30.05.2019: ПЕЧАЛЬ И ГОРДОСТЬ НАШИХ ДУШ – АФГАНИСТАН
   
   
   
    Прошло 30 лет с тех пор, когда после десятилетнего исполнения интернационального долга советские войска с честью и достоинством вышли из Афганистана.
   Для нас, воинов-интернационалистов, эта война была и остается частью нашей жизни, в которой мы в суровых боевых условиях, выполняли приказ, отданный от имени народа и Родины, проявляя образцы мужества, доблести, любви и уважения к Отечеству.
   Каждый день службы в Афганистане памятен. Каждый из боевых эпизодов незабываем. С особым чувством гордости за нашего солдата вспоминаю, как осенью 1987 года ко мне прибыла делегация солдат 149-го МСП, подлежащих увольнению и практически ожидавших очередной рейс самолета на родину. Все они имели большой опыт участия в боевых действиях, и суть их обращения состояла в просьбе направить их для участия в боевой операции «Магистраль» вместо только что прибывших на пополнение молодых солдат. «Их же как цыплят перестреляют» – был главный аргумент дембелей. Посоветовавшись с командиром, мы вышли с такой просьбой на командарма и получили добро. Четверо из старослужащих, добровольно пошедших на операцию, вернулись из нее домой в цинковых гробах. Слезы наворачиваются при воспоминании этих событий. В какой армии, у какого народа найдутся такие примеры героизма и самопожертвования «за други своя»?
   Никогда не забуду еще один эпизод, связанный с личным участием в разрешении неожиданной боевой ситуации, связанной с принуждением душманов к выдаче тела убитого солдата. Почему-то сразу параллельно всплывает в памяти маразматическое заявление с трибуны Съезда народных депутатов известного физика, бессовестно втянутого в политику пятой колонной, о том, что 40-я армия бросает на поле боя погибших – кощунственней ничего придумать было нельзя. Да были плененные, как правило, не в боевых ситуациях, да были и перебежчики, в основном наркоманы, но чтобы предать погибших в бою – это злонамеренная выдумка для компрометации советского солдата со стороны тех, кто вольно или невольно служил нашему извечному противнику.
   Истины ради хочу описать события, связанные с вызволением от душманов тела погибшего в бою разведчика сержанта Баденчука.
   Утром 18 февраля 1988 года от командарма лично я получил задачу – выехать в Багланы, разобраться и доложить о причинах дезертирства с оружием рядового Хадимуродова. Срочно сформировав группу из офицеров управления дивизии, прокуратуры и особого отдела, я отправился в Багланы, где боевую службу нес 2-й батальон 149-го МСП.
   Встретив в штабе батальона его командира, недавно прибывшего из Союза и еще не имеющего боевого опыта, я получил от него первичную неутешительную информацию о происшествии. Мало того что действительно солдат-наркоман сбежал с оружием, но и в результате безграмотно организованных комбатом его поисков в зеленке, где были укрепления духов, построенные и обороняемые при содействии американских и английских советников, была брошена застрявшая в арыке БМП и рядом с ней убитый снайпером сержант (два раненых прапорщика отправлены в госпиталь. – Л.П.). Доложив полученную информацию командарму и командиру дивизии, я попросил необходимого боевого усиления, так как подразделения батальона находились на заставах, охраняющих дорогу на Кабул и других объектов и почти не имели артиллерии. Я лично знал погибшего сержанта по его боевой работе и по толковым предложениям при анализе итогов боевых действий. Буквально несколько дней назад сержант Баденчук, как и другие лучшие воины, был принят в ряды КПСС.
   Командир дивизии полковник В.В. Рузляев оперативно отправил к месту событий разведывательную роту и батарею самоходной артиллерии 149-го МСП.
