29.11.2019: ИВАН ГРОЗНЫЙ ВОЗВРАЩАЕТСЯ В АЛЕКСАНДРОВСКУЮ СЛОБОДУ
   
   
   Страсти вокруг памятника Ивану Грозному в Александрове после его демонтажа в апреле 2017 года не утихали все это время. Проходили общественные слушания и дебаты, в редакцию «Русского Вестника» неоднократно обращались с вопросом о том, когда монумент, нашедший временное пристанище перед зданием Российского военно-исторического общества в Москве, наконец, займет предназначенное ему место напротив бывшей резиденции Русского царя. Для уточнения всех вопросов «Русский Вестник» обратился непосредственно к автору и создателю памятника – скульптору, графику и живописцу, члену Союза художников России, Москвы и Международного художественного фонда Василию Селиванову.
   
   – Василий Николаевич, какова ситуация с памятником на данный момент?
   – Летом 2019 года по решению Александровской администрации было запущенно электронное голосование всех желающих, где были представлены пять вариантов памятников и мой проект победил с большим отрывом – 45% голосов. Второе занял другой скульптор – с 16%. Владимирское ВГТРК сначала дало неверную информацию, но на следующий день они связались со мной, и я в прямом эфире поблагодарил администрацию Александровского района Владимирской области за мудрость, проявленное самообладание и честность в подсчитывании голосов.
   21 ноября по решению фонда «Русский витязь», согласованному с Военно-историческим обществом, где памятник находился на ответственном хранении в Петроверигском переулке, он был демонтирован и отправлен на реставрацию на литейный завод: был спилен крест с шапки Мономаха, поцарапана спина и была попытка повредить палец. Поскольку памятник рассчитан на постамент высотой 2,8 м, который находится в Александрове, туда так просто не допрыгнешь, а здесь он стоял практически на земле, и с ним можно было делать все, что угодно. Поэтому мы его демонтировали, а я еду на завод для проведения реставрационных работ: отреставрирую, отполирую, законсервирую специальным воском и заверну до монтажных работ, которые начнутся в первых числах декабря. Нами получено письменное постановление Совета народных депутатов Александровского района о решении установить памятник до конца этого года. Открытие запланировано на 7 декабря 2019 года в 12:00.
   
   – Те акты вандализма – бессознательные действия или осознанные провокации?
   – Были намеренные провокации – они были опубликованы – с людьми в балаклавах, с плакатами. Они пытались как-то глумиться, издеваться над памятником, но это пресекалось охраной военно-исторического общества. К чести российских граждан я должен сказать, что неоднократно наблюдал, как неизвестные мне люди разного возраста возлагали к памятнику цвету. Когда ко мне приезжала австралийская журналистка, которая делала большую передачу для радио Брисбена, она была удивлена, когда пожилой человек подошел и погладил Ивана Грозного по руке. Она спросила: «Чем он вам так нравится, что он сделал хорошего?» И тот ответил: «Он же наш царь, он великий русский государь».
   
   – Когда мы беседовали в первый раз, в преддверии установки памятника, я запомнил Василия Селиванова, как уже состоявшегося и успешного, говоря современным языком, скульптора, известного в России и далеко за ее пределами, с широким спектром работ и с еще большим размахом замыслов. Потом мы писали о начавшихся трудностях со студией на Новослободской, и вот теперь мы встречаемся в другой студии, и, кажется, в последнее время Вас преследует череда негативных ситуаций. Можно ли усматривать в этом закономерность?
   – Я бы так сказал: после демонтажа памятника Ивану Грозному надо мной сгустились тучи, и те люди, которые до этого «боялись» моего отца, народного художника России Н.А. Селиванова, или меня, поняли, что можно все. В свою очередь, думаю, они стали копать в направлении исключения меня из деятельного круга творческого передового звена, потому что именно я занимаюсь в православном искусстве новым подходом к иконографии, к каноническим образам святых, а не тиражированием из В.И. Ленина или Ф.Э. Дзержинского путем переделывания им бородок и вкладывания им в руки крестов вместо кепочек. У меня другая доктрина: я исхожу из глубины самого символа иконографии, я беру за основу принцип XV–XVII вв. – время русской духовной живописи, и опираюсь на нее. Следствием моей борьбы за Ивана Грозного и связанного с ним, ее неотъемлемой частью стала попытка лишить меня творческого пространства.
   Так, моему отцу к 90-летнему юбилею прислали бумажку, в которой без объяснения причин говорится, что разрывается договор с Московским союзом художников на мастерскую. Мы выехали оттуда в месячный срок, как было указано, и сейчас эта мастерская пустует. То самое здание стоит с работающим отоплением и светом, но в нем никто не работает, в нем нет ни одного стула, ни одного станка, ни одного предмета – оно никому не нужно, и никто им не занимается. В то же время есть информация от моих друзей, что кто-то из высокопоставленных чиновников имеет свои виды на это здание, и в 2016 году был изменен кадастр данного здания с творческой мастерской на коммерческое строительство.
   Сейчас мы находимся в хорошей мастерской – более 200 метров возле Третьего транспортного кольца, но она дана мне примерно на полгода. Здесь можно работать, я тружусь – и слава Богу!
   
