17.10.2019: МОЙ ЕСЕНИН. НЕ ОТДАМ ЕГО ВРАГАМ!
   
   
   
   
   
   В 1925 году погиб Сергей Есенин, 94 года прошло после этой трагедии, и все это время нам упорно навязывают мысль о том, что поэт покончил жизнь самоубийством. Эта позорная версия стала официальной, многих людей заставили поверить в нее. Патриотические журналы мало кто из рядовых людей читает, а вот газета «Невское время» была популярной и доступной. У меня сохранились публикации из нее о поэте Николае Николаевиче Брауне, где он рассказывает о своем отце. В интервью журналист спрашивает его: «Каким образом в тот роковой для Есенина декабрьский день 1925 года Браун-старший оказался в “Англетере”?» Н. Браун-сын отвечает: «В редакцию журнала “Звезда”, где в ранний час были двое – Николай Браун и Борис Лавренев, позвонили из “Англетера” и попросили обоих прийти, сообщив, что Есенин покончил с собой… Первоначальные фотоснимки, которыми мы сегодня располагаем, подтверждают то, что мне рассказывал отец. Левый глаз у Есенина выбит. В ноздрях застыла жидкость, очень напоминавшая головной мозг. Череп пробит в лобной части. Две вмятины чуть повыше переносицы. На мой вопрос, которая из ран оказалась смертельной, отец сказал: “Та, что под правой бровью”.
   