   Пока выдвигались артиллеристы и разведчики, мы, организовав огневое взаимодействие рядом находящихся застав, попытались имеющимися танками эвакуировать застрявшее БМП. Однако, несмотря на мужество танкистов, сумевших под шквальным огнем зацепить и начать буксировать БМП, одному из танков душманы разбили гусеницу из гранатомета, а второй – зарылся в землю и сел на днище. И хотя танкисты огнем из орудий и пулеметов не подпускали к себе противника было страшно за них, так как ночью эта опасность усилится кратно. Не помогли и содействие седовласых местных старейшин, а также поддержка наших действий отрядом ХАД (служба государственной безопасности в Демократической Республике Афганистан). Душманы вместо переговоров со старейшинами обстреляли их, а наступающих хадовцев встретили огнем на поражение, убив командира отряда и ранив несколько бойцов.
   За время службы в Афганистане я неоднократно вместе с другими военно­служащими и журналистами переживал минуты обстрелов, взрыва мин, подрыва техники на фугасах, видел трассы ДШК, тянущиеся, как щупальцы смертельно опасного зверя, к нашему вертолету – все воспринималось как будто не со мной, как в кино. Тут же, пробираясь вместе с хадовцами к месту гибели сержанта, я испытал настоящий страх, когда одна из пуль снайпера пролетела, едва не касаясь головы и воздушным потоком задевая лицо, а вторая вошла в поднятую над арыком, где я оказался в мгновение ока, фуражку. Слава Богу пронесло. Тогда я – официальный атеист, впервые перекрестился. А обстановка драматизировалась с каждым часом.
   Пройдя сложнейшим горным маршрутом от Северного Кундуза до Баглан, только к вечеру подошли разведчики. Узнав о том, что убит их коллега, известный всем в дивизии своей храбростью и героизмом, сурово пообещали отомстить и вернуть его тело в любом случае. По-разведчески толково и скрытно в основном ползком, они выдвинулись к танкам и заняли круговую оборону. А когда ночью духи попытались взять подбитую технику, организовали им неожиданную встречу. Всю ночь шла интенсивная перестрелка, переживания этой ночи за человеческие жизни наших прекрасных ребят стоили мне седых волос. Утром над ямой, в которой мы с офицерами управления и заместителем командира 149-го полка, прибывшим с разведчиками, организовали пункт управления боем, весь кустарник был буквально подстрижен душманскими пулями, а что творилось в центре боя – тяжело было представить. За ночь к месту боя подтянулась артиллерия и эвакуационная группа, мощная звуковая установка – для переговоров с духами. Утром наши переговорщики на языках противника объявили, что если духи не отдадут убитого и не позволят вывести боевую технику, то познакомятся с огневой мощью нашей артиллерии. Каково было наше удивление, когда так же, через громкоговорящее устройство, мы получили на чистом русском языке ответ: «Шурави, а вы придите и получите». И мы пошли при такой поддержке САУ и реактивных установок, что духи прекратили всякое сопротивление. Видимо, не рассчитывали, что мы сможем за ночь подтянуть такие силы. За несколько часов была эвакуирована боевая техника, и, слава Богу, вышли все разведчики – они были живы и только единицы имели легкие ранения. Со слезами на глазах обнимал каждого из них и дал команду всех представить к наградам. После того мы объявили духам, что делаем огневое затишье на три часа, а если за это время они не выдадут тело разведчика, то будем бить по всему укрепленному району, его командным пунктам и тылам, а потом придем в гости. В ответ – тишина, и тогда духам пришлось убедиться, что мы не блефуем. Имеющие­ся разведданные позволили вести огонь так, что вскоре загорелись духовские казармы, начали взрываться склады с имуществом и боеприпасами. Периодические обстрелы велись всю ночь, а утром тот же голос из афганского громкоговорителя запросил перемирия, и духи с белыми тряпками вынесли тело воина, не забыв снять с него сапоги. Сбежавший из части с оружием наркоман через два года с почетом вернулся на родину. Чествовали его, как героя, не только представители власти и средств массовой информации Таджикистана, но и зараженные горбачевской бациллой поддержки негодяйства газета «Известия» и ряд каналов центрального ТВ.