   – Таким образом, Вас, на тот момент творца с таким багажом идей и блестящих перспектив, активно пытаются загнать...
   – Да, пытаются загнать в угол. Тем не менее сейчас открыта моя выставка в городе Пьетрасанте; четыре мои скульптуры выставлены в Гостином дворе; мои работы выставлены в Галерее Елены Громовой. Мои работы продолжают приобретать, мне продолжают приходить заказы и из России, и из-за рубежа. То есть я не подавлен. Наоборот, это придает мне уверенности и твердости в правильности моего выбора, потому что я вижу тех людей, кто мне противостоит, я знаю, что за этим стоит: какие финансовые, религиозные или моральные интересы – и я делаю выбор в пользу Ивана Грозного, в пользу русского искусства.
   
   – Этот круг лиц, о которых Вы говорите, объединяют именно финансовые или идеологические интересы?
   – Больше идеологические. В основном это идеология так называемого тотального либерализма. Все, что связано с Иваном Грозным, они воспринимают как попытку наведения порядка в стране. Чего, собственно, стране и не хватает, когда она раздербанивается отдельными личностями и в ней нет самого главного – нет сплочения нации. А нация может сплотиться только в едином порыве – религиозном, трудовом или культурном. Так, в Японии только сам император мог объявить народу о капитуляции, поскольку каждый солдат был готов умереть за императора, но после капитуляции резко началась модернизация государства. И начала Япония с изобразительного искусства, послав своих молодых людей учиться во все страны мира: в Англию, Францию, Америку, Италию, Германию и т.д. Это были студенты-архитекторы, дизайнеры техники, мебели, одежды. Японцам было запрещено воевать, но они поняли, что не войной, но культурой после поражения можно догнать мир. И они сделали это в ближайшие 30 лет, выведя страну к 1980 году на очень высокий интеллектуальный, индустриальный, культурный уровень. Сегодня такую мирную экспансию пытается повторить Китай.
   
   – А мы при таком гигантском культурном багаже не можем?
   – У нас не хватает сплочения нации, а культурный багаж пытаются всячески затереть, замылить, спрятать в запасники и не говорить об этом. О реальных культурных событиях в России, о создаваемых русскими художниками уникальных образах храмов, монастырей, икон, отдельных памятников молчат. Когда вспоминают, что до Ивана Грозного у меня был Святослав, возникает вопрос: Селиванов – державник?
   
   – Так образы Святослава или Ивана Грозного сегодня могу объединить нацию или можно свидетельствовать раскол?
   – Тема раскола абсолютно надуманная. Смысл памятника состоит в его слове – это память. Был такой первый Царь всея Руси – Иван Васильевич Грозный. Я не адвокат, я не собираюсь защищать или клеветать на Ивана Грозного. Я лишь делаю тот сложный, интересный собирательный образ великого русского государя, каким он был.
   
   

Беседовал Филипп ЛЕБЕДЬ


   
   



  Copyright ©2001 "Русский Вестник"
E-mail: rusvest@rv.ru   
Error: Cache dir: Permission denied!

Rambler's Top100 TopList Rambler's Top100
Посадка и уход за садом и огородом

технический дизайн ALBION