23.01.2020: МОСКОВСКИЕ «СЕЗОНЫ» ГЕРМАНИИ...
   
   
   
   
   
   Сверхсрочные переговоры германского канцлера А. Меркель, бывшего активиста комсомола ГДР, и президента РФ В. Путина, состоявшиеся на днях в Москве, официальными соглашениями не завершились. Однако Москва заручилась политической поддержкой Берлина насчет газопровода «Северный поток – 2», умиротворения многолетнего конфликта в бывшей Ливии, возобновления диалога Запада с Ираном. Словом, Германия возвращает себе роль «арбитра» во многих геополитических и мирохозяйственных вопросах. Разумеется, с использованием растущей зависимости РФ от увеличения экспорта газа в европейское зарубежье.
   С этим газопроводом вообще, мягко говоря, парадокс. Основную, т.е. морскую его часть, строила иностранная корпорация, но в канун московских переговоров она вышла из проекта ввиду американских санкций. Оказывается, в РФ уже которое десятилетие нет собственных полномасштабных технологий в этой сфере, и потому заявлено на переговорах с Меркель, что газопровод будет построен с опозданием.
    Впрочем, еще в 70-х – начале 80-х экспортные газопроводы из СССР в Европу строились на «западные» деньги и почти исключительно на основе поставок труб и смежного оборудования из ФРГ, США, Австрии, Италии, даже из Западного Берлина. Точнее, уже тогда профильные советские отрасли, особенно в РСФСР, были законсервированы во имя «партнерства» с Западом.
    Против такой политики Москвы возражали ГДР, Польша, Румыния; такую политику весьма резко критиковали КНР, Албания, многие компартии развивающихся и капстран. Но аргументы оппонентов вполне резонные Москва игнорировала.
    С тех пор зависимость страны от нефтегазового экспорта достигла рекордных пределов: реальная доля «нефтегазовых» долларов в наполнении госбюджета РФ не ниже 60%. А с решающей долей Германии в импорте российских газа и нефти неудивительна важнейшая роль Берлина во внешней политике Москвы.
   Правда, поныне нет официальных гарантий, что новая газоэкспортная труба будет заполняться в полном объеме: с 2018 г. объемы инвалютных доходов от поставок российского газа (и экспортные цены) падают, в стагнации заполнение действующих экспортных трубопроводов из РФ. По большинству прогнозов, такая ситуация сохранится как минимум в ближайшие 3 года, а что будет дальше – не прогнозируется.
    Но для Москвы приоритетна прежде всего политическая поддержка Германией нового газопровода. Хотя он повысит и без того высокую «привязку» РФ к Германии и ее интересам – главной союзнице США в Европе. Точнее, Вашингтон и Берлин умело разыгрывают с начала 70-х сценарий «кнута и пряника» в отношении СССР – Российская Федерация, пользуясь растущей экспортно-сырьевой зависимостью Москвы от Запада. Германии здесь по-прежнему отведена роль «пряника» или «доброго следователя» в отличие от США, прессингующих газовый экспорт из России. Российская же сторона по упомянутым причинам вынуждена «играть» по такому сценарию?..
   Что же касается Ливии, здесь усиливается борьба за ее колоссальные нефтегазовые ресурсы, в том числе морские, бесхозные со времени убийства Муаммара Каддафи (2012 г.). Если Запад заинтересован в них для сдерживания роста цен на нефть, то российский бизнес – в дальнейшем повышении этих цен. Турция же, импортер нефти и газа, издавна хочет «запастись», тоже бесплатно, хотя бы частью этих ресурсов. Вероятно, срабатывает и турецкая ностальгия по Ливии: турецкой колонии до 1912 года включительно (затем итальянской до середины 40-х).
    Напомним в этой связи, что именно в Берлине в 1885 году был официально оформлен раздел Африки между европейскими державами, включая Германию. Слово же Берлина в этом разделе было решающим. Ту же роль Германия осваивает сегодня.
    А в целом кому платить в Ливии, фактически распавшейся, за ее нефть и газ? Как в фильме «Белое солнце пустыни» (1969), когда главарь басмачей Абдулла в ответ на вопрос «Немного ли товара взял, Абдулла? И все ведь без пошлины» вполне резонно уточняет: «А кому же платить? Таможни нет, все разбежались».
    Напомним, что при М. Каддафи еще в начале 70-х были национализированы эти ресурсы и их инфраструктура. Каддафи, в отличие от прозападной ливийской монархии, не раздавал нефтегазовые (и другие сырьевые) концессии иностранцам, даже дружественным. Уже с середины 80-х Ливия стала наращивать производство и экспорт различных продуктов нефте- и газопереработки, причем на основе развития собственных трубопрокатной и смежных отраслей. То ли дело сегодня?..
   

А. ЧИЧКИН


   



  Copyright ©2001 "Русский Вестник"
E-mail: rusvest@rv.ru   
Error: Cache dir: Permission denied!

Rambler's Top100 TopList Rambler's Top100
Посадка и уход за садом и огородом

технический дизайн ALBION