31.10.2019: КТО РАЗРУШАЛ МОЮ ДЕРЖАВУ?
   
   
   
   
   Наша многовековая история – это история великих достижений, открытий и побед. Вместе с тем наш народ, привыкший жить по совести и справедливости для созидания и добра, периодически доводится до смутных времен, переворотов, перестроек и даже гражданских войн, которые не характерны для русской православной души.
   К сожалению, мы и по сей день не даем оценки с государственной точки зрения многим явлениям и личностям, ведущим народ к самоуничтожению. В школах возносили и возносим государственных преступников и смутьянов, тех, кто вносил бациллы разложения в народный организм, доводя его до переворотов и перестроек.
   В марте 1988 года, находясь в составе советских войск в Афганистане, я получил приказ министра обороны СССР о зачислении меня кандидатом для учебы в Академии Генерального штаба и принял эту весть с благодарностью, осталось выжить до мая, а там – отпуск, а там – академия. Но истина «Мужик предполагает, а Бог располагает» была и остается незыблемой. Тут же я был приглашен в Москву, где получил предложение о работе в Отделе административных органов ЦК КПСС. После бесед в ЦК КПСС с А.Н. Сошниковым и Н.И. Шлягой я вернулся в Афганистан и продолжил службу в прежнем режиме, выезжая и вылетая в гарнизоны, участвуя в боевых действиях.
   15 апреля я получил команду прибыть в Москву и 18 апреля представился руководителю Отдела административных органов ЦК КПСС Лукьянову Анатолию Ивановичу, который в ходе беседы интересовался условиями, в которых выполняют боевые задачи части ограниченного контингента ВС СССР в Афганистане, настроениями личного состава, возможными перспективами развития событий. В меру компетентности и собственных наб­людений и размышлений я старался объективно доложить ситуацию, в том числе соображения по вопросу предстоящего вывода войск. Признаться у меня не было сомнений, что после нашего ухода, если не поддержать действующего президента страны, к власти в Афганистане придут антисоветские, проамериканские силы. А люди, имевшие дело с нами, будут ими репрессированы или уничтожены. Обо всем этом я доложил Анатолию Ивановича и руководству отдела.
   До сих пор с позиций геополитического и государственного интереса страны и стратегической целесообразности наших действий в регионе я считаю, что горбачевские односторонние уступки нашему главному противнику – США и решение о поспешном выводе войск из Афганистана не только предали его руководство и людей верных Советскому Союзу, но и повергли эту многострадальную страну и ряд других стран Ближнего Востока в кровавую пучину, которая не прекратилась и по сей день. Лично мне всегда будет стыдно за действия наших горе-политиков, из-за которых пострадали и были убиты наши афганские товарищи, работавшие и воевавшие вместе с нами за светлое будущее своей страны.
   