   К сожалению, в истории нашей страны бывали времена прославления на государственном уровне подлецов и преступников, по этому признаку и ряду других действий политического руководства страны все более чувствовалось приближение очередного смутного времени. Война, как ничто, объективно показывает силу или слабость политического и военного руководства страны. Игнорирование стратегических интересов страны, законов военного строительства под маской «нового политического мышления» было видно не только офицерам, но и солдатам, воюющим в Афганистане. Люди, каждый день рискующие жизнью, острее чувствовали правду и не стеснялись высказывать ее. Озабоченность рядом решений, а точнее, бездействием Москвы по вопросам межнациональных отношений и борьбы с религиозным экстремизмом на окраинах, высказывали и партийные, и советские работники Таджикистана и Узбекистана, с которыми мне приходилось тогда общаться. И до Афганистана докатывались волны столичных дискуссий и митинговщины. Еще будучи в Афганистане, в конце 1987 года начальник особого отдела дивизии принес мне на нескольких страницах машинописный текст выступления Б.Н. Ельцина на Октябрьском 1987 года пленуме ЦК КПСС. Читая этот текст, мы пришли к выводу, что в руководстве партии есть человек, объективно видящий недостатки нашей системы и пути их разрешения. Чего греха таить, в это время мы все на «кухонном» уровне обсуждали недостатки деятельности Горбачева, и других политиков, и «выдающихся экономистов». Считали недомыслием ряд положений нового политического мышления, особенно в сфере военного строительства и государственной безопасности. Каково же было мое удивление, когда уже в ЦК КПСС я прочитал стенограмму истинного выступления Ельцина на пленуме: ничего из того, что было в записке самиздата, не было и в помине, лишь обеспокоенность личной судьбой и просьба помиловать не посмертно, как это у нас принято! Для меня было ясно, что готовится «всенародно любимый вождь. Кем и для чего? – я догадывался, а время подтвердило мои догадки. Уже потом стало известно, как ЦРУ классически сыграло на якобы противоборстве двух советских политиков, на самом деле услужливо находящихся на поводках в руке Дяди Сэма – вся разница в длине поводков: один – на длинном бездарно мотался в поиске многочисленных иностранных наград и званий за счет стратегических государственных уступок Советского Союза, а другой, как таран, пьяным лбом рушил все, что создавалось народом десятилетиями. Гордыня и шкурные интересы вели одного и другого по жизни и служебной лестнице, и ни капли ответственности за судьбу страны и русского народа. Это сейчас почти каждый, даже бывшие ельцинские гвардейцы знают об участии и руководящей роли старой церэушницы Е. Бонэр и партийного оборотня Бурбулиса в ельцинских поездках на трамвае, посещении очередей в магазине, панибратских беседах с толпой, сдачи партбилета и перебранок с Горби, а также хорошо организованного и проведенного политического спектакля в Беловежской пуще, с последующим развалом СССР и приходом к власти людей, предавших не только декларируемые ранее идеалы, но и нанесших всем сферам жизнедеятельности страны сокрушительный удар, не сравнимый даже с поражением в войне. А тогда народ, жаждущий перемен, бездумно поддержал грубую церэушную подделку: «Борис, ты прав!».
   Не зря Д. Буш по результатам этой грандиозной аферы откровенно заявил, что «победа Ельцина в России – это наша победа, победа ЦРУ».
   В начале марта 1988 года, я получил приказ министра бороны СССР о зачислении меня кандидатом для учебы в академии Генерального штаба и принял эту весть с благодарностью, осталось выжить до мая, а там – отпуск, а там – академия. Но истина, что мужик предполагает, а Бог располагает, была и остается незыблемой. В конце марта этого года я был приглашен в Москву, где получил предложение на работу в Административном отделе ЦК КПСС. Вот тут я чуть ли не оказался в роли Буриданова осла: и туда хочется, и туда. Многие сослуживцы советовали выбрать академию. Я откровенно сказал о своих сомнениях на беседе в ЦК, где уважительно дали мне возможность для размышлений. Мудрый В.И. Варенников, узнав о моих сомнениях сказал, что лучшей академии управления, чем аппарат ЦК КПСС, нет, да и отказываться от предложений руководства партии – глупо, что он осознал это на собственном опыте, не сказав, каком.