   Не было ни посинения лица, ни высунутого языка. Браун с Лавреневым категорически отказались подписаться под протоколом, где говорилось, что Есенин покончил с собой» (Невское время, ноябрь 2008 г. – Авт.). И лицо на газетном портрете, и эти смелые слова говорят о благородстве и честности этого прекрасного человека. А Борис Лавренев на второй день после смерти поэта опубликовал в «Красной газете» статью «Казненный дегенератами», в которой говорил: «Мой нравственный долг предписывает мне сказать раз в жизни правду и назвать палачей и убийц палачами и убийцами, черная кровь которых не смоет кровяного пятна на рубашке замученного поэта».
   Нелегко мне, простому человеку, перейти к дальнейшему изложению накопившихся за последние годы мыслей, но молчать нельзя. Слишком серьезные материалы о поэте хранятся у меня в папке. Замалчивать их, как замалчиваются они уже 30 лет, – преступно. «Вовремя сказанное слово» – так названа публикация о талантливой женщине Ноне Юрьевне Голиковой. Не только высокое творчество отличает ее, но и смелость, честность. В ходе интервью журналист спрашивает ее: «Не могу не затронуть еще одну тему – смерти Есенина, вокруг которой до сих пор столько споров. А как считаете вы: убили его или же это самоубийство?» Голикова отвечает: «Для меня нет никаких сомнений: конечно, его убили». Это из «Литературной газеты», прежней, теперь она другая.
   Великое дело сделали мужественные люди, истинные патриоты: Федор Морохов, Иван Лысцов, Эдуард Хлысталов, оставив нам свои труды о гибели Сергея Есенина. Они, независимо друг от друга, еще 30 лет назад сказали то, что мы все должны знать: Есенин жестоко убит! Все остальные версии от лукавого. Ссылаясь здесь на этих уважаемых людей, цитируя их, я хочу донести их мысли, правду о Есенине не только до рядовых русских людей, зомбированных клеветниками, но и до совсем вышестоящих, увы, похоже, тоже зомбированных.
   Своей публикацией «Трагедия Есенина – поэта-пророка» (Русь, 1992 г. – Авт.) Федор Морохов, доктор мед. наук, профессор, убеждает нас в том, что смерть Есенина – это «убийство по политическим мотивам, с нанесением жестокой травмы головы, и последующая имитация самоповешения». Ф. Морохов изучил акты предварительного дознания, посмертной маски, свидетельство о смерти, воспоминания близких людей о последних днях жизни поэта и пришел к выводу: Есенин не самоубийца, а жертва политического террора. Версию о самоубийстве газеты в первый же день сделали официальной. Факты, подтверждающие убийство, были засекречены. Говоря об участии Есенина в работе общества имажинистов, автор пишет: «Убедившись в невозможности преодоления фанатизма имажинистов, Есенин резко и принципиально порвал с ними, вплоть до разрыва дружеских взаимоотношений. Имажинистскую группу называли “орденом” неизвестной ложи, ее заседания посещал Троцкий, который, как и Бухарин, по данным Н. Берберовой, был масоном. Не был ли Есенин наказан за выход из “ордена”, как того требовал масонский ритуал?» Привлекательная славянская внешность Есенина, поэтический талант, его патриотизм – «все эти качества, характерные для настоящего русского интеллигента, не устраивали разрушителей России, окружающих его явных и скрытых врагов, которые и начали против него жестокую и коварную борьбу. В ход были запущены все средства: психологическая травля и дискредитация поэта, создание провокационных ситуаций и конфликтов, скандалов в общественных местах с приводом в милицию, составлением обвинительных протоколов и открытием судебных дел.
   Отправляясь в Ленинград, Есенин думает о создании собственного журнала, мечтает написать цикл стихов о России под названием «Снежник». Творческая активность Есенина в последние два года была настолько велика, что представить ее исходом самоубийство невозможно. Ф. Морохов не у кого не заимствует, сам делает выводы: «Анализ имеющихся материалов дает все основания утверждать, что Есенин был убит нанесением тяжелых травм головы, особенно лба, переносья, носа и глаз, с повреждением костей черепа и головного мозга, а также органов брюшной полости с кровоизлиянием в нее. С целью имитации повешения (самоубийства) тело было привязано к трубе центрального отопления под самым потолком, на высоте пяти метров, причем привязано “не мертвой петлей, а только с правой стороны шеи”. И как обращение ко всем нам двадцатисемилетней давности можно воспринять эти слова: “Выяснение правды о трагической гибели Есенина необходимо для того, чтобы память о нем была достойна его величия, чтобы прекратился поток клеветнических измышлений, оскорбляющих его имя”».
   Очерк Ивана Лысцова «Убийство Есенина» опубликован в журнале «Кубань» в 1990 году. И. Лысцов, увидев впервые посмертный снимок Сергея Есенина, пишет: «Смотреть на фотографию мертвого поэта тяжело. Она вызывает острое чувство жалости к Есенину и негодования к его палачам. Видя воочию страшные повреждения на голове и теле поэта, заснятого в покойницкой, недоумеваешь, как могла так долго продержаться официальная, пущенная в народ лживая версия о “самоубийстве” Есенина? Конечно же, он был зверски убит. Достаточно поглумившись над поэтом, убийцы затем инспирировали самоповешение своей жертвы». А гнусная версия все держится и держится. У нее мощная поддержка специалистов Института мировой литературы Академии наук. Мировая поддержка в лице Н. Шубниковой-Гусевой, О.Л. Прокушева, которые все «выясняют обстоятельства», все ищут и не могут (или не хотят? – Авт.) найти «документальные подтверждения» и «неопровержимые данные» убийства Есенина.
   «В том, что Сергей Еcенин был сначала зверски убит, а потом, истекающий кровью, подвешен к трубе парового отопления, то есть, по существу, (ритуально) казнен, можно не сомневаться» – пишет И. Лысцов. Он приводит данные медицинской экспертизы; «Если у покойного “хрящи гортани целы”, то о каком “самоубийстве” может идти речь? Известно, что у повесившегося хрящи гортани под тяжестью тела сминаются и даже разрываются, подобно пружине. Язык же вываливается изо рта, придавая лицу страшное выражение. Есенин не был даже захлестнут петлей, и ничего подобного с ним не произошло. На основании чего в таком случае была внедрена и господствовала у нас в стране позорная версия о “самоубийстве” Есенина?» А основание положил разрушитель России Лейба Бронштейн-Троцкий. Ему нужна была мировая революция, и все русское – культура, традиции, духовность – мешало ему, стояло на его пути. На XIII съезде партии в мае 1923 года он пламенно возглашал: «Революцию, товарищи, революцию социальную такого размера, как наша, в белых перчатках делать нельзя! Прежде всего, это нам доказывает пример Великой Французской революции, которую мы ни на минуту не должны забывать. <…> Уступчивость, мягкотелость история никогда нам не простит. Если до настоящего времени нами уничтожены сотни и тысячи, то теперь пришло время создать организацию, аппарат, который, если понадобится, сможет уничтожать десятками тысяч. У нас нет времени, нет возможности выискивать действительных, активных наших врагов. Мы вынуждены стать на путь уничтожения, уничтожения физического, всех классов, всех групп населения, из которых могут вый­ти возможные враги нашей власти». Есенин для этого злодея был слишком русский, как никто другой, он мешал ему. И разве мог он простить поэту «Страну негодяев»?
   Статью Эдуарда Хлысталова «Тайна гостиницы “Англетер”» я прочла в журнале «Москва» 30 лет назад. Тогда я впервые получила твердое подтверждение своим догадкам о клевете, возводимой на Сергея Есенина. Писал человек, всю жизнь занимающийся расследованием уголовных дел, следователь по особым делам МВД, заслуженный работник милиции, полковник. И в каждой строчке чувствовались его любовь к поэту и боль за него. Выйдя на пенсию Э. Хлысталов «решил написать очерк о последних днях жизни Есенина. Опыт работы с архивными документами у меня большой, поэтому я легкомысленно посчитал, что напишу рукопись за два-три месяца. Когда же прикоснулся к материалам, все оказалось сложнее и запутаннее. После смерти поэта его имущество, рукописи, записные книжки оказались ненужными власти. Не принял нужных мер к сохранению памяти Есенина и Союз писателей. Все его имущество попало в частные и недостаточно добросовестные руки, не сумевшие сберечь наше национальное богатство». Но что-то еще осталось в архивах, и автор начал расследование, которое длилось не один год. В руки ему попались две посмертные фотографии поэта. На одной снят Есенин, только что вынутый из петли. «И сколько я ни всматривался в фотокарточку, признаков наступления смерти от удушения не видел». И дальше Хлысталов описывает те страшные следы на голове и теле поэта, о которых говорили перечисленные выше авторы. Э. Хлысталов опровергает версию о том, что «он сначала разрезал вены, намереваясь таким образом покончить с собой, но после решил повеситься – “характера не хватило”… Но чтобы сделать это, он должен был искать веревку, привязывать ее и тому подобное. А мог ли он с порезанной веной (и мускулами) двигать этой рукой? Мог ли при такой потере крови передвигаться, подыматься на стул, стол, тумбу? Мог ли он, будучи среднего роста, дотянуться до трубы, к которой якобы была привязана веревка? Возникли у меня и другие вопросы. Веревка была привязана к вертикальной трубе водяного отопления. Почему она не съехала вниз?» Не ставили такие вопросы после смерти Есенина ни Троцкий, ни Бухарин, ни Луначарский: поставили штамп «самоубийца», вот и все расследование. Не стоят эти вопросы и перед есениноведами Шубниковой-Гусевой, перед Комитетом по расследованию – О.Л. Прокушевым.
   
