17.05.2019: Владимир КРУПИН. ГЛАВНЫЙ ГЕРОЙ ГЛАВНОЙ ВОЙНЫ
   
   
    События истории не могут происходить в разных вариантах, они всегда единственны. Но вот бывает, что они по какой-либо причине искажаются. Но рано или поздно правда о событии торжествует.
   Вот одна из самых значительных в истории Великой Отечественной войны неправда. Кто водрузил Знамя Победы над Рейхстагом? Привыкли считать – это бойцы Егоров и Кантария. Нет, не они. То есть и они тоже. Но гораздо позднее первого знаменосца Победы Григория Булатова.
   Он вятский уроженец из города Слободского. Его отец погиб в первые дни войны. И Гриша сразу помчался в райвоенкомат: «Хочу отомстить фашистам за отца!» По молодости не брали. Семнадцать лет. Но он был настойчив. Послали от военкомата на курсы шоферов. Потом зачислили в войска охраны военных складов и сопровождения эшелонов с военными грузами, и, наконец, в 1943 году Булатов с эшелоном лошадей прибыл на фронт, на самый кровопролитный, Северо-Западный, в Великие Луки. Где и принял боевое крещение. Напомним, что именно там совершил свой исключительный по самоотверженности подвиг рядовой Александр Матросов. После шестидневных боев от роты, в составе которой воевал Булатов, осталось 12 человек. Гриша был замечен как исключительно смелый, ловкий и сообразительный боец и был взят в роту разведки. Воевал так успешно и храбро, что ратным трудом заслужил солдатский орден Славы и две медали «За отвагу». Его очень любили сослуживцы. Всегда веселый, сноровистый, быстрый на решения, отважный до безрассудства. Именно ему в будущей Берлинской операции друзья единодушно доверили нести Знамя.
   Командиром разведчиков был москвич Семен Сорокин, лейтенант. Отличный токарь высшего, шестого разряда, он имел бронь, вдобавок и работал на оборонном предприятии, но так же, как Булатов, рвался в действующую армию. Забегая вперед, скажем, что москвичи из района Щукино, где он жил, свято хранят его память. Так же, как и в Московском авиационном институте (МАИ), в котором он выполнял сложнейшие токарные работы и до и после войны.
   Память об этих разведчиках не может быть занесена пылью забвения, ибо слишком велик их вклад в Победу. Но все дело в том, что их подвиг никак не вписывался в привычные схемы того времени, когда в нашей стране всем и вся руководила коммунистическая партия, а разведчики самостоятельно решили пойти на вершину Рейхстага. Но такое не прощается: компартия не могла, чтобы такое великое событие было совершено без ее указаний и без ее участия.
   Надо сказать, что в Музее Вооруженных сил хранится подлинное Знамя Победы. Именно оно было сшито руками разведчиков Семена Сорокина из алой материи. А на память они отрезали от нее полоску и разделили на восемь кусочков. И потом легко доказали подлинность Знамени. Это превосходно знал маршал Жуков.
   В приснопамятный день 30 апреля 1945 года разведчики ворвались в Рейхстаг. Свинцовая смертоносная метель бушевала непрерывно снаружи и внутри здания. И только Господь сохранил их живыми. Другого объяснения нет.
   Выскочили на чердак, оттуда вылезли в окно и побежали по крыше Рейхстага. От грохота выстрелов не слышно было, как гремело под ногами кровельное железо. Григорий увидел высшую точку на крыше – скульптурную группу, и кинулся к ней. На ходу разматывал красную ткань Знамени. Пули бились в железо и бетон. Со свистом летели осколки.
   «Вятские – парни хватские», – подбадривал себя Григорий, уже почти оглохший от взрывов бомб, разрывов снарядов пулеметных очередей. Страх был, но его подавили охватившие сердце отвага и уверенность, вспыхнувшие в сердце, что вознесется над Берлином Знамя Победы.
   Присел за трубой, привязал к древку полотнище. Оно сразу радостно заплескалось в берлинском, пропахшем кровью и порохом воздухе. А когда развернулось, тут уж Григорий совсем ничего не опасаясь – дело сделано: открыто выпрямился, раскинул руки наподобие креста и крикнул вниз, на площадь перед Рейхстагом: «Всем видно? Знамя всем видно?»
   И его увидели! И бойцы, и маршал Жуков увидел. В стереотрубу. Именно он сам вскоре распорядился отправить великую святыню на вечное хранение в Москву. Именно он при встрече сказал Григорию о том, что его представляют к званию Героя Советского Союза.
   В наградном листе рядового Григория Петровича Булатова написано: «29.04.1945 года полк вел ожесточенные бои на подступах к Рейхстагу, вышел на реку Шпрее. Тов. Булатов был из тех, кому было приказано на подручных средствах форсировать р. Шпрее, пробиться к зданию Рейхстага и водрузить над ним Знамя Победы. Беря с боя каждый метр площади, в 14 часов 30.04.1945 г. ворвались в здание Рейхстага. С ходу захватили выход одного из подвалов, заперев там до 300 немецких солдат гарнизона Рейхстага. Пробившись на верхний этаж, тов. Булатов в группе разведчиков в 14 час. 25 мин. водрузил над Рейхстагом Красное Знамя. Достоин присвоения звания “Герой Советского Союза”».
   Маршал Жуков ехал в Москву и взял с собой знаменосцев из разведроты: лейтенанта Семена Сорокина, рядовых Григория Булатова и Виктора Правоторова на прием в Кремль по личному приглашению генералиссимуса Сталина.
   А там… А там «вождь всех времен и народов» налил Григорию фужер коньяку и сказал: «От тебя требуется еще один подвиг: 20 лет молчать о том, что ты установил Знамя над Рейхстагом. Такова сейчас международная обстановка». Вот так. То есть, по мнению вождя, для международной обстановки было лучше, что Знамя вознесут грузин и русский, а не один русский. Тогда, видимо, возникла в голове Сталина формула ответа на вопрос: кто он по национальности? «Я русский грузинского происхождения». Еще к разведчикам присоединили потом лейтенанта казаха Кошкарбаева.
   