   15 апреля я получил команду прибыть в Москву, сдав должность своему заместителю и попрощавшись с боевыми друзьями, 16 апреля я навсегда покинул Афганистан.
   Фраза президента Афганистана Наджибуллы: «Ваш Горбачев нас предаст. Да и вас самих тоже. Но запомните – тогда больше союзного вам Афганистана уже никогда не будет. Потому что афганцы не забывают предательства», – оказалась не только пророческой, но и укором всем нам, безропотно терпящим вместо вождей беспринципных карьеристов, политических приспособленцев и просто предателей. Надо признать, что в стране было немало поддерживающих лукавых говорунов, а значит, общество еще ранее опустилось до уровня существующей власти. Прости Господи, за это определение, но оно не является осуждением, а лишь констатацией.
   Мне, как и многим, до сих пор стыдно за аморальные и требующие правовой оценки действия Горбачева, Яковлева, Шеварднадзе, Ельцина и других инициативно и сознательно рушивших многовековую империю.
   Истинный суд истории еще ждет всех приложивших руку к развалу СССР.
   Продолжившие горбачевскую международную политику Б.Н. Ельцин и его министр иностранных дел А. Козырев встали на путь прямой поддержки американских инициатив в Афганистане, прекратили всякую экономическую и политическую поддержку просоветских сил. В свою очередь, ЦРУ усилило всяческую поддержку талибов и всестороннее давление на их противников. Но даже в этих условиях власть Наджиба продержалась три года.
   Уверен, что если бы не наше предательство, то пророссийская власть в Афганистане была бы и по сей день. А в таком варианте миру не пришлась бы пережить трагичные и кровавые события в Ираке, Ливии, Египте, Сирии и других странах, а также цепь проамериканских «цветных псевдореволюций». Американские войска, пришедшие после нас в Афганистан, будут постоянной угрозой России в ее южном подбрюшье.
   В заключение хочу сказать несколько фраз о различных общественно-политических организациях воинов-интернационалистов. Изначально их создание и функционирование были пущены на самотек, без доброго и нужного влияния государственных структур. А предоставление различных льгот таким организациям реализовало чью-то задумку «Разделяй и властвуй». Каких только организаций ни появилось тогда, в погоне за льготами. В некоторых регионах их насчитывалось по нескольку десятков, нередко непримиримо враждующих меж собой. Естественно, что пострадавшие в войне и особенно инвалиды должной помощи от таких организаций не получали, да и народ не ощутил силы своих защитников, когда уничтожалось его государство СССР. Ряд организаций существовал и существует для политического обслуживания своих лидеров, отдельные действительно защищают интересы участников боевых действий. Основная же масса бывших афганцев, добросовестно служа и работая, исполняла и исполняет свой долг перед родиной, семьей и друзьями, недоверчиво относясь к политическим тусовкам и их организаторам.
   Недавно президент США Трамп заявил, что война в Афганистане развалила Советский Союз. Наверно, он прав в том плане, что либералы во главе с Горбачевым максимально использовали эту войну как инструмент для развала страны.
   С другой стороны, я уверен, что если бы во время сдачи Советского Союза без боя его верховным главнокомандующим в стране нашелся политик или полководец призвавший афганцев на защиту Отечества, мы не познали бы самого крупного и позорного поражения страны за всю ее историю.
   

Леонид ПЕТУХОВ,
   генерал-майор в отставке, член Союза писателей России,
   начальник политотдела 201-й Гатчинской
   дважды Краснознаменной мотострелковой дивизии в 1986–1988 гг.


   



  Copyright ©2001 "Русский Вестник"
E-mail: rusvest@rv.ru   
Error: Cache dir: Permission denied!

Rambler's Top100 TopList Rambler's Top100
Посадка и уход за садом и огородом

технический дизайн ALBION