   
   Продолжившие эту предательскую политику Б.Н. Ельцин и его министр иностранных дел А. Козырев встали на путь прямой поддержки американских инициатив и проамериканских сил в Афганистане, прекратили всякую экономическую и политическую поддержку просоветских сил страны, но даже в этих условиях тогдашняя власть продержалась три года. Уверен, что если бы не такое предательство, то пророссийская власть в Афганистане была бы и по сей день и в таком варианте миру не пришлась бы пережить трагичные и кровавые события в Ираке, Ливии, Египте, Сирии и др. странах, а также цепь проамериканских «цветных псевдореволюций».
   Несмотря на стремление Горбачева и Шеварднадзе провести вывод советских войск из Афганистана по варианту американского бегства из Вьетнама, он прошел организованно и практически без потерь.
   Ныне известно, что по инициативе Шеварднадзе в период вывода наших войск по боевым отрядам Ахмад Шаха Масуда с территории Советского Союза был нанесен воздушный удар. Никакой целесообразности в таком ударе не было, но он мог спровоцировать ответную реакцию и большие потери советских солдат. Однако афганский полевой командир оказался мудрее продажного партократа и сдержал данное ранее слово о неприменении боевых ударов по советским войскам в период их выхода.
    Закончилась война, в которой, несмотря на то что практически 70% стотысячной группировки постоянно находились на охра­не коммуникаций и сооружений, оставшаяся часть героически выполняла все боевые задачи. И непонятно, по чьей воле и в угоду кому по сей день не изменена политическая оценка тех событий, данная демократами.
   Задачи военного покорения Афганистана 40-й армии никто не ставил, а попытки отдельных злопыхателей приписать армии какие-то поражения надо переадресовывать бездарным политикам-перестроечникам, заказчикам такой информации, планирующим очередную смуту в стране.
   Приступив к работе в Москве, я активно вживался в рабочий ритм коллектива отдела. Тут, помимо курирования вопросов военного строительства и кадровой политики в ряде округов и групп войск западного направления, мне была поручена работа с участниками боевых действий, коллективами ряда печатных изданий Воениздата. Признаться для меня это было непросто: сказывались иной уровень и стиль работы с людьми, специфика изучения положения дел в войсках, работы с посетителями, письмами и жалобами с мест. Помогала обстановка доброжелательности и поддержки опытных работников отдела: Н.И. Шляги, И.П. Потапова, Н.А. Ботарчука, В.С. Навознова и других. Отдел объединял группы специалистов, курирующих все силовые структуры и гражданскую авиацию: тут, без прикрас, были собраны преданные родине высококлассные профессионалы и патриоты, у каждого из которых было чему поучиться.
   По долгу службы практически ежемесячно приходилось работать в войсках и на оборонных предприятиях. Командировки в Группу Советских войск в Германии, Северную Группу войск, в Белорусский, Ленинградский, Прибалтийский, Туркестанский, Закавказский и другие военные округа позволяли участвовать в основных мероприятиях войск, изучать кадры командного и политического состава, их профессионализм, умение в современных условиях поддерживать высокий уровень боеготовности войск и воинской дисциплины.
   Следует отметить, что работа в региональных и войсковых партийных организациях была непростой составляющей общей работы, и прежде всего из-за неясности курса руководства партии по основным вопросам внешней и внутренней политики. Это сейчас мы знаем, чего на самом деле хотели холуи дяди Сэма, а тогда за обильным словоблудием о перестройке и новом политическом мышлении тяжело и страшно было подумать об истинных целях прорабов перестройки. Хотя чем дальше от Москвы, тем откровеннее люди высказывали подозрения о предательстве партийной верхушкой государственных интересов страны и всего социалистического лагеря. Например, руководство Германской Демократической Республики и особенно руководители ее силовых структур при визите делегации нашего отдела в Берлин откровенно высказывали мнение о том, что итогом перестройки станет уничтожение ГДР и Варшавского договора со всеми вытекающими последствиями. Они также опасались и за судьбу СССР. Не знаю, доложил ли об этом Горбачеву руководитель делегации А.С. Павлов, но тогда уже было ясно, куда «пошел процесс». Сегодня известно, что о международных последствиях перестройки Горбачева предупреждали и Хонеккер, и партийное руководство ряда республик СССР.
    Вернувшись из командировки, я поделился информацией с товарищем, который не только не удивился этому, но и показал мне аналитическую записку Горбачеву об обстановке в прибалтийских республиках, которую подготовили несколько заинтересованных министерств и ведомств еще год тому назад. В записке давалась всесторонняя и ясная картина развития событий в Прибалтике по сценарию ЦРУ, от подготовки антисоветских кадров их методического, информационного, финансового и боевого обеспечения до поэтапного плана действий по выходу из Советского Союза. Резолюция руководителя страны «Согласен», без всяких поручений, впоследствии показала, с чем он не только согласен, но и совместно с Шеварднадзе и Яковлевым в чем лично активно участвовал. Полная свобода действий националистических «народных фронтов», «Саюдиса» и других объединений, наглая неприкрытая работа десятков сотрудников ЦРУ и их агентов позволили в 1990 году принять Декларацию о независимости в Литве, Латвии и Эстонии. Такая же работа проводилась во всех национальных образованиях Советского Союза. Так, бывший президент Чеченской Республики (ЧР) генерал Д.М. Дудаев рассказывал, что Горбачев лично трижды его уговаривал на пост президента ЧР и такую же работу вел с рядом лиц автономных республик России. Политику раскола России по нотам и при прямой поддержке ЦРУ активно продолжили бездарные политики-разрушители: Ельцин, Козырев, Старовой­това, Сахаров, Бонэр, Бакатин и др.
   Представляю, каких титанических усилий потребовалось В.В. Путину и его единомышленникам, чтобы остановить раскрученный ельциноидами механизм суверенизации, ведущей к неизбежному развалу России.
   В России испокон веков все зависит от первого лица, и хорошо, когда это лицо типа Екатерины Великой, Ивана Грозного или Сталина, тогда создаются условия для созидания и развития, тогда основной созидатель и государственник – русский народ – встает во всей красе и могуществе, тогда все народы страны в созидательном порыве живут в единстве и взаимопонимании. Когда же к власти прорываются или приводятся годуновы, керенские, хрущевы, горбачевы, ельцины и им подобные, страну преследуют смутные времена и все возможные и невозможные катаклизмы. Что полезного для страны сделал Горбачев? Каким даром обладал, кроме дара словоблудия и провозглашения завиральных инициатив? Какое из начинаний довел до реализации и завершения? На эти вопросы ответить очень сложно, но зато талант понравиться угодничеством начальнику и умение вручить нужным людям конвертик, как правило, сочетающийся с неуважением к подчиненным и людям вообще, были в наличии. Вот это душевное холуйство и необузданное стремление к власти и были основными поплавками краснобайствующей посредственности. Как известно, душевное холуйство не пропадает, а перерастает при определенных обстоятельствах в духовную и политическую проституцию, что и состоялось: Горби, практически ради лукавого международного восхваления и благосклонности сильных мира сего Буша, Тэтчер и Коля, продался сам и предал все, что достигалось талантом, самопожертвованием, кровью и потом великого народа. Слишком много того, что делалось «генеральным секретарем» Горбачевым, делалось вопреки здравому смыслу и национальным интересам страны и потому привело к развалу партии и державы. Плоды этой деятельности сказались во всех сферах государственной машины и жизнеустройства общества. Ни одна война не нанесла такого ущерба стране и народу, как горбачевско-ельцинские перестроечные реформы.
   

Леонид ПЕТУХОВ,
   генерал-майор в отставке,
   член оргкомитета по подготовке
   международной общественной конференции
   «Память народа священна»


   



  Copyright ©2001 "Русский Вестник"
E-mail: rusvest@rv.ru   
Error: Cache dir: Permission denied!

Rambler's Top100 TopList Rambler's Top100
Посадка и уход за садом и огородом

технический дизайн ALBION