прежде всего в «слабых звеньях» транснациональной капиталистической системы на так называемой «периферии мирового капитализма» (к которой относится и Россия. – В.М.).
   Во втором случае – государства-корпорации. Государство выступает как учредитель корпорации, которая включает в себя все финансово-экономические субъекты на территории этого государства, и государство же является ее единственным владельцем, а все его граждане – сотрудниками единой государственной корпорации. Таким государством-корпорацией в чистом виде был СССР и, с некоторыми оговорками, другие страны, «идущие по пути социализма», хотя СССР с точки зрения владения средствами производства (которые в СССР принадлежали государству) был, скорее, не социалистической, а государственно-монополистической экономикой, где совокупным капиталистом выступало государство, персонализированное в номенклатуре. Но, благодаря тому что СССР представлял собой единую корпорацию, прибавочная стоимость оставалась полностью внутри него/нее, и часть этой стоимости распределялась между сотрудниками корпорации СССР через общественные фонды, что до известного момента удовлетворяло как граждан-«служащих», так и номенклатуру-«капиталиста».
   В третьем случае корпорация-государство – это независимый субъект по своим экономической, политической, социальной, религиозной, военной и прочим составляющим, подобный традиционному государству, но, в отличие от государств, существовавших ранее в человеческой истории, не имеющий территории, гражданства, столиц и границ. Особенность корпорации-государства заключается в том, что она/оно может иметь в качестве приоритетной составляющей не обязательно экономические интересы, но религиозные или социальные (пример из сегодняшнего дня – любая крупная религиозная организация, которая свою экономическую и финансовую деятельность – хотя бы в идеале – подстраивает под каноны и догматы своей религии). Таким образом, в будущие корпорации-государства могут трансформироваться не только современные ТНК, но и политические партии и течения, крупные религиозные, культурные и т.п. организации, в различных своих комбинациях образующие корпоративную Сеть.
   
   

Соборная корпорация-государство
   (традиция в будущем: религия, христианство, соборность)


   
   Религия в будущем
   
   Как уже написано выше, вопрос о том, какими принципами наполнять альтернативные посткапиталистическим ТНК сетевые организации, видимо, должен решаться в соответствии с традиционными ценностями тех или иных народов, которые составят основу этих организаций, либо симбиозом народов, решивших объединить свои усилия в едином корпоративном социально-экономическом сетевом организме.
   В будущей формации «политика» в том смысле, в каком мы привыкли понимать этот термин, уйдет в прошлое как атрибут капиталистического строя. А вместе с ней уйдет и идеология. На ее место вновь придет религия.
   Несомненно, что любая сетевая корпорация, пришедшая на смену национальному государству, будет содержать в себе не только экономическую составляющую, но и социальную, военную и даже духовную, представляя собой «государство» без гражданства и без территории, четко очерченной на карте. Собственно, зачатки этого мы видим уже в современных ТНК, которые не только ставят перед собой финансово-экономические задачи и цели, но и влияют на политическую ситуацию в «своем» и в «чужих» государствах, а также определенным образом структурируют и регулируют социальную жизнь своих рабочих и служащих, имеют вооруженные охранные формирования и нередко навязывают сотрудникам те или иные религиозные практики. Последнее особенно характерно для азиатских корпораций или корпораций, созданных апологетами учений Нью Эйдж. Не стоит также недооценивать и религиозную составляющую западных ТНК, которыми руководят неоконсерваторы, чьим религиозным ориентиром, в рамках так называемого «иудео-христианства», стал «Новый Иерусалим», под которым они подразумевают будущее сетевое общество в своей социально-экономической интерпретации – как мир для избранных «богом» господ. Корни такого «богоизбранничества» хорошо просматриваются в протестантской этике.
   Религиозная составляющая для корпораций будущего будет так же важна, как идеология для государств ХХ века и в какой-то мере заменит членам корпораций нынешнее гражданство. Это легко представить, если взглянуть в данном аспекте на любую современную религиозную организацию: чем менее она традиционна, тем более духовное единство заменяет для ее членов государственную принадлежность – например, у Свидетелей Иеговы, сайентологов или баптистов. И потому важно, какая духовно-религиозная составляющая будет наполнять будущую сетевую корпорацию, потому что именно она станет определять социальную и экономическую составляющие такой корпорации.
   Религиозная составляющая будет определять не только внутреннюю социально-экономическую структуру отдельной сетевой корпорации. Учитывая то, что сетевую структуру (как корпорацию, так и сеть корпораций) можно визуализировать как энное количество «узлов» («узлов» – как отдельных людей – членов корпораций, так и сами корпорации) и энное количество связей между этими узлами, религия станет играть важную интегрирующую роль в создании таких сетей. Скорее всего, корпорации, когда экономическая составляющая станет для них из основной одной из нескольких, будут объединяться именно по принципу единых/близких духовно-религиозных убеждений. В некотором роде это можно представить как вывернутую наизнанку максиму, определявшую состояние европейской цивилизации после религиозных войн начала XVII столетия, давших начало становлению протестантского капитализма. Если там было «Чья власть – того и вера», то в сетевом сообществе – «Чья вера – того и сеть».
   