   
   У Мелитона Кантарии не было таких боевых наград, как у Булатова, но было достоинство, которым Булатов не обладал, – Кантария был грузин. И они с Егоровым несли Знамя и укрепляли его у ног германской скульптуры через девять часов после Булатова. В ночь на первое мая. Не под пулями несли. Cмело шагали по крыше поверженной фашистской цитадели. Одетые в штатное воинское обмундирование, они, конечно, не были похожи на бойцов-разведчиков в телогрейках, а их командир лейтенант Сорокин вообще был в неуставной трофейной кожанке.
   Нашей пропаганде была нужна победная установка Знамени над Рейхстагом. Такую и отсняли, и представили наши исполнительные служаки. Такие кадры всегда видели мы, и справедливо полнились наши сердца гордостью за нашу армию.
   Пора, давно пора поклониться могиле первого знаменосца Победы Григория Булатова. К чести его вятских земляков, на его родине это совершено. Установлен ему памятник, отчеканена памятная медаль, снят хороший фильм «Солдат и маршал» Марины Дохматской и Бориса Свистунова. Но повсеместной, широкой, общероссийской правдивой известности о нем пока нет. И общемировая известность нужна. Не стометровку бежал – шел фактически на верную смерть.
   А далее все в его жизни после подвига и уже до самой его кончины было горько и тяжело. Из Кремля его повезли на дачу. Он потом говорил, что это была дача Берии. Такой тогда у Григория был невероятный день: встреча с маршалом Жуковым, с вождем, Кремль, ожидание Звезды Героя и тут же неожиданная просьба молчать двадцать лет… – все смешалось в его голове. А коридорная, в белом кружевном фартучке, была так любезна, прямо сама льнула к солдатику, говорила, как счастлива ухаживать за ним. Да он ее и не коснулся, руки не протянул. Он и парнем-то был нецелованным, стеснялся девушек. А эта девица повалилась вдруг на пол, задрала юбку, оголилась и завизжала: «На помощь!»
   Через секунду – значит, стояли у дверей, ворвались офицеры, избили Григория, скрутили, утащили в «черный воронок», а девица под их диктовку написала «показания», как рядовой Булатов хотел ее изнасиловать.
   И дали герою войны 15 лет за «попытку изнасилования». И такой метод, кто не знает, пусть узнает, наши и эмвэдэшники и кагэбэшники использовали во многих случаях. Старшее поколение должно помнить, что так же посадили футболиста Эдуарда Стрельцова, знаменитого Стрельца. Повезли после матча за город, на дачу, так же подкатили девицы – вот и все. Но это был футболист все-таки.
   А здесь человек, поставивший точку в Великой Отечественной войне. Он не просто герой – он русский человек в чистом виде, который берет на себя самое трудное. Но не вписывался он в каноны партии и правительства! Все же должно было свершаться по их указаниям!!!
   К штурму Рейхстага было подготовлено девять знаменных групп: у каждой – Знамя, у каждой задание – установить его на крыше. На одну группу не надеялись – убьют, другие дойдут. Расчет суровый, но это вой­на.
   А тут незапланированная разведрота из армии Шатилова. Разведчики, которым позволено действовать самостоятельно. Они и загорелись. Они видывали такие виды, бывали в таких переплетах, а уж что говорить об общем любимце Грише Булатове. Самый молодой! И на всех снимках он стоит на первом плане, совсем парнишка полный радости. И снимки обошли многие центральные газеты. А делали снимки фотокоры и «Правды», и «Красной Звезды», и «Комсомольской правды». Ясно, что не так просто ставили на первое место Григория.
   Но потом уже снимков этих не появлялось нигде вплоть до 70-х годов.
   А как же 20 сталинских лет? Да никак. О них Григорий помнил. И о нем маршал Жуков и генерал Шатилов помнили. Им из заключения писал Булатов. Его, по их ходатайству, освободили в 47-м. Он еще два года шоферил в Группе Советских войск в Германии, потом вернулся в Слободской. И жил, и молчал. А маршал Жуков впал в немилость.
