13.03.2019:  ПЕРЕДЕЛ СТОЛИЦ: СТРАТЕГИЧЕСКАЯ РУСОФОБИЯ ХРУЩЕВА
   
    19 февраля исполнилось 65 лет со времени перевода Крымской области РСФСР в состав Украины по решению Хрущева. А более масштабные политико­географические – точнее, русофобские проекты Никита Сергеевич решил продвигать посредством наиболее стратегического решения, точнее, проекта 1959 года – переноса советской столицы в Киев. По ряду данных, эту свою идею Хрущев обговаривал в начале 60­х годов прежде всего с тогдашним главой компартии Украины (1963–1972) П. Шелестом и командующим (1960–1965) Киевским военным округом генералом армии П. Кошевым. Они всецело одобряли такие планы.
   В их обоснование Никита Сергеевич напоминал о Киеве как о «матери городов русских», сетуя на северное местоположение Москвы, ее тяжелый климат. Вдобавок он считал, что самые крупные города не обязательно должны быть национальными столицами, апеллируя вместе со своими приближенными к аналогиям: Нью­Йорк – Вашингтон, Мельбурн – Канберра, Монреаль – Оттава, Кейптаун – Претория, Карачи – Исламабад.
   Проект единогласно одобрили все украинские обкомы согласно проведенному в Украинской ССР (1962 г.) закрытому опросу. Затем он, тоже закрытого типа, планировался в других союзных республиках. Впрочем, по имеющимся данным предварительную, но негативную оценку этого проекта высказало руководство Казахстана, едва не лишившегося почти половины своей территории в первой половине 1960-­х годов (https://topwar.ru/153835­dejanija­nikity­chudotvorca­chast­1­hruschev­i­kazahstan.html), РСФСР, Азербайджана, Туркменистана, Таджикистана, Молдавии. В последней опасались, что Украина в этом случае трансформирует Молдавскую ССР в украинскую автономию, как это было с Приднестровской Молдавией в 20–30­-х годах.
   В свою очередь, в Средней Азии и Азербайджане посчитали, что эти регионы лишатся всевозрастающих дотаций из Москвы, если союзную столицу переведут в Киев. Вдобавок в Баку опасались и того, что в этом случае Центром может проводиться «проармянская» или, по крайней мере, равноудаленная политика относительно взаимоотношений Баку и Еревана, ибо как отмечал Карен Демирчян (1932–1999), глава ЦК компартии Армении в 70­-х – середине 80-­х, глава парламента Армении в 1999 г.: «Армения в советский период, особенно с начала 60-­х, была на вторых ролях в социально­экономической политике Москвы в Южном Закавказье».
   Зато руководители республик Прибалтики и Грузии предварительно одобрили «киевскую» идею Хрущева. Смена же Москвы на Киев расценивалась ими, по сути, с позиций русо­ и советофобии: как прекращение «и опостылевшего» московского диктата, и периодически проводимой русификации местных руководящих кадров, особенно низшего и среднего звеньев тамошней партгосноменклатуры.
   К тому же расширение автономии Грузии и ее ускоренное социально­экономическое развитие с конца 50­-х до начала 60-­х было призвано также «компенсировать» уязвление национально­политического достоинства советских грузин, да и руководства советской Грузии в связи дискредитацией Сталина и надругательства над его прахом. Ибо небезызвестные события в Тбилиси и Гори вскоре после ХХ съезда КПСС показали, что местный «протестный «просталинизм» уже смыкается с националистическим подпольем в Грузии и с грузинской антисоветской эмиграцией.
   Поскольку Москва сдерживала планы Алма­Аты и Ташкента, «обострившиеся» после Сталина, по разделу территории Киргизии между Казахстаном и Узбекистаном. А киргизские власти считали, что этот раздел наверняка удастся, если союзной столицей станет Киев, поскольку «править бал» там наверняка станут адепты перекройки внутрисоюзных границ. И ведь тогда же Хрущев лоббировал, напомним, отсечение от Казахстана ряда регионов, что наверняка потребовало бы территориальных компенсаций для него, то есть за счет части Киргизии.
   Закономерно у Алексея Аджубея возник вопрос: «Что произошло бы, исполни Хрущев свое намерение перевести столицу страны из Москвы в Киев? А он не единожды возвращался к этой теме».
   Но руководящая партгосноменклатура страны, издавна сосредоточенная в Москве, вовсе не стремилась к переезду куда­либо. Потому, с учетом еще и упомянутых позиций республиканских властей, сей план удалось спустить на тормозах. А ведь он впрямую угрожал распадом страны, ибо власти многих союзных республик, повторим, не были склонны поддержать замену Москвы Киевом в статусе общесоюзной столицы. Хрущев и хрущевцы не могли не знать об этих разногласиях, но все равно пытались навязать Советскому Союзу смену столиц и, соответственно, его распад…
   Кстати, характерная деталь из воспоминаний полковника в отставке, доктора педагогических наук Мусы Гайсина: «Однажды я стал невольным свидетелем разговора Хрущева с Жуковым в 1945­м. Никита Сергеевич сказал: “Более правильно мою фамилию было бы писать не через “ё”, а как в украинском языке – через “о”. Я говорил об этом Иосифу Виссарионовичу, но он запретил это сделать”».
   
   

А. ЧИЧКИН




  Copyright ©2001 "Русский Вестник"
E-mail: rusvest@rv.ru   
Error: Cache dir: Permission denied!

Rambler's Top100 TopList Rambler's Top100
Посадка и уход за садом и огородом

технический дизайн ALBION