   Христианство будущего
   
   Заповеди первоначального христианства, от которого так далеко ушли все современные церковные корпорации, данные непосредственно Христом (их, собственно, две: «Возлюби Бога как самого себя» и «Не делай ближнему того, чего не хочешь себе»), и первоначальная христианская общинность (если не сказать, христианский коммунизм), при которой собственность вступавших в общину христиан обобществлялась, перенесенные хотя бы в основном на социальное устройство сетевой корпорации, могут дать удивительные результаты. При этом надо учесть, что современные технические средства и достижения грядущей НТР предоставляют возможность воплотить плановую экономику (учет, контроль и распределение) в пределах отдельной корпорации столь полно, что коммунизм превращается в близкую экономическую реальность. При этом при сетевой форме организации общества для воплощения коммунистических принципов уже не нужна «победа социалистической революции в большинстве ведущих экономических стран». Ибо таковых уже не будет.
   Особенности сетевой организации корпорации-государства, созданной на основе христианства, обязательно приведут к возвращению первоначального принципа организации христианской церкви – независимости епископов при отсутствии вертикальной церковной иерархии. Говоря современным языком, сеть христианских корпораций будет пиринговая (одноранговая, децентрализованная, основанная на равноправии участников).
   Именно так жила христианская церковь первые три столетия своего существования: в каждой области (крупном городе) был свой независимый и избираемый членами церковной общины епископ, равный любому другому епископу любой другой области. Епископы областей одной провинции (например, Африки или Азии) собирались на соборы, где председательствовал старейший из них, который если и пользовался званием патриарха, то как почетным, а все вопросы решались соборно, т.е. не большинством голосов, а единогласно. Если кто-то из епископов был против, пусть даже один, то вопрос откладывали на будущее, потому что воля Божья неопровержимо видна только в единогласном соборном мнении. А один несогласный из ста присутствующих как раз и может оказаться носителем божественной воли, как это видно из истории епископа Марка Эфесского, а остальные 99 могут находиться в заблуждении.
   Очевидно, что восстановление таких апостольских принципов организации Церкви, как общинный коммунизм, независимый епископат и реальная соборность, не просто возможно, а необходимо в рамках тех сетевых корпораций, которые изберут своей духовной основой учение Христа. Тем более что сама корпорация в этом случае будет иметь много сходства с позднеантичным городом, где и действовал независимый епископ первых веков христианства, пока его независимость не похоронили византийские императоры, выстраивавшие церковную иерархию в соответствии с территориальным делением и чиновничьей иерархией Византийской империи. С уходом государственной иерархии уйдет и причина существования церковной иерархической пирамиды, основанной на внедуховном принуждении.
   
   Принцип соборности в сетевой цивилизации
   
   Для сетевых корпораций, в основе которых будет заложено первоначальное христианство (православие) «доконстантиновского» толка, на первое место выходит соборный принцип решения вопросов. При этом речь идет о вопросах не только религиозного плана, но и экономических и социальных. Представляя собой в религиозном аспекте независимые христианские церкви с равновеликими епископами, корпорации-«узлы», связанные друг с другом религиозными, экономическими и социальными интересами, должны решать любую задачу как внутреннюю, так и внешнюю на основании принципа соборности, т.е. единогласного решения. Только это сохранит устойчивость связей между ними и возможность дальнейшего развития и выживания в новом сетевом мире.
   Разумеется, «соборы», на которых члены корпорации (если вопрос касается внутрикорпоративных вопросов) или представители корпораций, входящих в определенную сеть (если вопрос касается общей тактики и стратегии действий всей сети) будут не «Освященными», т.е. не церковными (хотя представители религиозных структур соответствующих корпораций обязательно должны входить в состав таких «соборов»), а «Земскими».
   Земский Собор – явление, во-первых, православное, а во-вторых, русское. Появившись при Иване Грозном (сер. XVI в.) как результат инициативы св. митрополита Макария, Земский Собор стал политическим инструментом создания Русского государства Нового времени. Это – уникальный общественно-государственный орган, участники которого были, с одной стороны, выборными представителями народа, а с другой – в большинстве своем занимали те или иные государственные и общественные должности. Таким образом, Земский Собор был одновременно и народным представительством, и государственным органом. Земский собор мог состоять как из депутатов от всех сословий, особенно когда решались общегосударственные вопросы, так и из делегатов лишь от одного или двух сословий, когда решались вопросы узкоспециализированные. Но практически во всех случаях в соборе принимали участие высшие иерархи Русской Православной Церкви, составлявшие Освященный (церковный) Собор в рамках Земского Собора.
   Однако в настоящее время, когда большинство церковных организаций выродились в корпорации – аналоги капиталистических ТНК, стремящихся прежде всего к решению экономических и финансовых задач (говоря словами Библии, служащих мамоне), вопрос о включении таких организаций в Земский Собор вызывает крайнее опасение. Современное «церковноначалие», безусловно, попытается подмять под себя «движение», а подмяв – извратить и превратить еще в один рычаг своего влияния и инструмент финансовых поступлений и использовать такой «выхолощенный» Земский Собор до тех пор, пока он не умрет при переходе в новую эпоху вместе с самой церковной организацией. Так что на первом этапе – создании сетевой структуры, альтернативной капиталистической ТНК, было бы разумно сотрудничать не с представителями официального церковноначалия, а с отдельными представителями тех или иных религий, представляющих именно религиозное учение, а не религиозную организацию. В будущем пути веры и религиозных корпораций будут расходиться все более и более, пока так называемые «церковные организации» не станут полными антагонистами тех религиозных движений, которые они когда-то представляли.
   Сетевой принцип организации, лишенный вертикальной иерархии (пиринговая сеть), более чем какой-либо другой соответствует основному принципу православной соборности – решению всех вопросов единогласно, путем консенсуса. Поэтому соборность, вкупе с религией-«идеологией» должна стать краеугольным камнем сетевой структуры нового типа.
   