   Давайте представим жизнь Григория. Он держал слово, данное вождю. Работал водителем, мотористом на речном катере, слесарем на фанерном комбинате «Красный якорь». Но когда прошло 20 лет, сказал друзьям – те высмеяли. Да и какие уже там были друзья, друзья-собутыльники. И попробуй не выпить, когда тебя считают лгуном, самозванцем. Какой ты герой, когда во всех учебниках значатся другие знаменосцы. Да еще надо сказать, что, несомненно, Григория вели незримые цепкие руки спецслужб. И подпаивали, и втравливали в драки. Нашли в доме банку краски – протокол: ворованная. Вторая судимость тут же. Кто там будет разбираться, за что была первая. Вскоре схватил и третью. Поцапался по пьянке. Другому бы простили – его за решетку. Ну какой же он герой после этого? Героев в школу приглашают перед ребятами выступать, а тут дядька, которого дети и у пивной видели, какой же это пример для подражания.
   Да что говорить: когда сам маршал Победы в немилости и у Сталина, и у Хрущева, кто там будет заниматься рядовым солдатом.
   За два дня до его ухода с земли в Слободском появились двое крепких мужчин в штатском. В день кончины Григория Петровича (еще никто не знал о трагедии – свидетельство дочери и зятя. – В.К.) они заявились к нему домой, изъяли его записи, письма к нему маршала Жукова и генерала Шатилова. Эти письма были. В частности, жена вспоминала строчки Жукова: «Гриша, ты топтал сапогами Рейхстаг, растопчи ими проклятую бутылку». Зять вспоминал, что Григорий Петрович оставил много записей о войне и в конце войны.
   Бог мне простит, уверен, что смерть Григория Булатов не была самоубийством. Он мешал легенде о Знамени Победы. Сейчас это все исследовано досконально. Свидетель снятия тела из петли указывает на высокую трубу под потолком. Как невысокий ростом человек мог привязать за нее веревку и как без какой-либо подставки влез в петлю? Прямо с пола? Нет, его, скорее всего, повесили. Повесили и закрыли дело. Ни следствия, никаких выводов.
   Это очень напоминает гибель Сергея Есенина. Тоже труба под потолком, тоже непонятно, как привязанная к ней веревка.
   Свидетель и участник подвига однополчанин Виктор Правоторов, призванный из Макеевки, который помогал Григорию нести Знамя, оставил на Рейхстаге гордую надпись (есть фотография): «Мы из Донбасса! Знай наших!» И его судьба трагична. Он не ждал 20 лет и рассказал о штурме. И вскоре погиб якобы от того, что взялся руками за оголенные провода под напряжением. И это фронтовой разведчик. Кто поверит?
   Вот хроника водружения Знамени.
   - Первая – бегут разведчики Семена Сорокина.
   - Следующий кадр: Булатов укрепляет древко. Рядом Сорокин, за ними – Правоторов.
   - Вторая съемка, отредактированная: разведчики бегут, но кадр уже со спины. Прикручивает Знамя уже не Булатов в пилотке, а воин в шлеме танкиста.
   И в воспоминаниях маршала Жукова время установки знамени 29 апреля 14:25 по московскому времени. Да, еще шли бои, но уже Знамя Победы, вдохновляя, реяло над поврежденным исчадием ада.
   Совсем не поздно нам, живым, требовать подробного исследования жизни и кончины героя войны Григория Петровича Булатова. Каково ему было жить с кличкой Гришка-рейхстаг. От обиды и боли он даже эти слова вытатуировал на своем теле. Осуждаете? А вы примерьте его судьбу на себя.
   Нельзя, чтобы ложь, даже красивая, продолжала жить в истории. Думаю, это и грузинам, и казахам не надо. Фактически был затравлен, доведен до самоубийства или, скорее всего, убит национальный герой русского народа. И от этого очень тяжело.
   



  Copyright ©2001 "Русский Вестник"
E-mail: rusvest@rv.ru   
Error: Cache dir: Permission denied!

Rambler's Top100 TopList Rambler's Top100
Посадка и уход за садом и огородом

технический дизайн ALBION