04.10.2019: ПОЧЕМУ МЫ НЕ ИСПОЛНЯЕМ СЛОВА ХРИСТА?
   
   
   
   
   В Евангелии есть прямая речь Христа, донесшая до нас Его высказывания на разные темы. Казалось бы, для нас эти свидетельства воли Божьей, выраженной практически в приказном порядке («Не называйтесь!», «Не говорите!», «Не уподобляйтесь!» и т.п.) должны стать руководством к действию. Как ни странно, однако некоторые из этих высказываний христиане не только игнорируют, но и поступают наперекор им. Приведем примеры, взятые из Евангелия от Матфея. Я не стал указывать главы и стихи, как это обычно делают, но любой желающий может убедиться, что это точные евангельские цитаты.
   
   

Об именовании друг друга


   
   «Тогда Иисус начал говорить народу и ученикам Своим и сказал: “На Моисеевом седалище сели книжники и фарисеи; итак, все, что они велят вам соблюдать, соблюдайте и делайте; по делам же их не поступайте, ибо они говорят и не делают: связывают бремена тяжелые и неудобоносимые и возлагают на плечи людям, а сами не хотят и перстом двинуть их; все же дела свои делают с тем, чтобы видели их люди: расширяют хранилища свои и увеличивают воскрилия одежд своих; также любят предвозлежания на пиршествах и председания в синагогах и приветствия в народных собраниях, и чтобы люди звали их: учитель! учитель!”»
   «А вы не называйтесь учителями, ибо один у вас Учитель – Христос, все же вы – братья; и отцом себе не называйте никого на земле, ибо один у вас Отец, Который на небесах; и не называйтесь наставниками, ибо один у вас Наставник – Христос».
   Когда мы именуем священнослужителя «отцом» (иногда даже «святым отцом» на католический манер), «батюшкой», то даже не вспоминаем эти слова Христа. Но ведь для чего-то Он их сказал? Возможно, для того, чтобы «батюшка», гордо шествующий между почитателями и (в основном) почитательницами с таким видом, будто и Христос ему не брат, пророчествующий и благословляющий направо и налево, протягивающий с удовольствием руку для поцелуев, хоть иногда вспоминал, что «все мы — братья».
   Гордыня – она такая… гордыня.
   
   

О молитве


   
   Утренние и вечерние молитвы, акафисты, правила ко Святому Причащению стали для нас обыденностью. Мы читаем молитву за молитвой и не вспоминаем слов Христа, который сравнил любителей многословных молитв с язычниками:
   «А молясь, не говорите лишнего, как язычники, ибо они думают, что в многословии своем будут услышаны; не уподобляйтесь им, ибо знает Отец ваш, в чем вы имеете нужду, прежде вашего прошения у Него».
   Сам Господь молится краткими молитвами, идущими от сердца: это и Молитва Господня, и Его Моления о чаше в Гефсиманском саду. Более того, «лицемерно долгая» молитва, по словам Христа, лишь усугубляет осуждение и даже стоит в одном ряду с «поеданием» домов вдов:
   «Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что поедаете домы вдов и лицемерно долго молитесь: за то примете тем большее осуждение».
   Отсюда вытекает и другое, наряду с краткостью, требование к молитве со стороны Христа – нелицемерие и непубличность молитвы:
   «И, когда молишься, не будь, как лицемеры, которые любят в синагогах и на углах улиц, останавливаясь, молиться, чтобы показаться перед людьми. Истинно говорю вам, что они уже получают награду свою. Ты же, когда молишься, войди в комнату твою и, затворив дверь твою, помолись Отцу твоему, Который втайне; и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно».
   Я вовсе не призываю отказываться от чтения акафистов, канонов, утренних и вечерних молитв, но, возможно, короткий вздох к Богу будет услышан Им быстрее, чем несколько часов славословий вперемешку с непонятными древними словами, прочитанных, «потому что так надо», или из страха, что «Бог накажет». Другое дело, если акафист рвется ввысь от души, как песня в праздничный день. Только много ли среди нас таких молитвенников, для которых молитва, как воздух? Вот и получается, что правило мы вычитываем, как лицемеры – по обязанности, а не по душе – из страха, а не от любви. Нужна ли такая молитва Господу?
   
   

О торговле в храме


   
   Купля-продажа в храме – то, что больше всего осудил Христос, тут он не ограничился словесным внушением, а перешел к действию и, как известно, изгнал из храма не только торговцев, но и покупателей:
   «И вошел Иисус в храм Божий и выгнал всех продающих и покупающих в храме, и опрокинул столы меновщиков и скамьи продающих голубей, и говорил им: написано – “дом Мой домом молитвы наречется”, а вы сделали его вертепом разбойников».
   В 76-м правиле VI Вселенского собора дан не только запрет на храмовую торговлю, но и предусмотрено наказание за нее – отлучение от Церкви:
   «Никто не должен внутри священных оград корчемницу, или различныя снеди поставляти, или иныя купли производити, сохраняя благоговение к церквам. Ибо Спаситель наш и Бог житием своим во плоти, поучая нас, повелел “…не творити дому Отца Своего домом купли”. Он и пеняжникам рассыпал пенязи, и изгнал творящих святый храм мирским местом» (Иоан. 2, 15–16). «Посему аще кто будет обличен в реченном преступлении: да будет отлучен» (Ап. 73; Трул. 74, 97).
   В недавнее посещение Троице-Сергиевой лавры я насчитал более полутора десятка магазинчиков, ларьков со «снедями», столовую и довольно обширные лавки с ювелирными изделиями отнюдь не религиозного характера, посудой, одеждой и прочим. Но такое впечатление, будто многочисленных православных паломников это не только не возмущает, но и кажется им удобным: ведь так приятно после долгих молитвенных бдений посидеть в кафе в самих Святых вратах, купить понравившуюся книгу, сувенир, рубашку в стиле а-ля рюсс или сережки жене и дочке.
   Когда напоминаешь им слова Христа и правила Церкви, то встречаешь искреннее недоумение: ну ведь надо Церкви на что-то жить?! Ну кого-то гонял Господь по Иерусалимскому храму 2000 лет назад. Что ж нам теперь, котлеты де-воляй не доедать? Кому будет лучше, что мы голодными останемся?
   Христос, говоришь, сказал… Ну а мы-то тут причем?
   
   

Вячеслав МАНЯГИН


   



  Copyright ©2001 "Русский Вестник"
E-mail: rusvest@rv.ru   
Error: Cache dir: Permission denied!

Rambler's Top100 TopList Rambler's Top100
Посадка и уход за садом и огородом

технический дизайн ALBION