   

Методы создания соборной корпорации-государства


   
   Создавать соборную сетевую корпорацию-государство необходимо заранее, до того как Сеть станет новой, окончательно победившей формой организации человеческого обществ, иначе мы рискуем не выжить в переходную эпоху смутовойн и никогда не занять в будущей сетевой формации места, гарантирующего нам суверенное существование. Мы должны войти в Сеть с уже готовой структурой, соответствующей нашим задачам и целям.
   Поэтому уже сейчас в России должен начаться процесс создания необходимой сетевой структуры, включающей в себя те или иные организации экономического, финансового, политического, культурного, образовательного и пр. характера. Эти организации должны базироваться на схожих духовно-нравственных и социальных принципах и в будущем стать «узлами» сетевой корпорации нового типа. Дополняя друг друга и помогая друг другу, оставаясь внешне, формально юридически, независимыми друг от друга, но решая важные вопросы совместной деятельности соборно, они заложат фундамент будущей корпорации-государства «Россия», объединяющей русский народ и другие народы нашей страны, а также все остальные народы (и отдельных людей), пожелавшие присоединиться к ней.
   Уже существующие сейчас производственные, торговые и финансовые организации, культурные, образовательные и научные учреждения, общественные организации, партии, профсоюзы, трудовые коллективы и отдельные люди – политики, философы, писатели и журналисты, художники и любые мастера своего дела – могут и должны объединиться в незримую сеть ради будущего наших народов, ради свободы и благополучия наших детей и внуков, ради спасения нашей цивилизации и Русского мира.
   Занимаясь своей обычной повседневной деятельностью, все эти тысячи и десятки тысяч людей будут объединены сверхидеей спасения и грядущего расцвета русской цивилизации, в лоне которой, как в Ноевом ковчеге, смогут сохраниться и традиционные ценности других народов. Задачей этих организаций должно стать создание фундамента для будущей сетевой корпорации-государства: экономического, финансового, духовного и культурного. Параллельно созданию материальной и духовной базы учеными и философами должны создаваться научно-теоретические наработки для социальной конструкции соборной корпорации-государства.
   Резюмируя сказанное выше, хочу повторить: в настоящее время происходит не только переход от одной социально-экономической формации к другой, но и трансформация в глобальном масштабе формы социальной организации человеческого общества от традиционного государства к Сети. В результате этого исторически детерминированного процесса субъектами будущей социально-экономической формации станут корпорации-государства, схожие по своим функциям с традиционными государствами прошлого, но отличающиеся от них отсутствием территории, гражданства и географических политических центров.
   В грядущей Сети возможны два варианта развития событий:
   1) установление тоталитарной власти корпораций-государств – наследниц современных крупнейших ТНК – в форме электронного концлагеря и сегрегации человечества на рабов и господ с применением для этого технических достижений следующей НТР, что означало бы «конец истории» и быструю деградацию и массовое вымирание человечества;
   2) создание на основе традиционных ценностей пиринговых сетевых организаций – корпораций-государств нового типа, противостоящих тоталитаризму посткапиталистических ТНК и организованных на принципах социальной справедливости и духовности, использовании достижений следующей НТР во благо человечества. Для корпораций-государств, созданных представителями народов русского мира, важнейшее значение будет иметь выбор соборного принципа социального устройства. Создание корпораций-государств нового типа открывает человечеству возможность возвращения к построению общества социальной справедливости, подлинного народоправия и братства людей.
   Победить в борьбе с рвущимися к окончательному закабалению человечества ТНК можно, только начав процесс создания сетевых организаций нового типа уже сейчас, создавая движение, которое станет коллективным сетевым организатором и пропагандистом будущей сетевой соборной корпорации-государства «Россия».
   

Вячеслав МАНЯГИН


   



  Copyright ©2001 "Русский Вестник"
E-mail: rusvest@rv.ru   
Error: Cache dir: Permission denied!

Rambler's Top100 TopList Rambler's Top100
Посадка и уход за садом и огородом

технический дизайн ALBION