   
   «В маленькой мертвецкой у окна Золотая голова на плахе: Полоса на шее не видна – Только кровь чернеет на рубахе…» Почему у покойного поэта не видна триангуляционная борозда? Все исследователи задают такой вопрос. Только у «матросов с корабля» мировой литературы нет таких трудных вопросов. У них другие вопросы, и другую цель они поставили – помешать очищению от клеветы имени Сергея Есенина, научно помешать. «Изучая архивные материалы, я обнаружил любопытную закономерность. Пострадавшие от Есенина люди приходили в ближайшее отделение милиции, требовали привлечения его к уголовной ответственности, проявляя юридическую подготовку. Они называли статьи уголовного кодекса, по которым следовало поэта судить. Как правило, инцидент начинался с пустяка, затем появлялся милиционер, который почему-то из всех присутствующих хватал Есенина. На помощь стражу порядка приходили оказавшиеся поблизости дворники, скручивали ему руки или связывали и тащили в отделение милиции. Потом в деле появлялись рапорты представителей власти об угрозах со стороны поэта, об оскорблении им рабоче-крестьянской милиции, призывах к погромным действиям и тому подобное» Еще тогда, 30 лет назад, напоминал Эдуард Хлысталов: «Несмотря на временную дистанцию, можно было бы и сейчас провести следственный эксперимент. Но кому-то в Ленинграде пришла в голову сумасбродная мысль снести здание бывшей гостиницы “Англетер”. Вопреки мнению жителей средь бела дня власти стерли с лица земли это историческое здание… Почему за прошедшие 64 года (а теперь уже 94) официальные власти не высказали своего отношения к трагической гибели Есенина, предоставив сделать это частным лицам?» Невозможно отдельными цитатами выразить то важное и уже предельно насущное, о чем писал тогда уважаемый Э. Хлысталов. Его надо полностью прочесть в журнале «Москва», № 7, 1989 г.
   Как ни пытались очернить Есенина, какую только клевету на него ни возводили, но в народе сохранился его светлый и трагический образ, люди читают его стихи, они так легко запоминаются, поют песни на эти стихи. Писатель Роман Ключник пишет: «Правда в этой трагической истории очень важна, особенно русским. Ведь одна ситуация когда упорно лживо объясняют, что великий русский поэт С. Есенин якобы сломался, разочаровался в жизни, спился, разложился и совершил большой грех – самоубийство. И при этом русским молча тыкают: вот видите, каков ваш гений, «герой», лучший из вас… – пьяница и дебошир, как и вы, и самоубийца. Это попытка ложью дискредитировать и С. Есенина, и русский народ. И совсем по-другому выглядит правдивая картина: великий поэт Сергей Есенин был не только патриотом, но и идеологическим борцом (как мы убедились из его стихов), он был храбрым отчаянным одиноким воином – и за это захватчики России его убили. Он погиб в борьбе за свой горячо любимый народ, за свою Отчизну. Он был настоящим героем, силой своего слова и таланта смело сражавшимся на информационно-идеологическом поле с врагом, с захватчиками» (газета «Минуты века», 2017).
   

Т.В. ГОЛОВКИНА




  Copyright ©2001 "Русский Вестник"
E-mail: rusvest@rv.ru   
Error: Cache dir: Permission denied!

Rambler's Top100 TopList Rambler's Top100
Посадка и уход за садом и огородом

технический дизайн ALBION